международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Остановить агрессию — важно!
Навигация
главная
– текст →
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
практика
библиография
контракт
МЧП
принципы УНИДРУА
латынь
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
поиск
выборка
глоссарий
частотность
+ статистика
цитирование
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 44 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 97

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
добросовестность
извещение
Инкотермс 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
оферта
письменная форма
принципы
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

Ст. 1.

Сфера применения

1 1)
Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:
This Convention applies to contracts of sale of goods between parties whose places of business are in different States:
Ця Конвенція застосовується до договорів купівлі-продажу товарів між сторонами, комерційні підприємства яких перебувають у різних державах:
Dieses Übereinkommen ist auf Kaufverträge über Waren zwischen Parteien anzuwenden, die ihre Niederlassung in verschiedenen Staaten haben,
Bu Antlaşma, işyerleri farklı devletlerde bulunan taraflar arasındaki mal satımı sözleşmelerine,
[1: 1] Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:
Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:
This Convention applies to contracts of sale of goods between parties whose places of business are in different States:
Ця Конвенція застосовується до договорів купівлі-продажу товарів між сторонами, комерційні підприємства яких перебувають у різних державах:
Dieses Übereinkommen ist auf Kaufverträge über Waren zwischen Parteien anzuwenden, die ihre Niederlassung in verschiedenen Staaten haben,
Bu Antlaşma, işyerleri farklı devletlerde bulunan taraflar arasındaki mal satımı sözleşmelerine,
[1: 1] Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:
2 a)
когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или
when the States are Contracting States; or
коли ці держави є Договірними державами; або
wenn diese Staaten Vertragsstaaten sind oder
bu devletlerin âkit devletlerden olması veya
[1: a] когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или
когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или
when the States are Contracting States; or
коли ці держави є Договірними державами; або
wenn diese Staaten Vertragsstaaten sind oder
bu devletlerin âkit devletlerden olması veya
[1: a] когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или
3 b)
когда, согласно нормам международного частного права, применимо право Договаривающегося государства.
when the rules of private international law lead to the application of the law of a Contracting State.
коли згідно з нормами міжнародного приватного права застосовано право Договірної держави.
wenn die Regeln des internationalen Privatrechts zur Anwendung des Rechts eines Vertragsstaats führen.
milletlerarası özel hukuk kurallarının âkit bir devletin hukukuna atıf yapması halinde uygulanır.
[1: b] когда нормы международного частного права требуют применения права Договаривающегося государства.
когда, согласно нормам международного частного права, применимо право Договаривающегося государства.
when the rules of private international law lead to the application of the law of a Contracting State.
коли згідно з нормами міжнародного приватного права застосовано право Договірної держави.
wenn die Regeln des internationalen Privatrechts zur Anwendung des Rechts eines Vertragsstaats führen.
milletlerarası özel hukuk kurallarının âkit bir devletin hukukuna atıf yapması halinde uygulanır.
[1: b] когда нормы международного частного права требуют применения права Договаривающегося государства.
4 2)
То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами.
The fact that the parties have their places of business in different States is to be disregarded whenever this fact does not appear either from the contract or from any dealings between, or from information disclosed by, the parties at any time before or at the conclusion of the contract.
Та обставина, що комерційні підприємства сторін розміщені в різних державах, не береться до уваги, якщо це не випливає ні з договору, ні з ділових відносин або обміну інформацією між сторонами, що мали місце до чи в момент його укладення.
Die Tatsache, daß die Parteien ihre Niederlassung in verschiedenen Staaten haben, wird nicht berücksichtigt, wenn sie sich nicht aus dem Vertrag, aus früheren Geschäftsbeziehungen oder aus Verhandlungen oder Auskünften ergibt, die vor oder bei Vertragsabschluss zwischen den Parteien geführt oder von ihnen erteilt worden sind.
Tarafların işyerlerinin ayrı devletlerde bulunması olgusu sözleşmeden veya sözleşmenin akdi sırasında veya öncesinde gerçekleşmiş olan görüşmelerden veya verilmiş olan bilgilerden anlaşılmadıkça dikkate alınmaz.
[1: 2] То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не должно приниматься во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из деловых отношений или обмена информацией между сторонами в любое время до или в момент заключения договора.
То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами.
The fact that the parties have their places of business in different States is to be disregarded whenever this fact does not appear either from the contract or from any dealings between, or from information disclosed by, the parties at any time before or at the conclusion of the contract.
Та обставина, що комерційні підприємства сторін розміщені в різних державах, не береться до уваги, якщо це не випливає ні з договору, ні з ділових відносин або обміну інформацією між сторонами, що мали місце до чи в момент його укладення.
Die Tatsache, daß die Parteien ihre Niederlassung in verschiedenen Staaten haben, wird nicht berücksichtigt, wenn sie sich nicht aus dem Vertrag, aus früheren Geschäftsbeziehungen oder aus Verhandlungen oder Auskünften ergibt, die vor oder bei Vertragsabschluss zwischen den Parteien geführt oder von ihnen erteilt worden sind.
Tarafların işyerlerinin ayrı devletlerde bulunması olgusu sözleşmeden veya sözleşmenin akdi sırasında veya öncesinde gerçekleşmiş olan görüşmelerden veya verilmiş olan bilgilerden anlaşılmadıkça dikkate alınmaz.
[1: 2] То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не должно приниматься во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из деловых отношений или обмена информацией между сторонами в любое время до или в момент заключения договора.
5 3)
Ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание при определении применимости настоящей Конвенции.
Neither the nationality of the parties nor the civil or commercial character of the parties or of the contract is to be taken into consideration in determining the application of this Convention.
Ні національна належність сторін, ні їх цивільний чи торговельний статус, ні цивільний чи торговельний характер договору не беруться до уваги при визначенні застосовності цієї Конвенції.
Bei Anwendung dieses Übereinkommens wird weder berücksichtigt, welche Staatsangehörigkeit die Parteien haben, noch ob sie Kaufleute oder Nichtkaufleute sind oder ob der Vertrag handelsrechtlicher oder bürgerlich-rechtlicher Art ist.
Bu Antlaşmanın uygulanmasında ne tarafların vatandaşlığı, ne tacir olup olmadıkları, ne de sözleşmenin adî veya ticarî nitelikte olması dikkate alınır.
[1: 3] Не принимается во внимание ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора.
Ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание при определении применимости настоящей Конвенции.
Neither the nationality of the parties nor the civil or commercial character of the parties or of the contract is to be taken into consideration in determining the application of this Convention.
Ні національна належність сторін, ні їх цивільний чи торговельний статус, ні цивільний чи торговельний характер договору не беруться до уваги при визначенні застосовності цієї Конвенції.
Bei Anwendung dieses Übereinkommens wird weder berücksichtigt, welche Staatsangehörigkeit die Parteien haben, noch ob sie Kaufleute oder Nichtkaufleute sind oder ob der Vertrag handelsrechtlicher oder bürgerlich-rechtlicher Art ist.
Bu Antlaşmanın uygulanmasında ne tarafların vatandaşlığı, ne tacir olup olmadıkları, ne de sözleşmenin adî veya ticarî nitelikte olması dikkate alınır.
[1: 3] Не принимается во внимание ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора.

История создания Венской конвенции — отличный пример, как в условиях жесткого противостояния двух систем общие миролюбивые устремления их представителей, отбросивших необходимость следовать внутренней пропагандистской риторике, оказались способны на долгий срок создавать процедуры добрососедства и взаимопонимания (по смыслу документа A/8082). Недопущение международных вооруженных конфликтов, каких-либо актов агрессии так, как это предусматривает Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 (ХХIХ), документ A/RES/3314, — условия для реализации таких процедур и впредь.

События первой половины XX-ого столетия доказали: война одного вождя, одержимого идеей самоутверждения в истории, не должна становиться войной целого народа и трагедией для человечества!

Беспрецендентная по своей циничности и жестокости агрессия Российской Федерации против Украины, ее населения и суверенитета, должна быть немедленно остановлена и подвергнута осуждению, а ее участники — преследованию средствами уголовного судопроизводства независимо от формы их соучастия! При этом степень ответственности участников заговора (conspiracy), направленного на развязывание и осуществление агрессии, становится тем более высокой тогда, когда такая агрессия преследует также цель сокрыть ранее совершенные преступления (узурпация власти; создание преступных сообществ; коррупционные преступления).

Документы ООН: A/HRC/RES/49/1 (права человека),
A/RES-ES-11/1 (агрессия против Украины),
A/RES/ES-11/2 (гумманитарные последствия),
A/RES/ES-11/4 (территориальная целостность)
,
A/RES/ES-11/6 (Резолюция ГА от 23.02.2023).
Репарации Украине: A/RES/ES-11/5.
Совет Безопасности ООН — отчеты о заседаниях в связи с агрессией РФ против Украины: S/PV.9011 (трагедия в Буче), S/PV.9013, S/PV.9018, S/PV.9027, S/PV.9032, S/PV.9056, S/PV.9069, S/PV.9080, S/PV.9115, S/PV.9126.
Комиссия по расследованию нарушений в Украине: Доклад Председателя (23.09.2022).
Доклад Комиссии — A/HRC/52/62 (15.03.2023).
Международный Суд ООН: Заявление Украины от 26.02.2022 — Доклад Международного Суда (извлечение, пп. 189–197).
Международный уголовный суд: Юрисдикция, подозреваемые лица.
Информация Прокурора (22.09.2022).
Сообщение об ордере МУС (17.03.2023).
Сообщение об ордере МУС (05.03.2024).
Управление Верх. комиссара ООН по правам человека: «Убийства гражданских лиц» — доклад, декабрь 2022.

