международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Остановить агрессию — важно!
Навигация
главная
текст
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
– практика →
библиография
контракт
МЧП
принципы УНИДРУА
латынь
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
поиск
выборка
глоссарий
частотность
+ статистика
цитирование
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 44 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 97

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Эталонное толкование: комментарий Шлехтрима

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
добросовестность
извещение
Инкотермс 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
оферта
письменная форма
принципы
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

CISG.info 161 —
текст решения

Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ

По материалам решения от 04.06.2021, № М-143/2020

В этих абзацах упоминается Венская конвенция
(всего в тексте — 12 раз).

Клик по стрелке — переход к следующему фрагменту.

Адрес для цитирования: CISG.info/id/161 [копировать].

В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) поступило исковое заявление Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации (далее — Истец, Покупатель), к Компании, имеющей местонахождение на территории Словакии (далее — Ответчик, Продавец, совместно с Истцом — стороны), о взыскании денежных средств по Контракту (далее — Контракт) на поставку технического и технологического оборудования (далее — оборудование).

Из поступившего искового заявления следует, что между Покупателем и Продавцом был заключен Контракт на поставку оборудования для дальнейшего ввоза оборудования на территорию Российской Федерации.

Характеристики приобретаемого оборудования изложены в спецификации к Контракту.

Пунктом Контракта установлено, что предварительный платеж оплачивается Покупателем в установленный срок.

Согласно Контракту поставка оборудования производится согласно ИнкотермсПодробно о применении Инкотермс. 2010.

Истец указывает, что он своевременно вносил все предусмотренные условиями Контракта платежи.

Письмом Покупатель сообщил Продавцу о внесении всех необходимых авансовых платежей, а также попросил сообщить о точном сроке поставки оборудования и предоставить информацию для предстоящего таможенного оформления оборудования.

Таким образом, обязательства Покупателя исполнены в полном объеме.

Истец заявляет, что Продавец свои обязательства по поставке оборудования не исполнил, поставка не была им произведена ни в установленный срок, ни до настоящего времени.

Согласно пункту Контракта в случае, если Продавец допустит просрочку поставки оборудования, он обязан возвратить Покупателю ранее выплаченные авансы в срок, когда оборудование должно быть поставлено.

Согласно пункту Контракта в случае нарушения сроков возврата уплаченного аванса Ответчик уплачивает Истцу неустойку в установленном размере.

Письмом Ответчик предложил Истцу выбрать три варианта урегулирования спора, однако Ответчиком график возврата аванса так и не был направлен, а денежные средства не были возвращены.

Таким образом, досудебный порядок урегулирования спора между сторонами был исчерпан, и у Истца возникло право на обращение в суд за разрешением спора по существу.

Исковое заявление с приложенными материалами было направлено Ответчику при письме МКАС курьерской службой и было вручено Ответчику.

В установленные сроки каких-либо писем, заявлений или отзыва от Ответчика не поступало.

Письмом МКАС известил стороны о назначении слушания.

Ответчик своих представителей не направил.

Третейский суд по рассматриваемому делу был сформирован в составе трех арбитров.

После открытия слушания дела и в связи с отсутствием на слушании представителя Ответчика председатель коллегии отметил, что каких-либо заявлений или просьб об отложении рассмотрения дела от Ответчика не поступало.

На вопрос председателя коллегии о возможности проведения слушания дела в отсутствие Ответчика представители Истца заявили, что считают возможным проведение слушания дела.

Представитель Истца указал, что Контрактом предусмотрены два вида ответственности со стороны Ответчика — это неустойка за нарушение срока поставки оборудования и отдельная неустойка за просрочку в возврате авансовых платежей. Размер указанных неустоек приведен Истцом в расчетах в исковом заявлении.

Поскольку Ответчик суммы аванса не возвратил, Истец просит взыскать с Ответчика сумму авансов и сумму неустоек, как это указано в исковом заявлении.

Отвечая на вопрос коллегии арбитров, представитель Истца также заявил, что на дату заседания суда от Ответчика ничего не было получено: ни денежных средств, ни товара.

После перерыва председатель коллегии объявил о том, что, по мнению коллегии арбитров, все вопросы спорного дела достаточно выяснены, и третейский суд приступает к вынесению решения по делу, которое будет направлено сторонам в установленные Правилами арбитража сроки.

На этом заседание третейского суда было завершено.

Поскольку Ответчик не присутствовал на слушании дела, при разрешении вопроса о возможности проведения устного слушания дела в отсутствие представителей Ответчика третейский суд исходил из следующего.