«Потери среди гражданских лиц в Украине. 24.02.2022–15.02.2023»

«Задержание мирных жителей в контексте вооруженной агрессии РФ против Украины» — доклад, июнь 2023.

Данные о числе жертв агрессии
Материалы для ст. 1
1. Структура, статистика
2. Подготовительные материалы
3. Конференция в Вене — поправки
4. Комментарий Секретариата 1979
5. Руководство 2021
6. Комментарий CISG.info
7. Комментарий ЮрЛит 1994
8. Commentary by Schlechtriem
9. Commentary by Enderlein/Maskow
10. Решения — CISG.info
11. Сборник UNCITRAL
12. Иные обзоры практики
13. Библиография
14. Поиск по тексту Конвенции
CISG.info/art/1 — короткий адрес для цитирования данной страницы или ссылки на нее.

1. Структура, статистика

Конвенция имеет в своем составе части, главы и разделы (перечисление здесь — от главного к частному). В структуре Документа статья 1 находится соответственно здесь:

Элемент # Ст.ст. Название
Часть I113 Сфера применения и общие положения
Глава I1–6 Сфера применения
Названия частей, глав и разделов являются официальными и указаны непосредственно в тексте Документа.

Пользователи также просматривали совместно:

Выборка за последние 30 дней.

Здесь мы публикуем ссылки на наиболее важные — опорные — тексты для статьи 1, входящие в состав электронной библиотеки CISG-Library:

  • Dr. Czerwenka, Beate,
    Übereinkommen der Vereinten Nationen über Verträge über den internationalen Warenkauf vom 11. April 1980
  • Prof. Dr. Honsell, Heinrich,
    Das Einheitliche UN-Kaufrecht (CISG) aus schweizerischer Sicht

2. Подготовительные материалы

Венская конвенция ООН 1980 года — это результат деятельности по унификации права международной купли-продажи продолжительностью в несколько десятилетий (см. история Конвенции). Обращение к подготовительным текстам следует считать неотъемлемой частью толкования Конвенции. Это тем более верно при условии, что Конвенция практически не допускает возможности толкования ее положений с учетом смысла и содержания какого-либо национального права (автономное толкование — см. ст. 7). В том числе и поэтому авторы Конвенции старались сформировать нейтральный терминологический аппарат, а также использовать лексические конструкции, лишенные каких-либо заимствований из права той или иной страны либо отсылок к нему (данное утверждение верно и тогда, когда текст Конвенции содержит грамматически тождественный термин).

Для понимания смысла отдельных положений Конвенции мы рекомендуем последовательно обращаться к:

  • текстам Единообразных законов ULIS ULFC, являющихся приложениями к Гаагским конвенциям 1964 года,
  • проектам Конвенции разных лет,
  • комментарию Секретариата, а также
  • отчетам о заседаниях, состоявшихся в рамках Дипломатической конференции в Вене  — систематизировання выборка для этой статьи.

Статье 1 в редакции, одобренной в ходе Дипломатической конференции, предшествовали следующие тексты из состава ранее принятых единообразных законов ULIS ULFC и/или подготовительных материалов (проектов):

Документ Статья
ULIS 1964 ? 1 (1) (3) (5), 2, 7
ULFC 1964 ? 1 (1) (2) (3)
Женева 1976 1, 6
Вена 1977 1
Нью-Йорк 1978 1

Название города в обозначении проекта соответствует месту проведения сессии UNCITRAL или заседания Рабочей группы, а цифра — году, в котором данное событие состоялось.

В ходе Дипломатической конференции в Вене обсуждение статьи 1 состоялось:

Орган Заседание №№
Первый комитет 1, 35
Пленум 6

3. Конференция в Вене — поправки

Ниже представлена информация о содержании поправок к статье 1 , а также ходе их обсуждении участниками Конференции в Вене в марте–апреле 1980 г. — всего 4 поправки:

    Систематизированная выборка — ст. 11 β

  • (1) Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи ...
  • (2) То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон ...
  • (3) Не принимается во внимание ни национальная принадлежность ...

1Нумерация и текст — согласно проекту.

Конференция — голосование по ст. 1

За — 42; воздержались — 1. Против никто не голосовал.

Голосование состоялось на шестом Пленарном заседании 08.04.1980.
Документ A/CONF.97/SR.6.

На отдельной странице мы публикуем расширенную подборку подготовительных материалов.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

4. Комментарий Секретариата 1979

Информация общего характера

На одиннадцатой сессии ЮНСИТРАЛ, которая проходила в Нью-Йорке с 30 мая по 16 июня 1978 года, был согласован и утвержден окончательный вариант проекта Конвенции. В специальной литературе он получил краткое название «Нью-Йорк 1978» (документ A/33/17 — п. 28). Проект объединял как положения о порядке заключения договоров международной купли-продажи, так и предписания, регулирующие материальную сторону таких договоров.

К этому проекту Секретариат, во исполнение решения, принятого в ходе одиннадцатой сессии ЮНСИТРАЛ (см. документ A/33/17, п. 27), подготовил комментарий. Текст проекта, указанный комментарий к нему, а также проект заключительных положений будущей Конвенции были направлены правительствам иностранных государств и заинтересованным международным организациям для комментариев и предложений, с тем чтобы в последующем учесть полученные замечания и рекомендации при обсуждении проекта в ходе Дипломатической конференции.

Важно: при работе с Комментарием Секретариата следует учитывать то обстоятельство, что его текст был составлен для проекта Конвенции и он не может считаться комментарием текста Конвенции в действующей редакции. Комментарий не носит обязательный характер. Однако он до сих пор остается важным источником знаний для толкования отдельных положений Конвенции.

Текст проекта Конвенции воспроизводится здесь согласно документу A/CONF.97/5 (Часть I) с сохранением нумерации, предусмотренной проектом; текст комментария — так, как он опубликован в документе A/CONF.97/5 (Часть II).

Комментируемый текст

Статья 1. Сфера применения.

1) Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, которые официально зарегистрированы в разных государствах:

a) когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или

b) когда нормы международного частного права требуют применения права Договаривающегося государства.

2) То обстоятельство, что стороны официально зарегистрированы в разных государствах, не должно приниматься во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из деловых отношений или обмена информацией между сторонами в любое время до или в момент заключения договора.

3) Не принимается во внимание ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора.

Комментарий

В этой статье предусматриваются общие правила определения применимости данной Конвенции к договору купли-продажи товаров, а также к порядку его заключения.

Основной критерий, пункт 1

В статье 1 (I) предусматривается, что основным критерием применения настоящей Конвенции к договору купли-продажи товаров и к порядку его заключения является официальная регистрация сторон в разных государствах <2>.

Данная Конвенция не распространяется на нормы права, регулирующие договоры купли-продажи товаров и порядок их заключения в тех случаях, когда стороны официально зарегистрированы в пределах одного и того же государства. Эти вопросы обычно регулируются внутренним правом этого государства.

Сосредоточивая внимание на купле-продаже между сторонами, официально зарегистрированными в разных государствах, Конвенция преследует три главные цели:

1) сократить поиски суда, применяющего наиболее благоприятное право;

2) сократить необходимость применения норм международного частного права;

3) разработать современное право купли-продажи, применимое к сделкам международного характера.

Дополнительные критерии, подпункты 1 а и 1 b

Даже если стороны официально зарегистрированы в разных государствах, настоящая Конвенция применяется лишь в том случае, если:

1) государства, в которых стороны официально зарегистрированы, являются договаривающимися государствами; или

2) нормы международного частного права требуют применения права договаривающегося государства.

Если оба государства, в которых официально зарегистрированы стороны, являются договаривающимися государствами, настоящая Конвенция применяется, даже если нормы международного частного права страны суда обычно предусматривают применение права третьей страны, например права государства заключения договора. Иной результат может иметь место только в том случае, когда разбирательство проходит в третьем государстве, не являющемся договаривающимся государством, и, согласно нормам международного частного права этого государства, к договору будет применяться право страны суда, т. е. его собственное право, или право четвертого государства, не являющегося договаривающимся государством.

Даже если одна или обе стороны в договоре зарегистрированы в государстве, не являющемся договаривающимся государством, Конвенция применяется, если, согласно нормам международного частного права страны суда, должно применяться право какого-либо договаривающегося государства. В такой ситуации вопрос, таким образом, сводится к тому, какие нормы права купли-продажи этого государства будут применяться. Если стороны в договоре происходят из разных государств, надлежащими нормами купли-продажи являются нормы настоящей Конвенции.

Еще одно применение этого принципа состоит в том, что, если две стороны из разных государств предусмотрели в качестве права договора право какого-либо договаривающегося государства, настоящая Конвенция применяется, даже если Конвенция не была особо упомянута сторонами.

Осведомленность о положении, пункт 2

Согласно пункту 2, Конвенция не применяется, если «то обстоятельство, что стороны официально зарегистрированы в разных государствах.., не вытекает ни из договора, ни из деловых отношений или обмена информацией между сторонами в любое время до или в момент заключения договора». Одним из примеров этого может служить положение, при котором стороны выступали как зарегистрированные в одном и том же государстве, нс одна из сторон действовала в качестве агента неназванного принципала. В подобном случае пункт 2 предусматривает, что эта купля-продажа, которая внешне выглядит как купля-продажа между сторонами, официально зарегистрированными в одном и том же государстве, не регулируется настоящей Конвенцией.

Национальная принадлежность сторон, гражданский или торговый характер сделки, пункт 3

Международные конвенции, касающиеся прав лиц, зачастую направлены на защиту прав граждан договаривающихся государств в ходе их деловых отношений на территории другого Договаривающегося государства или государств или с этим государством или государствами. В связи с этим для таких конвенций, как правило, характерно применение только к отношениям между «гражданами» договаривающихся государств.

Однако ответ на вопрос о том, применима ли эта Конвенция к конкретному договору купли-продажи товаров, определяется прежде всего тем, находятся ли соответствующие «места официальной регистрации» сторон в разных договаривающихся государствах. Соответствующее «место официальной регистрации» стороны определено в статье 9 без ссылки на национальную принадлежность, место инкорпорации или местонахождение главного учреждения стороны. В этом подпункте указанное правило подкрепляется ясным указанием на то, что национальная принадлежность сторон во внимание не принимается.

В некоторых правовых системах законодательство о договорах купли-продажи товаров различается в зависимости от того, какой статус и характер признаются за сторонами или договором — гражданский или торговый. В других правовых системах это разграничение не проводится. Для того чтобы сфера применения положений этой Конвенции не толковалась как охватывающая только договоры купли-продажи, носящие «торговый» характер, или отношения между сторонами, обладающими «торговым» статусом в соответствии с правом договаривающегося государства, в статье 1 (3) предусматривается, что не должны приниматься во внимание ни гражданский или торговый статус сторон, ни гражданский или торговый характер договора.

Однако следует отметить, что, согласно статье 2, из сферы применения Конвенции исключаются определенные виды договоров купли-продажи товаров, как правило, характеризуемые в качестве «гражданских» договоров в правовых системах, в которых проводится различие между гражданскими и торговыми договорами. Наиболее примечательно, что в статье 2 a из сферы применения этой Конвенции исключается купля-продажа «товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего пользования».

В пункте 3 определяется сфера применения положений этой Конвенции. Это не означает, что гражданский или торговый статус сторон может не приниматься во внимание при решении таких вопросов, как определение срока, который должен считаться разумным сроком для направления извещения о несоответствии товаров в соответствии со статьей 37 (1).

Примечания:

Если какая-либо сторона официально зарегистрирована более чем в одном государстве, соответствующее предприятие определяется согласно статье 9 а.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

5. Руководство 2021

UNCITRAL
HCCH
UNIDROIT
Правовое руководство по единообразным документам в области международных коммерческих договоров с уделением особого внимания купле-продаже
— ООН, 2021 —

Сфера применения — основания для применения КМКПТ

Когда купля-продажа является международной?

Какой договор или какая связь между сделкой купли-продажи и договаривающимся государством приводит к применению КМКПТ?

КМКПТ, документ «жесткого права», применяется к международной купле-продаже товаров. Конвенция является обязательной для сторон, судей и лиц, выносящих решения, когда выполнены условия, установленные в ней самой и, в частности, в пункте 1 статьи 1. Купля-продажа товаров определяется как «международная», когда коммерческие предприятия договаривающихся сторон находятся в разных государствах. Если стороны имеют более одного коммерческого предприятия, ее коммерческим предприятием является то, которое имеет наиболее тесную связь с договором и его исполнением. Для определения международного характера договора купли-продажи не требуется никаких других критериев, связанных, например, с национальной принадлежностью сторон или их гражданским или торговым статусом, или гражданским или торговым характером договора.

Положения в пунктах 1 (а) и (b) статьи 1 описывают взаимосвязь между сделками купли-продажи и договаривающимся государством, которая ведет к применению КМКПТ. Конвенция будет применяться, если государства, в которых обе стороны имеют свои коммерческие предприятия, являются договаривающимися государствами, либо когда нормы МЧП указывают на применимость права договаривающегося государства.

Стороны могут по договоренности исключить применение КМКПТ (статья 6). Кроме того, договаривающееся государство может согласно статье 95 сделать заявление о том, что оно исключает применение КМКПТ в силу применения норм МЧП [42].

В соответствии с пунктом 2 статьи 1, когда имеются факты о том, что стороны в момент заключения договора очевидно не знали о международном характере купли-продажи, международный характер не будет приниматься во внимание при определении применимости Конвенции. Таким образом, например, когда договор о купле-продаже заключен агентом одной из сторон, не сообщая о том, что коммерческое предприятие принципала находится в ином государстве, чем государство, где находится другая сторона, то этот договор не будет регулироваться Конвенцией.

Во всех ли случаях применяется КМКПТ в договаривающемся государстве?

Исключения из применения КМКПТ могут иметь место, если КМКПТ вступила в силу только в некоторых территориальных единицах договаривающегося государства (статья 93) и если некоторые договаривающиеся государства заявили, что они совместно применяют аналогичные или схожие соответствующие правовые нормы по вопросам, регулируемым Конвенцией (статья 94). В настоящее время последнее заявление действует в отношении договоров, заключенных сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии или Швеции.

Сноски:

В отношении статуса и текста заявлений, сделанных договаривающимися участниками КМКПТ, см. веб-сайт United Nations Treaty Collection.

текст ↑

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

6. Комментарий CISG.info

В настоящее время мы работаем над составлением комментария к ст. 1. На период его написания предлагаем ознакомиться с некоторыми материалами по тематике ст. 1 Венской конвенции.

К вопросу о присоединении России к Конвенции в порядке правопреемства — см. Постановление Верховного Совета СССР от 23.05.1990 (№ 1511–1).

Переход к РФ обязательств из международных договоров, ранее заключенных СССР, — Нота МИД РФ от 13.01.1992.

Критика примата международного права в СССР — см. Левин Д. Б. Что скрывается за теорией «примата» международного права над внутригосударственным правом (1955), а также Ладыженский А. М. К вопросу о взаимоотношении внутригосударственных и международноправовых норм (1957).

Указанные публикации представляют интерес с точки зрения изучения вопроса о том, как происходит приспособление права к целям идеологического обоснования политического режима, а также последующая трансформация юридических воззрений в условиях изменения общественного устройства.

Опубликование Конвенции в РФ: А. Муранов, История официального опубликования в Российской Федерации Конвенции ООН О договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980) в связи с проблемой применения в России ее международных договоров — полный текст статьи.

См. также: Розенберг М.Г., Применение Венской конвенции 1980 г. в практике МКАС при ТПП РФ: некоторые актуальные вопросы — файл в формате PDF.

В статье М.Г. Розенберг указывал на двойственность практики толкования российскими судами оговорки сторон о выборе материального права страны, присоединившейся к Конвенции:

2. Выбор сторонами национального гражданского законодательства в качестве регулирующего отношения сторон и применение Конвенции. Не установилось единообразной практики решения вопроса о применимости Конвенции в случаях, когда в контракте сторон оговорено, что их отношения регулируются гражданским законодательством РФ. При его решении необходимо учитывать два момента. Во-первых, в соответствии с Конституцией РФ (ч. 4 ст. 15), как отмечалось выше, международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. ГК РФ (п. 2 ст. 3) относит к гражданскому законодательству положения Гражданского кодекса РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов. Из п. 3, 4 и 7 ст. 3 ГК РФ следует, что нормы гражданского законодательства могут содержаться также в указах Президента РФ, постановлениях Правительства РФ и актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. Таким образом, международные договоры РФ, являясь составной частью правовой системы РФ, не обозначены в качестве относящихся к гражданскому законодательству РФ. Более того, в ст. 7 ГК РФ прямо указывается о соотношении правил международных договоров РФ и гражданского законодательства. Согласно абз. 2 ст. 7, полностью соответствующему ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, установлен приоритет правил международных договоров по отношению к нормам гражданского законодательства. Во-вторых, Венская конвенция (ст. 6) предоставляет сторонам договора право исключить применение Конвенции к своим отношениям. С учетом изложенного важным является установление того, не означает ли включение в контракт условия о регулировании их отношений гражданским законодательством РФ использования сторонами права на исключение применения Конвенции. Составами арбитража этот вопрос по общему правилу выясняется в ходе рассмотрения спора. Однако в ряде случаев при отсутствии в заседании одной либо обеих сторон или при несовпадении позиций сторон при вынесении решений по ряду споров составы арбитража исходили из презумпции, что подобная оговорка в контракте должна трактоваться как означающая выражение сторонами воли исключить применение Конвенции к их отношениям.