Проверив материалы дела, третейский суд констатировал, что Секретариат МКАС в установленные сроки и надлежащим образом направлял Ответчику исковые материалы и другие процессуальные документы по делу, которые были получены Ответчиком.

Согласно п. 4 § 30 Правил арбитража международных коммерческих споров МКАС неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте устного слушания, не препятствует его проведению и вынесению арбитражного решения, если только неявившаяся сторона не заявила заблаговременно в письменной форме ходатайство об отложении устного слушания дела по причине, признанной третейским судом уважительной.

Ходатайств от Ответчика об отложении устного слушания дела в МКАС не поступало.

Представители Истца на заседании третейского суда заявили, что Истец считает возможным проведение устного слушания дела, несмотря на отсутствие представителей Ответчика.

Учитывая изложенное и основываясь на материалах дела, нормах применимого права и Правилах арбитража, с учетом мнения Истца, третейский суд пришел к выводу о возможности проведения слушания дела в отсутствие представителей Ответчика и вынесения решения по спору, основываясь на пояснениях представителей Истца и представленных в дело письменных материалах.

МОТИВЫ РЕШЕНИЯ

1. Применимые процессуальные нормы

Определяя процессуальные нормы, применимые при рассмотрении данного спора, третейский суд констатирует, что поскольку настоящее арбитражное разбирательство проходит на территории Российской Федерации, то применяется российское процессуальное законодательство, в частности Закон Российской Федерации от 07.07.1993 № 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже» в редакции Федерального закона от 29.12.2015 № 409 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона »О саморегулируемых организациях« в связи с принятием Федерального закона »Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации« (далее — Закон РФ »О международном коммерческом арбитраже") с приложенным к нему в качестве неотъемлемой составной части Положением о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — Положение о МКАС).

В пункте Контракта стороны согласовали, что все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего Контракта или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.

Согласно п. 4 § 1 Правил арбитража они применяются совместно с Положением об организационных основах деятельности Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, являющимся Приложением 1 к приказу ТПП РФ от 11.01.2017 № 6 (далее — Положение об организационных основах деятельности МКАС) и Положением об арбитражных расходах (Приложение 6 к приказу ТПП РФ от 11.01.2017 № 6) (далее — Положение об арбитражных расходах).

Исходя из изложенного третейский суд считает, что при решении процедурных вопросов по рассматриваемому делу подлежат применению Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже», Правила арбитража, Положение об организационных основах деятельности МКАС, а также Положение об арбитражных расходах.

2. Компетенция третейского суда

При решении вопроса о компетенции третейского суда рассматривать настоящий спор третейский суд руководствовался положениями п. 3 ст. 1 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», п. 4 Положения о МКАС, п. 1 § 2 Положения об организационных основах деятельности МКАС и п. 2 § 1 Правил арбитража, согласно которым в международный коммерческий арбитраж по соглашению сторон могут передаваться, в частности споры, возникающие из договорных и иных гражданско-правовых отношений при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной стороны находится за границей.

Рассматриваемый спор касается гражданско-правовых отношений, возникших из договора (контракта) купли-продажи, заключенного между сторонами, предприятие одной из которых находится за границей (предприятие Истца находится в России, предприятие Ответчика — в Словакии).

Третейский суд констатирует, что имеющаяся арбитражная оговорка соответствует установленным ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» требованиям к письменному соглашению сторон о передаче спора в арбитраж.

Истец в исковом заявлении в обоснование заявления иска в МКАС сослался на указанную арбитражную оговорку в Контракте.

Ответчик против рассмотрения данного спора в МКАС не возражал.

С учетом изложенного третейский суд на основании п. 3 ст. 1 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», а также п. 2 § 1 Правил арбитража приходит к выводу о наличии у него компетенции рассматривать данный спор.

3. Применимое право

В силу абз. 2 п. 1 ст. 1186 ГК РФ особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже».

Согласно п. 1 ст. 28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» и п. 1 § 23 Правил арбитража третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора.

Третейский суд отмечает, что стороны согласовали, что Контракт регулируется и толкуется в соответствии с Конвенцией ООН «О договорах международной купли-продажи товаров», принятой в Вене 11 апреля 1980 г. (далее — Венская конвенция).

Основываясь на указанных обстоятельствах и принимая во внимание, что Контракт между сторонами является договором международной купли-продажи товаров, третейский суд приходит к выводу, что при рассмотрении и разрешении спорного дела следует применять положения Венской конвенции, а в части, не урегулированной ее положениями, субсидиарно — нормы российского права, в частности нормы ГК РФ.