Однако встречаются и случаи противоположного подхода. Так, например, при разрешении в апреле 2006 г. спора между украинской и российской организациями состав арбитража, установив, что стороны оговорили в контракте применение в процессе рассмотрения и разрешения спора действующего законодательства РФ, пришел к заключению, что такая формулировка не исключает применения Венской конвенции. При этом сделана ссылка на то, что истец заявил об этом в заседании арбитража и ссылается в обоснование своих требований в том числе и на ее положения (представители ответчика в заседании отсутствовали). При аналогичной оговорке в контракте при рассмотрении спора между фирмами из США и Болгарии другой состав арбитража в решении, вынесенном в марте 2006 г., пришел к такому же выводу, указав, что ни в контракте, ни в заседании стороны прямо не исключили применение Конвенции к своим отношениям (представители обеих сторон участвовали в заседаниях арбитража).

 

Автор комментария: коллектив авторов.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

7. Комментарий ЮрЛит 1994

Текст комментария Венской конвенции, опубликованный в издательстве «Юридическая литература» в 1994 году.

Для ст. 1 комментарий составил: И.С. Зыкин.

Стр. 9

Уже из названия главы 1 — «Сфера применения», в которую входит комментируемая статья, видна ее направленность.

Для применения Конвенции прежде всего необходимо, чтобы коммерческие предприятия контрагентов располагались в различных государствах. По сути в абз. 1 п. 1 ст. 1 назван тот критерий, который позволяет считать куплю-продажу международной с точки зрения Конвенции. Соответственно, если коммерческие предприятия сторон договора купли-продажи расположены в одном и том же государстве, такой договор не признается международным и не подпадает под сферу действия Конвенции.

Использованный в официальном тексте Конвенции на русском языке термин «коммерческое предприятие» нуждается в пояснении. В российском законодательстве под предприятием понимается прежде всего субъект права (см.ст.ст. 21–23 Основ 1991 г., ст. 4 Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности» 1990 г.). В Конвенции в понятие «коммерческое предприятие» вкладывается иной смысл. Хотя в самой Конвенции содержание этого термина не раскрывается, анализ отдельных положений (в частности, пп. 2 и 3 ст. 1, ст.ст. 10, 24, п. с ст. 31, п. 1 b ст. 42, п. 2 ст. 69),

Стр. 10

использования понятий на других языках , комментариев различных авторов к Конвенции показывает, что речь идет о постоянном месте осуществления деловых операций.

Следовательно, само по себе место, где лишь велись переговоры и/или был заключен договор купли-продажи, не может рассматриваться как коммерческое предприятие в смысле Конвенции. Место предпринимательской деятельности агента, совершающего сделку для любой из сторон, договора международной купли-продажи, в силу только одного факта заключения подобной сделки не становится коммерческим предприятием данной стороны.

Коммерческим предприятием может являться место нахождения главной конторы юридического лица, а также его представительства, филиала. Если место деятельности агента, представительства, филиала продавца или покупателя тесно связано с договором купли-продажи и его исполнением, именно их следует рассматривать как коммерческое предприятие для целей п. 1 ст. 1 Конвенции.

Из п. 2 ст. 1 Конвенции вытекает, что одного лишь факта нахождения коммерческих предприятий сторон в разных государствах для ее применения недостаточно. Важное значение имеет и субъективный фактор — осведомленность обоих контрагентов об этом факте не позднее чем на момент заключения договора. Данная осведомленность может вытекать либо непосредственно из договора, либо из отношений между сторонами, либо из сообщенной ими друг другу информации. Если такая осведомленность на указанный момент отсутствовала, то Конвенция неприменима (см. также комментарий к ст. 10 Конвенции).

Помимо места нахождения коммерческих предприятий в разных странах и знания об этом обстоятельстве, важное значение имеет и то, что договор международной купли-продажи должен быть связан с государствами — членами Конвенции. Эта связь может проявляться двояко. Конвенция применима в любом из двух случаев:

1) коммерческие предприятия продавца и покупателя расположены в разных договаривающихся государствах (п. 1а);

2) в силу норм международного частного права подлежит применению право страны — участницы Конвенции (п. 1b).

Правоприменительные органы договаривающихся государств независимо от действующих в них коллизионных норм обязаны руководствоваться Конвенцией, коль скоро коммерческие предприятия продавца и покупателя расположены в разных странах — участницах Конвенции.

Ситуация, однако, осложняется, если спор рассматривает суд государства, которое не участвует в Конвенции, и, следовательно, суд не связан ее нормами, в том числе и правилами о сфере применения Конвенции. Есть основания полагать, что Конвенция подлежит все же применению, если коллизионные нормы, которыми будет руководствоваться суд такого государства, отсылают к праву страны — участницы Конвенции, поскольку предписания Конвенции и являются правом, применимым к подобного рода сделкам в данной стране. В противном случае Конвенция применяться не будет.

Стр. 11

Конвенция может применяться также, если коммерческие предприятия одного или обоих контрагентов расположены не в договаривающихся государствах, если нормы международного частного права отсылают к праву договаривающегося государства. Таким образом, Конвенция по сути становится частью права страны, которая участвует в Конвенции. Поэтому, если коммерческие предприятия продавца и покупателя расположены в разных странах, одна или обе из которых не участвуют в Конвенции, а применимые коллизионные нормы отсылают к праву государства — члена Конвенции, ее предписания будут регулировать такой договор купли-продажи. Иными словами, применение права договаривающегося государства влечет за собой применение Конвенции.

Изложенный выше принцип действует и в том случае, когда стороны оговорили в контракте применение права страны-участницы Конвенции, поскольку выбор контрагентами применимого права основывается на нормах международного частного права, признающего автономию воли сторон в данном вопросе. Если стороны по тем или иным причинам желают избежать применения Конвенции (см. ст. 6), они должны учитывать указанное обстоятельство, так как отсылка к праву страны-участницы Конвенции не исключает автоматически применения последней.

Рассмотренный выше п. 1 b ст. 1 существенно расширяет сферу применения Конвенции. Вместе с тем следует учитывать, что ст. 95 Конвенции предоставляет договаривающимся государствам право заявить o своей несвязанности положениями указанного подпункта. Ряд стран воспользовался правом на такую оговорку.

В п. 3 ст. 1 указывается, что для целей определения применимости Конвенции национальная принадлежность сторон значения не имеет. Таким образом особо подчеркивается, что для признания купли-продажи международной решающую роль играет не различная национальная принадлежность контрагентов, а факт нахождения их коммерческих предприятий в разных государствах.

Если при различной национальной принадлежности сторон их коммерческие предприятия расположены в одной и той же стране, такой договор купли-продажи не является международным с точки зрения Конвенции и ею не регулируется. Напротив, когда упомянутые предприятия находятся в разных государствах при одинаковой национальной принадлежности контрагентов, купля-продажа является международной в смысле Конвенции. Сделки лиц, по своей национальной принадлежности не относящихся к договаривающимся государствам, но имеющих в них свои коммерческие предприятия, могут подпадать под действие Конвенции.

В п. 3 ст. 1 записано также, что при установлении применимости Конвенции не учитываются ни гражданский или торговый статус сторон, ни гражданский или торговый характер договора. Это объясняется тем, что в некоторых странах наблюдается так называемый дуализм частного права, выражающийся, в частности, в наличии как гражданского, так и торгового кодексов (Германия, Испания, Франция, Япония и др.), применение которых зависит от того, признается ли за соответствующими отношениями гражданский или торговый характер. Для того чтобы избежать влияния такого разграничения, существующего лишь в отдельных национальных правовых системах, на определение сферы применения международного акта, каковым является

Стр. 12

Конвенция, в результате чего могут возникнуть расхождения в толковании этой сферы применения, и включено рассматриваемое положение.

Вместе с тем Конвенция не распространяется на куплю-продажу товаров, приобретенных «для личного, семейного или домашнего использования» (п. а ст. 2). Таким образом, анализируемое правило п. 3 ст. 1 направлено не на полное игнорирование правовых различий между сделками, заключаемыми в ходе профессиональной предпринимательской деятельности, и иными договорами купли-продажи, а на то, чтобы различия между подходами национальных правовых систем к этому вопросу не снижали унифицирующий эффект норм Конвенции, из которых следует прежде всего и исходить при определении сферы ее применения.

И.С. Зыкин явлется автором комментария для ст.ст.: 1, 7, 9, 10.

Источник публикации: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров Комментарий [М.М. Богуславский и др.], М.: Юридическая литература, 1994.

Авторский коллектив: М.М. Богуславский, Н.Г. Вилкова, А.М. Городисский, И.С. Зыкин, А.С. Комаров, А.А. Костин, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков.

ISBN 5-7260-0749-2. Тираж: 30 тыс. экз.

Дополнительная информация об издании.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

8. Commentary by Schlechtriem

UNIFORM SALES LAW [?] Univ. Prof. Dr. Peter Schlechtriem
— Manz Verlag, Vienna: 1986 —

III. The Sphere of Application (Articles 1–6)

A. Initial Questions (Article 1(1))

As Article 1 indicates, the Convention applies to contracts of sale (for the exceptions, see Articles 2–5); barter contracts are not governed by the Convention. [41b] The Convention combines applicability on the basis of „autonomous“ requirements  [42] with the lex fori‚s rules of private international law. First, under the „autonomous“ requirements, the Uniform Law for International Sales is applicable, under Article 1(1)(a), when the parties to the contract have their places of business — or alternatively, their habitual residence (Article 10(b)) — in different Contracting States. The Convention, however, does not eliminate party autonomy, since, according to Article 6, parties may opt out of the Convention completely, either by choosing a particular domestic law or by allowing the forum‘s rules of private international law to determine the appropriate law. Second, private international law may direct the application of the Convention when, even though the parties have their places of business in different states, the requirement that these are Contracting States is not met. It would then be sufficient that the forum‚s conflict-of-law rules point to the law of a Contracting State. It is clear that the Convention applies in those cases where both parties have their places of business in different Contracting States but find themselves in a court of a non-Contracting State whose rules of private international law point to the law of a Contracting State. [43] Article 1(1)(b) also leads to the application of the Convention in cases when the private international law rules of the forum state, [44] whether or not it is a Contracting State, would apply the law of a Contracting State, as long as the basic requirement of Article 1(1) is met, namely, that the parties‘ places of business are in different states. [45] Of course, Article 1(1)(b) considerably enlarges [page 24] the sphere of application of the Convention. [46] Views on the solution differ. The rule was very controversial in Vienna  [47], and the opposition to it finally led to the reservation clause in Article 95.

The pros and cons of this provision must be judged from several standpoints. First, it is advantageous for Contracting States to apply the Uniform Law for International Sales in international transactions not only when their own law is applicable by virtue of Article 1(1)(a), but also when it applies by virtue of private international law, since decisions based on the modern law of the Convention, developed under the auspices of the United Nations and tailored to the intricacies of international sales transactions, often will be far more acceptable to both parties than one party’s domestic law that often is entirely alien to the other. [48] Application of the Convention is even more desirable when the private international law of a non-Contracting State invokes the law of a Contracting State. Then, in effect, the court would refer to the Convention rather than to domestic law. It would certainly be easier for the courts of non-Contracting States to understand and apply the Convention than it would be for them to apply the domestic sales law of a foreign country. [48a] Finally, the fact that Contracting States are bound to apply the Convention, even in relation to non-Contracting States which are not bound to do the same, should not influence the appraisal of these provisions. [49] The fact that Contracting States give more than they take cannot give rise to serious apprehensions that this will dissuade states from signing the Convention.

More understandable are the fears that Article 1(1)(b) could make the Convention more difficult to apply. [49a] For example, domestic rules of private [page 25] international law could apply one law to the formation of the contract and a different law to the substantive sales law. In such a case, only parts of the uniform sales law would be applicable. [50] However, a partial application, limited to the rights and obligations arising from the contract already formed, should not present insurmountable obstacles because the Convention was drafted in such a way that Part III (the substantive sales provisions), at least, is compatible with domestic formation-of-contract provisions. [51] The uncertainty which may arise from the parties‚ choice of law should also not be overestimated. If the parties have chosen the law of a Contracting State, then it is a matter of interpretation whether they meant the Convention or that state‘s local sales law. Moreover, not only Article 1(1)(b) gives rise to this question. Numerous German court decisions have had to decide the meaning of standard references to „German“ law in cases where the requirements for the application of ULIS are met. [52]

Some delegations indicated that laws in their countries already make special provision for the regulation of foreign trade. [53] Despite this serious concern, the majority of delegations voted for the version of Article 1(1)(b)  [54] as formulated, but the Plenary accepted the Czechoslovakian proposal  [55] to include as a reservation clause — Article 95 — the option for Contracting States not to enact Article 1(1)(b). [56] A reservation under Article 95 restricts the meaning of „Contracting“ in [page 26] the phrase „Contracting State“ (Article 1(l)(b)). If the forum’s conflicts law invokes the law of a Contracting State that has made the reservation, the forum must apply the domestic law of the reservation state and not the Convention. [56a]

B. Sufficiency of Foreign Contacts

In order for ULIS, the Hague Sales Law, to apply, it is necessary that borders be crossed, either in the formation or in the execution of the contract, or that formation and execution each take place in different countries. These requirements were not retained in the 1980 Convention. The application of the Uniform Law for International Sales requires only that the parties‚ places or business be located in different states, even when formation and execution both take place in a single state, and even though that state is not a Contracting State. Since the sole criterion for the Convention‘s applicability is that the parties‚ places of business be in different states, there is some risk that the Convention — instead of domestic sales law — would be invoked in a case where the transaction‘s foreign contacts are not recognizable to one of the parties. For example, a party who has his place of business in a Contracting State may buy in that state and the goods may be delivered and payment made there. For the Convention to apply, the fact that the other party’s place of business is in a different state must be recognizable no later than the time of the formation of the contract. This is reflected in Article 1(2), which further specifies that the fact that the parties have their places of business in different states must be apparent either on the face of the contract, from the dealings between them, or from the information disclosed by them. [57]

C. Application of the Convention Independent of the Parties’ Commercial Character or Nationality (Article 1(3))

Like Article 7 of ULIS, Article 1(3) of the 1980 Convention also provides that the application of the Convention does not depend on whether the parties are considered „civil“ or „commercial“. The Convention thereby avoids the intricate problem of defining a „commercial party“. It is also irrelevant whether the sales contract is commercial or private in character. [58] Finally, the nationality of the parties is insignificant. Thus, in certain circumstances, a contract between two Germans would be controlled by the Convention, such as if one of the parties has his place of business — or, alternatively, his habitual residence — in France and this fact was known to the other party. [59] [page 27]

Footnotes:

UNCITRAL’S interest in barter and barter-like transactions indicates that they are regarded as outside the scope of the Convention. See Winship, Scope at 1–24; infra page 49a.

text ↑

The question that was much debated in connection with ULIS, namely whether that and the supplementary provision, ULIS Article 2, „excluding“ the application of private international law, really displace it, or whether it simply leads to a „hidden application“ of private law rules in regard to the application of the uniform law, seems to be theoretical and fruitless. cf. P. Schlechtriem, Einheitliches Kaufrecht -Wissenschaftliches Modell oder praxisnahe Regelung? 14 et seq. (1978). See also Löwe, Anwendungsgebiet at 13.

text ↑

In such a case the Hague Conventions are only invoked on the basis of domestic conflicts rules. Presumably the Convention would already be applicable on the basis of article 1(1)(a).

text ↑

The Hague Convention on the Law Applicable to International Sale of Movable Goods of 1955 can thus also lead to application of the Convention. See A/Conf. 1979/C.2/SR.2 at 5 §§ 32–33 (= O.R. 440) (position of the observer from the Hague Conference for Private International Law).

text ↑

In cases where both parties do not have their places of business in Contracting States, Article 1(1)(b) leads to the application of CISG not only by the courts of Contracting States but also by courts of non-Contracting States, provided the private international law of the non-Contracting States makes applicable the sales law of a Contracting State which applies Article 1(1)(b). Of course, this revives the specters which were raised in conjunction with the Hague Conventions: If two parties with places of business in different non-Contracting States form a contract in a Contracting State, and if disputes then arise in a third non-Contracting State whose conflicts rules make applicable the law of the state where the contract was formed, the court must apply the Convention, which is alien both to the court and to the parties. But the domestic sales law of the Contracting State would be even more alien. It is not CISG that is the stumbling-block but rather the weakness of the contact which determines the controlling law. The same difficulties may arise with the Hague Conventions and on the basis of Article 1(1)(a), even though to a considerably lesser extent. See supra page 43; contra Winship, Scope, at 1–28, 29 with references to the Secretariat’s Commentary. Compare also Volken, Lausanner Kolloquium at 28.

text ↑

Compare Huber at 424 (approval) with Herber at 603 („a regrettable expansion“). cf. also Löwe, Lausanner Kolloquium at 15.

text ↑

For the details of the discussion, see the summary reports of the Conference.

text ↑

See also Herber at 603 („As a rule it is expedient for a state that has ratified the Convention to apply it to all international sales contracts“ (translation); but cf. Honnold, Commentary § 47 (some domestic laws are well-suited to international sales transactions).

text ↑

Naón fears that Article 1(1)(b) will lead to forum shopping. This is unlikely. Forum shopping is favored by conflict-of-law rules that give the plaintiff the choice between several domestic laws. This choice would now include the Convention instead of the domestic law of the Contracting State. The „unforeseeability“ of the applicable law (and of the applicability of the Convention) results rather from the uncertainty of national conflict-of-law rules.

text ↑

See Herber at 603; see also Herber, 1977 RIW/AWD 317.

text ↑

See Winship, Scope, Appendix. Winship examines 54 permutations under Article 1(1)(b) but concludes that „there are only two questions which raise difficulties“.

text ↑

This reservation — and others — motivated the F.R.G.‚s motion to reject the proposal. See A/Conf. 97/8, S. 6 and A/Conf. 97/C.1/SR.1 at 3 (= O.R. 237). According to Huber at 423, Article 1(1)(b) modifies internal conflicts rules and would yield the abandonment of special conflicts rules for contract formation. This result was not intended and would have been difficult to include in the Conference‘s mandate.

text ↑

In an alternative motion (A/Conf. 97/9) (= O.R. 71 et seq.), the F.R.G. tried to clarify that Article 1(1)(b) should refer to conflict-of-law norms that concern the rights and obligations arising from an already formed contract. The motion was rejected. In my view, the Convention‚s provisions on the formation of contract are probably compatible with the substantive provisions of domestic sales law, so that reference by the conflicts rules only to the Convention‘s provisions on formation of contract should not raise any insurmountable difficulties.

text ↑

See Judgment of Dec. 4, 1985, 1986 RIW 214; Huber at 462 page 30 (further references); Reinhart at 1–5. See also Lausanner Kolloquium at 36 (Farnsworth).