4. Рассмотрение исковых требований по существу спора

Рассмотрев исковые требования Истца о взыскании с Ответчика сумм невозвращенного аванса и неустоек за нарушение условий Контракта, а также заслушав представителей Истца на заседании третейского суда, третейский суд пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, между Покупателем и Продавцом был заключен Контракт на поставку оборудования для дальнейшего ввоза оборудования на территорию Российской Федерации.

Исследуя материалы дела, третейский суд установил, что обязательства Истца по уплате согласованных условиями Контракта авансовых сумм за подлежащее поставке оборудование были выполнены.

Таким образом, Истец перечислил на расчетный счет Ответчика согласованные суммы аванса.

Письмом Покупатель сообщил Продавцу о внесении всех необходимых авансовых платежей, а также попросил сообщить о точном сроке поставки оборудования и предоставить информацию для предстоящего таможенного оформления оборудования.

Как вытекает из обстоятельств дела, Продавец свои обязательства по поставке оборудования не исполнил, поставка не была им произведена ни в установленный срок, ни на дату искового заявления.

Истец направил Ответчику претензионное письмо и потребовал возврата полученного аванса, начисленных на дату письма сумм неустоек за просрочку в поставке оборудования и просрочку в возврате авансовых сумм.

Ответным письмом Ответчик предложил Истцу выбрать три варианта урегулирования спора, однако оборудование Продавцом поставлено не было, а обещанный Ответчиком график возврата аванса также не был направлен Истцу, и денежные средства возвращены не были.

Впоследствии Ответчик каких-либо возражений или отзыва на исковое заявление в третейский суд не представил, несмотря на направленное МКАС предложение сделать это.

С учетом изложенного третейский суд приходит к выводу о том, что Ответчик был обязан осуществить поставку оборудования в установленный срок, но не выполнил этого обязательства.

Пунктом 1 статьи 46Ст. 46. Право требовать исполнить договор, поставить товар взамен, произвести улучшение. Венской конвенции установлено, что покупатель может потребовать исполнения продавцом своих обязательств, если только покупатель не прибег к средству правовой защиты, несовместимому с таким требованием.

В соответствии с пп. «a» п. 1 ст. 49Ст. 49. Право покупателя расторгнуть договор. Венской конвенции покупатель может заявить о расторжении договора, если неисполнение продавцом любого из его обязательств по договору или Конвенции составляет существенное нарушение договора.

Статья 25Ст. 25. Существенное нарушение. Венской конвенции предусматривает, что нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.

Согласно ст. 26Ст. 26. Извещение о расторжении договора. Венской конвенции заявление о расторжении договора имеет силу лишь в том случае, если оно сделано другой стороне посредством извещения.

Как приведено выше, в материалах дела имеются доказательства того, что Истец осуществил в адрес Ответчика платежи. Ответчик этого не отрицает, а письмом прямо это подтверждает с предложением вариантов возврата, а также обещанием представить график такого возврата полученных им средств.

Третейский суд также отмечает, что Контрактом установлено, что в случае нарушения сроков поставки оборудования Продавец обязан возвратить Покупателю все денежные средства, уплаченные Покупателем в счет будущей поставки оборудования (авансовые платежи), в установленный срок.

Это договорное обязательство также не выполнено Ответчиком.

Рассматривая требование о выплате неустоек, третейский суд констатирует, что Ответчик нарушил условия Контракта о поставке оборудования.

Пунктом Контракта установлено, что в случае, если Продавец допустит просрочку поставки оборудования, он обязан возвратить Покупателю ранее выплаченные авансы в установленный срок.

Однако, как установлено третейским судом, Ответчик уклонился от возврата полученных авансовых платежей.

Рассмотрев правовые основания применения к Ответчику санкций в виде неустойки за просрочку возврата полученных авансовых сумм при непоставке оборудования, третейский суд пришел к следующим выводам.

Статьей 78Ст. 78. Проценты. Венской конвенции предусмотрено, что если сторона допустила просрочку в уплате цены или иной суммы, другая сторона имеет право на проценты с просроченной суммы без ущерба для любого требования о возмещении убытков, которые могут быть взысканы на основании статьи 74Ст. 74. Общие положения о размере возмещаемых убытков..

Требование Истца о взыскании неустойки не противоречит и п. 1 ст. 84Ст. 84. Проценты; доход — возращение полученного. Венской конвенции, где установлено, что если продавец обязан возвратить цену, он должен также уплатить проценты с нее, считая с даты уплаты цены.