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/SR.1 at 3 (= O.R. 237) (statement by Kopác (Czechoslovakia)); A/Conf. 97/C.1/SR.1 at 5 (= O.R. 237 et seq.) (statement by Wagner (G.D.R.)). In the G.D.R.’s International Commercial Contracts Act § 1(2), however, there is a reservation in favor of international conventions. Such states, when they become Contracting States, do not apply their special foreign trade laws where the parties to a sales contract have their places of business in a Contracting State. Moreover, if the G.D.R. and Czechoslovakia adopt the Convention, then it will apply to sales contracts between parties that have their places of business in these states on the basis of Article 1(1)(a).

text ↑

In the first Committee, the vote was 25 in favor, 7 against, and 10 abstentions. In the Plenary there were 42 yes votes, 0 no votes and 1 abstention. A/Conf. 97/SR.6 (= O.R. 199 et seq.).

text ↑

Attempts by Czechoslovakia in the Second Committee to restrict the application of the Convention to contracts between parties in Contracting States were unsuccessful. See A/Conf. 97/C.2/L.7 and L.27 (= O.R. 145 and 152); A/Conf. 97/C.2/SR.2 at 2 et seq. (= O.R. 439).

text ↑

Despite the reservations expressed by the F.R.G. with regard to Article 1(1)(b), I would welcome the decision by the F.R.G. not to make this reservation. For a convincing analysis, see Winship, Scope at 28, Löwe, Lausanner Kolloquium at 15.

text ↑

Convincing Winship, Scope, at 1–27, 28.

text ↑

As an example of the inapplicability of the Convention when the other party‚s foreign contacts are not recognizable, the Secretariat‘s Commentary mentions the case of a party who is an agent of an undisclosed principal whose place of business is in a different state. See also Honnold, Commentary § 41. Under German law, the inapplicability of the Convention would follow because only the agent would actually be a party to the contract.

text ↑

But see infra at III. D.1. (discussion of Article 2(a)).

text ↑

In UNCITRAL the question was raised whether nationality should be introduced as an (additional) prerequisite for the application of the Convention. However, this thought was not pursued because of the difficulty in determining the „nationality“ of legal persons. See 8 UNCITRAL Y.B. 26 § 14 et seq. (1977).

text ↑

Впервые книга Петера Шлехтрима была опубликована на немецком языке в 1981 году в издательстве J. C. B. Mohr (Paul Siebeck), Германия. Публикация состоялась вскоре после Дипломатической конференции, в которой П. Шлехтрим принимал участие в качестве члена делегации ФРГ. Перевод на английский язык вышел в свет в австрийском юридическом издательстве Manz в 1986 году.

Немецкая редакция книги выдержала несколько переизданий (с актуальными изменениями и дополнениями). Текущее, 7-ое по счету, издание опубликовано в 2022 году, также в издательстве Mohr Siebeck.

Начиная с 5-ого издания, редактирование книги осуществляет Ульрих Шрётер.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

9. Commentary by Enderlein/Maskow

INERNATIONAL SALES LAW Commentary by
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Fritz Enderlein
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Dietrich Maskow
— Oceana Publications, 1992 —


О комментарии и его авторах

Part I
SPHERE OF APPLICATION & GENERAL PROVISIONS

Chapter I
SPHERE OF APPLICATION

Introductory remarks

Article 1 above all defines the sphere of application of the Convention in terms of persons involved and territory, the substantive coverage of the Convention being an essential vehicle for that purpose since the Convention deals with contracts (Article 1, page 1) for the sale of goods (Article 1, page 2). For that matter a rough description of the substantive sphere of application is given at the outset. The international character of the Convention is defined through identification (contracts concluded between parties having their place of business in different States (Article 1, notes 3 and 4), hence international sales contracts); the sphere of application in terms of persons involved being the result of that identification. The territorial sphere of application is defined in Article 1, paragraph 1, subparas. (a) and (b) in that a connection is established between a regulated relationship and Contracting States, using two very different methods (Article 1, notes 5 and 6; also Introductory remarks 2). As a result, the territorial sphere of application reaches as far as it covers the above relationship.

The substantive sphere of application of the Convention thus depends on the type of contract involved. It is restricted in Article 2, and explained more precisely and/or extended in Article 3. Articles 4 and 5 restrict the subject matter in selected points excluding specific aspects of rules for sales contracts. The sphere of application of the Convention in terms of time follows from Article 100.

In explaining, in a doctrinal legal fashion, the grounds for the determination of the Convention‚s substantive sphere of application and, as deduced from the former, of the sphere of application in terms of persons involved and territory, most authors start from the theory of autonomy of the will of the parties in forming contracts under the Convention (Secretariat‘s Commentary, O.R., 15; Schlechtriem, 9; Jayme/BB, 28; Vékas, 342; Winship, 520) stressing, partly, that the provisions on the sphere of application are themselves private international law (Loewe/Doralt, 13) and/or constitute unilateral conflict-of-law norms (Huber, 422). Few of them, however, consider a conflicts rule theory which is based on the assumption that, first, and under private international law, it shall be identified which country’s law is decisive and then, on the basis of the provisions on the sphere of application of the Convention, it [page 25] shall be decided whether the Convention or domestic law shall be applied (von Mehren Report, 191). Such considerations are relevant in regard to Article 1, paragraph 1, subpara. (b) (Winship, 520), but otherwise are not convincing. It was considered necessary to expressly stipulate in ULIS and ULFC that the rules of private international law are excluded as a matter of principle (Article 2 and/or 1, paragraph 9). This is quite understandable if there is a model law (Introductory remarks, 2.1.). The conventions relating both uniform laws permitted, in each case in Article IV, a reservation in solving a presumable conflict between the former sales agreement under private international law and the uniform laws (regarding the genesis see in extenso Vékas 342 fol). In the case of a convention, however, such considerations are, a priori, irrelevant in our view.

We hold that the provisions governing the sphere of application can be regarded as vertical norms of conflict. While norms of conflict usually occur between domestic laws existing at the same level, a distinction should be made between the domestic laws and international law (in our opinion to be imagined as being above the former). In so doing, the sphere of application is defined positively and negatively by way of inclusion and exclusion. This becomes particularly obvious where the Convention refers back directly to domestic law, as is done in Article 7, paragraph 2. A vertical norm of conflict can, however, be linked with a horizontal norm, not only when it serves to answer the question whether national or international law is to be applied, but also which national law is to be applied (as in Article 28). And finally, it should be pointed out that there are also (horizontal) conflict rules which refer to the relations between different conventions. In this context we speak of delimitation norms, e.g. Article 90.

When one, as we do, makes a distinction between horizontal and vertical norms of conflict, then the question arises of what is their relationship. Here we clearly express our preference for vertical norms of conflict. There from results a functional interpretation which is guided by the underlying idea of unifying the law. That underlying idea is not least to overcome uncertainties in reference to horizontal norms of conflict and to avoid that they be reintroduced through the backdoor. When a State decides in favour of a convention, it does so in regard to the provisions contained therein with respect to the sphere of application as autonomous norms. There is no question of horizontal conflict rules since because of the existence of uniform norms there is no longer a need to choose between different legal systems (similarly Vékas, 343). Nor is there the problem of delimiting uniform conflict-of-law rules in the field of sales contracts (part IV of this book) and the CISG. Article 90 is in our view not relevant insofar as it refers only to agreements under [page 26] substantive law (and only those belong to the subject matter of the Convention) and not to conflict-of-law arrangements (Article 90, page 4).

Regarding application in regard to CMEA relations compare Introductory remarks 2.2.

Systematized text

This Convention applies to contracts of sale [1] of goods [2] between parties whose places of business [3] are in different States [4]:

(a) when the States are Contracting States [5]; or

(b) when the rules of private international law lead to the application of the law of a Contracting State [6].

The fact that the parties have their places of business in different States is to be disregarded whenever this fact does not appear either from the contract or from any dealings between or from information disclosed by, the parties at any time before or at the conclusion of the contract [7].

Neither the nationality of the parties [8] nor the civil or commercial character of the parties or of the contract [9] is to be taken into consideration in determining the application of this Convention.

Words and phrases, concepts

contract of sale

sale of goods

places of business

in different States

Art. 90, 94 restrictions; territorial restrictions

rules of private international law lead to the application of the law of a Contracting State

Art. 1(1)(b) reservation; undisclosed principal or agent

nationality of parties or other criteria irrelevant

civil or commercial character of the parties or of the contract irrelevant

Commentary

[contract of sale]

The description of what is a contract of sale, whose existence is the first decisive criterion for the application of the Convention, follows in particular from the provisions on the obligations of the seller (Article 30) and of the buyer (Article 53). Both taken together could be conceived as a definition of the contract of sale. Article 3 extends the scope of application of the Convention to some contracts which are not purely sales contracts. [page 27]

Whether the so-called linked operations are also covered by the Convention’s scope of application is not expressly clarified. At present those operations, above all in East-West economic relations, to which, however, they are not limited, include the following main forms of contracts: counter-purchase, buyback and barter, of which exists no uniform definition at all. It is widely held (Documents of the ECE TRADE/WP.5/R.4/Rev.1, Ziff. 8 fol for counter-purchase and TRADE/WP.5/R.5 for buyback) that at least the two first mentioned forms of bound transactions are understood to be such where separate contracts are often concluded in both directions; provided that further prerequisites are met those are no doubt governed by the Convention.

There are problems in regard to genuine barter which, in present day world trade, is relatively seldom. An overwhelming number of arguments in our view speaks in favour of applying the Convention also in this case (Loewe, 27, seems to have a different view). Any partner is to be considered here both as buyer and seller, though with regard to different performances — in respect of the obligations to deliver, to hand over documents, to acquire title in the goods and to take delivery.

It has to be admitted, however, that Article 53 expressly mentions the obligation to pay the price and that also the following provisions require payment of money. Difficulties could arise in regard to the provisions concerning the synallagmatic connection between performance and counter-performance (Article 58); and to that extent it is understandable that Huber (419) holds a different opinion. Those difficulties should be overcome in shaping the contract; and, according to our experience, this is actually done. The opinion substantiated in the genesis of ULIS, namely that the uniform law is not to be applied to barter (Herber/Dolle, 9) does not, as we believe, have to be applied in regard to the CISG.

The Convention cannot be applied to leasing contracts even if they contain a purchase option (Volken/Freiburg, 113 holds a different view). For such contracts there is a specific convention in the form of UCIF, even if it has not yet entered into force. This does not, however, exclude that in the case of financial leasing in regard to the sales contract between the seller and the lessor, the CISG is applied if the required conditions are met. Then the CISG is applied to the relations between the lessor and the lessee to the extent to which the conditions of the delivery contract affect the former (e.g. Articles 10 to 12, Factoring Convention). [page 28]

Neither does the Convention apply, as a matter of principle, to agency agreements with commercial dealers (Herber/Freiburg, 103). We believe, however, that it is valid for those sales contracts which are concluded on the basis of the dealer contract (e.g. through delivery on call).

As to investment contracts compare Article 3, page 7.

[sale of goods]

The goods referred to are conceived as movable assets; and the common-law tradition sets great store by noting that they have to be corporeal as well (Honnold, 88). A reflection of this position was the exclusion of electricity from the Convention‚s scope of application. Hence sales of immovable property and legal assets (e.g. sales of industrial property rights) are not covered by the Convention‘s field of application. The results of scientific and technological research (e.g. projects, construction documents etc.), however, can well be the substance of sales contracts in the meaning of the Convention (Article 3, page 7). The term „goods“ in the sense of the Convention is limited by Article 2, subparas. (d), (e) and (f); but then again extended in Article 3.

[places of business]

Concerning the notion „place of business“ compare Article 10, page 2.

[„in different States“]

Reference is made here to the second decisive criterion for the Convention’s application: the internationality of the contract. The inclusion of the requirement of transboundary transportation following the ULIS model, as was requested by Volken (Freiburg, 92 fol) citing examples which would cause problems, would have produced legal complications and lack of clarity in terms of substance.

[Article 90, 94 restrictions; territorial restrictions]

Restrictions follow from Article 90 and, insofar as the States concerned have made relevant declarations, also from Article 94.

The Convention does not apply; per se, to the relations between parties from different territorial units of States having several relevant legal systems (Jayme/BB, 30).

[rules of private international law lead to the application of the law of a Contracting State]

This rule enables the Convention to be applied also to contracts between parties of whom one, or in exceptional cases even two, does not have his place of business in a Contracting State. This is valid where the decisive rules of private international law refer to the law of a Contracting State. [page 29]

We hold that in the event of such reference the CISG should be applied at once without checking the private international law of the State to whose law reference is made (so convincingly Winship, 521 fol with reference to views contradicting one another; in favour of reference back or forth Loewe/Lausanne, 15).

What matters here are the rules of private international law which determine the law to be applied to sales contracts. In many instances this applies to arbitral tribunals. The national conflict-of-law rules in most cases permit a broad party autonomy in terms of conflicts of law (Lando, International Encyclopedia, 24 fol) of which the parties to international economic contracts make use frequently. As a consequence, the further connecting factors like the right of the seller’s country and, having the same result, the right to characteristic performance are diminished in their practical significance.

Important arbitration rules, like those thought for ad hoc arbitration courts, e.g. the UNCITRAL arbitration rules (Article 33, paragraph 1) or the ECE arbitration rules (Article 38) or even those for international arbitral tribunals (ICC Rules of Conciliation and Arbitration, Publication of the International Chamber of Commerce No. 447, Paris 1987, Article 13, paragraph 3), while giving absolute priority to the choice of law by the parties, in the absence of it concede to the arbitrators the right to decide for themselves which are to be the decisive conflict-of-law rules and thus which is the substantive law.

The main cases to which this rule could apply will be those where the parties have chosen the law of one Contracting State, if only one or even none of them belongs to a Contracting State, and where because of the conflict-of-law rules of one Contracting State that State’s own law is applied to a contract in which at least one of the parties is from a non-contracting State.

This rule may also place an obligation on courts and arbitral tribunals in non-contracting States to apply the Convention if they invoke the law of a Contracting State on the basis of the conflict-of-law rules that are decisive for them (see also Siehr, 610, fol). That State, in acceding to the Convention, has expressed that the provisions of the Convention are the decisive norms of its law in regard to international sales contracts. Since foreign law is to apply in the same way as in the State where it is in force, foreign arbitral institutions have to accept that decision. Concerning modifications in the context of a reservation (page 6.4.) compare Article 95, notes 1 and 2. [page 30]

At the diplomatic conference the FRG voiced reservations against this rule, inter alia, because according to the decisive private international law the conclusion and the content of the contract could be connected differently (O.R., 236 fol). Huber (423) declared a special way of connecting the formation of a contract as incompatible with the meaning of Article 1, paragraph 1, subpara. (b). This is incomprehensible since even a participation in the Convention can be limited to the conclusion of a contract or to the purchase of goods. We could well imagine the Convention to be applied only to the extent to which the decisive private international law refers to it: e.g. only in regard to the formation of the contract (there we are in agreement with the Norwegian delegate; O.R. 237).

Czechoslovakia and the former GDR, referring to their special legislation concerning international economic contracts, were in favour of deleting this rule (O.R., 237 fol).

Such interest in having the rule deleted was finally taken into consideration insofar as Article 95 provides for a reservation in respect of Article 1, paragraph 1, subpara. (b).

[Article 1(1)(b) reservation; undisclosed principal or agent]

[in respect of Art. 1(1)(b)] In that case the Convention does not apply for either party Loewe/Doralt, 14). This rule is to prevent that a party who, because of the facts known to him believed the contract to be a domestic one, all of a sudden is confronted with the fact that it is an international contract to which the CISG applies.

[undisclosed principal or agent] Under the common law view, one of the essential applications of this paragraph is the case of agency of an i.e. indirectly acting as an agent which under continental European law is expressed through the legal institute of the commission (Secretariat’s Commentary, O.R., 15; Honnold, 78; but also Jayme/BB, 31). A condition for this situation is that the applicability of the CISG in the case of a sales contract between an agent and a third party is derived from the status of the principal and the third party and, therefore, does not apply if the foreign capacity of the principal in the sense of the rule is not obvious to the third party. This is certainly true of the common law and may also be true in respect of the Member States of the Agency Convention which in Article 2, paragraph 2, provides for indirectly acting as an agent. Continental European laws would in this case regularly assume that the sales contract between the agent and the third party is valid and judge by their status whether the CISG is the applicable law.

[nationality of parties or other criteria irrelevant]

Hence, what matters is the place of business (Article 10). In the case of legal persons neither the nationality of the actual owner nor the law on which they are based, nor other criteria are relevant. [page 31]

[civil or commercial character of the contract irrelevant]

The notion of international sales contract had to be freed from the possible influence of different national differentiation which already, in regard to the scope of application, could prevent the uniform application of law. The criteria cited can only be examples by which it is to be generally expressed that the term „international sales contract“ can only be interpreted on the basis of the Convention. The latter, however, gives a differentiation which is comparable to some of the national rules that have been rejected (Article 2, subpara. (a) and page 2 to that Article).

Содержательную основу данного комментария составил комментарий Конвенции, который был издан на немецком языке в ГДР в 1985 году Институтом зарубежного и сравнительного права Академии государства и права ГДР:

Fritz Enderlein, Dietrich Maskow, Monika Stargardt: Konvention der Vereinten Nationen über Verträge über den internationalen Warenkauf; Konvention über die Verjährung beim internationalen Warenkauf [u.a.]. Kommentar. Berlin: Staatsverlag der Dt. Demokrat. Republik, 1985.