Учитывая, что Венская конвенция не регулирует вопросы, касающиеся размера процентов (неустоек), третейский суд на основании п. 2 ст. 7Ст. 7. Толкование Конвенции. Венской конвенции признает подлежащими применению к рассматриваемому вопросу правил субсидиарного статута — материального права Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Пунктом 1 ст. 330 ГК РФ предусмотрено, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Согласно положениям ст. 331 ГК РФ соглашение о неустойке (штрафе) должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства.

Договорные условия об обязанности Продавца уплатить Покупателю неустойку за нарушение сроков возврата полученных авансовых сумм установлены в Контракте, как это приведено выше.

В связи с тем, что условие о неустойке содержится непосредственно в тексте анализируемого Контракта, требование о письменной форме соглашения о неустойке сторонами выполнено надлежащим образом.

Учитывая изложенное, третейский суд приходит к выводу, что требование Истца о взыскании с Ответчика неустойки является законным и обоснованным и подлежит удовлетворению в данном размере.

Рассматривая требование Истца о взыскании с Ответчика неустойки за просрочку в поставке оборудования, третейский суд приходит к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что Покупатель свои контрактные обязательства по поставке оборудования не исполнил, поставка не была им произведена.

При установлении правовых оснований применения к Ответчику санкций в виде неустойки за просрочку в поставке оборудования третейским судом установлено, что Венская конвенция не регулирует вопросы, касающиеся неустоек, и подлежащими применению к рассматриваемому вопросу, как вытекает из положений п. 2 ст. 7 Венской конвенции, являются правила субсидиарного статута — материального права Российской Федерации.

В соответствии со ст. 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Это обязательство Ответчика по Контракту не выполнено. Другого в материалах дела не имеется и Ответчиком не представлено.

В силу положений ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами (п. 1 ст. 310 ГК РФ).

Таким образом, условие о неустойке содержится непосредственно в тексте заключенного сторонами Контракта, требование о письменной форме соглашения о неустойке сторонами выполнено.

Из материалов дела следует, что Ответчик полностью не исполнил обязанность по поставке оборудования, основываясь на этом, Истец письмом потребовал возврата всех полученных Ответчиком авансовых сумм.

Данное требование Истца было признано и квалифицировано третейским судом как уведомление Истца о расторжении Контракта в связи с тем, что Истцом было заявлено о применении средства правовой защиты, которое несовместимо с продолжением действия Контракта.

Третейский суд отмечает, что данное требование не противоречит и нормам применимого права, в частности ст. 450.1 ГК РФ.

Учитывая изложенное, третейский суд приходит к выводу, что требование Истца о взыскании с Ответчика неустойки за просрочку в поставке оборудования является законным и обоснованным и подлежит удовлетворению в установленном судом размере.

5. О требовании взыскания сумм регистрационного и арбитражного сборов

Рассмотрев требование Истца о возмещении Ответчиком уплаченных Истцом сумм регистрационного и арбитражного сборов по иску, третейский суд установил, что Истцом в соответствии с § 2 и 5 Положения об арбитражных расходах уплачен регистрационный сбор.

Пунктом 1 § 8 Положения об арбитражных расходах установлено, что если стороны не договорились об ином, сборы возлагаются на сторону, против которой состоялось решение третейского суда.

Поскольку иной договоренности между сторонами установлено не было, а исковые требования Истца по настоящему делу удовлетворены в полном объеме, третейский суд пришел к выводу об обязанности Ответчика возместить расходы Истца на уплату регистрационного и арбитражного сборов по настоящему делу.

6. О требовании возмещения других расходов и издержек

В исковом заявлении каких-либо требований о взыскании с Ответчика в пользу Истца каких-либо других судебных расходов, понесенных по делу, Истцом не приведено.

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 31, 32 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», § 36, 37, 42 Правил арбитража, коллегия арбитров Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

РЕШИЛА:

Взыскать с Компании, имеющей местонахождение на территории Словакии, в пользу Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации, по Контракту:

  • сумму невозвращенного аванса;
  • неустойку за просрочку возврата аванса;
  • неустойку за просрочку по поставке оборудования;
  • расходы Истца на уплату регистрационного и арбитражного сборов по иску.

Настоящее решение составлено и подписано в трех экземплярах, один из которых предназначен для хранения в делах МКАС, один — для Истца и один — для Ответчика.

Ранее вы также смотрели...

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2024, политика конфедициальности