Д-р Фриц Эндерляйн (1929–2018) с 1977 по 1989 год был директором Института зарубежного и сравнительного права Академии государства и права ГДР. Одновременно в 1979–1981 годах он являлся сотрудником Отдела права международной торговли в составе Управления по правовым вопросам Секретариата ООН.

Второе издание комментария на немецком языке было опубликовано уже в заподногерманском издательстве Haufe в 1991 году непосредственно в условиях объединения Германии. Вместо М. Штаргадт соавтором выступил Heinz Strohbach.

Отсутствие имени Моники Штаргардт среди авторов комментария на английском языке и второго издания на немецком объясняется её эмиграцией из ГДР (для первого немецкого издания она подготовилиа комментарий для статей 45–52 и 66–88).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

10. Решения — CISG.info

Для статьи 1 найдено 135 решений.

Смотреть выборку по ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

11. Сборник UNCITRAL

ЮНСИТРАЛ консолидирует судебно-арбитражную практику (в рамках базы данных «Прецедентное право по текстам ЮНСИТРАЛ» — ППТЮ), анализирует ее (в формате Выдержек из дел — ABSTRACTS) и обобщает посредством публикации Сборников по прецедентному праву, касающемуся Венской конвенции 1980 г.:

При составлении Сборника принято использовать инструменты анализа и обобщения судебно-арбитражной практики:

  • Тезаурус по Венской конвенции — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/1;
  • Предметный указатель для текста CISG — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/2/Rev.3;
  • Выдержки из решений судов, связанных с применением текстов ЮНСИТРАЛ (имеют номер A/CN.9/SER.C­/ABSTRACTS/..., где вместо многоточия следует порядковый номер выдержки).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

12. Иные обзоры практики

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

13. Библиография

  • Аксенов А. Г. Правовое регулирование договора международной купли-продажи товаров между субъектами предпринимательской деятельности стран СНГ // Журнал российского права, № 5. — 2013 [153] — текст (0,15 Мб).
  • Асосков А. В. Венская конвенция ООН 1980 года о договорах международной купли-продажи товаров. Постатейный комментарий к положениям, определяющим сферу ее применения М.: Инфотропик Медиа. — 2013 [256].
  • Асосков А. В. Право, применимое к договорному обязательству: комментарий к ст. 1211 ГК РФ // Закон, № 4. С. 104–118. — 2016 [634].
  • Асосков А. В. Коллизионное регулирование договорных обязательств М.: Инфотропик Медиа. — 2012 [277].
  • Аухатов А. Я. Международные соглашения России и Германии в области коллизионно-правового регулирования юридических лиц // Внешнеторговое право, № 2. С. 24–31. — 2009 [347].
  • Бабкина Е. В. Сложности применения конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года и иностранного права при разрешении международных коммерческих споров // Актуальные проблемы международного публичного и международного частного права. Мн. С. 68–80. — 2014 [357] — текст (1,02 Мб).
  • Бардина М. П. Определение права, применимого к существу спора международным коммерческим абитражем // Государство и право, № 9. С. 81–90. — 2010 [490] — текст (0,10 Мб).
  • Бардина М. П. Субсидиарное применение национального права при восполнении пробелов Венской конвенции в практике МКАС при ТПП РФ // Международный коммерческий арбитраж, № 4. С. 7–22. — 2006 [457] — текст (2,40 Мб).
  • Бахин С. В. Правовые проблемы договорной унификации // Московский журнал международного права. № 1. С. 129–143. — 2002 [904] — текст (0,51 Мб).
  • Белов В. А. Конвенции о международной купле-продаже товаров // Международное торговое право и право ВТО (в 3 книгах). — М. — Т. 1. С. 172–194. — 2015 [816] — текст (2,35 Мб).
  • Белова Н. Ю. К вопросу о применимом праве во внешнеэкономических договорах // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. № 5. С. 91–94. — 2021 [855] — текст (0,57 Мб).
  • Блинова Ю. В. Определение применимого права к внешнеэкономическим сделкам по принципу наиболее тесной связи // Журнал российского права, № 7. С. 95–103. — 2014 [354] — текст (0,22 Мб).
  • Вилкова Н. Г. Унификация коллизионных норм в сфере международных коммерческих контрактов (Гаагские конвенции) // Хозяйство и право. № 11. С. 131–136. — 1997 [57] — текст (0,69 Мб).
  • Вилкова Н. Г. Применимое право при разрешении споров из внешнеэкономических сделок Хозяйство и право. — М., 1995. — № 11. — С. 100–109. — 1995 [56].
  • Глебин А. В. Термины «коммерческое предприятие» и «постоянное меcтожительство» в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Закон и право, № 2. С. 75–78. — 2015 [292].
  • Григорьев Т. Ю. Особенности трансграничных дистрибьюторских соглашений и договора торгового представительства // Право и экономика, № 7. — 2012 [804] — текст (0,23 Мб).
  • Дубинчин А. А. Почему Великобритания не присоединяется к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.? // Арбитраж и регулирование международного коммерческого оборота: российские, иностранные и трансграничные подходы. Liber amicorum в честь 70-летия А. С. Комарова. М. С. 213–237. — 2019 [695] — текст (18,78 Мб).
  • Жарский А. В. Договор международной купли-продажи товаров: правовое регулирование последствий его нарушения // DE JURE, № 43. С. 14–17. — 1999 [146] — текст (0,24 Мб).
  • Ирбитский А. Е. Соотношение международного договора и российского законодательства в регулировании внешнеэкономических сделок // Актуальные проблемы международного права в современных геополитических условиях. С. 54–61. — 2017 [302].
  • Кабатов В. А. Применение Венской конвенции 1980 г. в качестве права государства — ее участника // Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров: К 10-летию ее применения Россией. С. 31–34. — 2001 [530] — текст (1,20 Мб).
  • Кабатов В. А. Условия применения Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. в практике МКАС // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения. — М. С. 147–151. — 2012 [208] — текст (0,55 Мб).
  • Кабатова Е. В. Выбор применимого права при рассмотрении споров из внешнеэкономических сделок // Международный коммерческий арбитраж, № 2. С. 34–40. — 2007 [460] — текст (1,64 Мб).
  • Канашевский В. А. Определение применимого права в практике международного коммерческого арбитража // Международное публичное и частное право, № 6. С. 13–17. — 2006 [234].
  • Коллектив авторов Внешнеторговый договор купли-продажи в системе международного частного права // Право и управление. XXI век, № 3. С. 38–45. — 2016 [286] — текст (0,38 Мб).
  • Комаров А. С. Применение межгосударственных договоров в области унификации права международной торговли // Служение праву: Памяти профессора В.А. Туманова посвящается: Сборник статей / Под редакцией Д.А. Туманова и М.В. Захаровой. С. 285–299. — 2017 [532] — текст (1,36 Мб).
  • Комаров А. С. Внешнеэкономический договор: выбор контрагентами применимого права // Актуальные правовые аспекты современной практики международного коммерческого оборота: Сборник статей / М.П. Бардина, В.В. Безбах, Г.Н. Буднева и др.; под общ. ред. А.С. Комарова. М. — 2016 [666].
  • Комиссаров А. А. Сфера применения Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров // Государство и право: теория и практика. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 1, С. 98–105. — 2002 [183].
  • Константинова Е. Л. Исторические и идеологические аспекты развития науки отечественного международного частного права после Второй мировой войны // Вестник СПбГУ. Право. Т. 10. Вып. 1. С. 84–98. — 2019 [845] — текст (0,64 Мб).
  • Кравчук Г. Сфера применения Венской конвенции. Исключение применения Венской конвенции: правоприменительная практика // Материалы III Международных чтений памяти академика Побирченко И.Г. Киев. С. 39–57, на украинском языке. — 2016 [436] — текст (0,96 Мб).
  • Красноярова Н. И. Условия внешнеторговых контрактов о применимом праве // Вестник ТюмГУ, № 1. С. 149–156. — 2004 [233].
  • Крупко С. И. Право, подлежащее применению к договору международной купли-продажи товаров между российскими и китайскими предприятиями: опыт МКАС при ТПП РФ и российских государственных судов // Имущественные отношения в Российской Федерации, № 9. С. 61–70. — 2019 [706] — текст (0,16 Мб).
  • Кузнецов С. С. Соглашение сторон о применимом праве в законодательстве Украины // Международное публичное и частное право, № 6. С. 37–40. — 2003 [235].
  • Лазарева Т. П. Некоторые проблемы выбора применимого права в практике разрешения внешнеэкономических споров // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. № 6. Совместно с: Шестакова М.П. С. 69–83. — 2019 [712] — текст (0,56 Мб).
  • Лебедев С. Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений (некоторые общие вопросы) // Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей: Труды кафедры международного частного и гражданского права. М. С. 15–43. — 1979 [398] — текст (9,48 Мб).
  • Лебедев С. Н. К пересмотру Гаагской конвенции 1955 года // Правовые аспекты осуществления внешнеэкономических связей. — М., 1985. — С. 55–68. — 1985 [85] — текст (9,11 Мб).
  • Лебедев С. Н. Листая страницы истории // Избранные труды по международному коммерческому арбитражу, праву международной торговли, международному частному праву, частному морскому праву. М. С. 614–617. — 2009 [400] — текст (3,26 Мб).
  • Левин Д. Б. Что скрывается за теорией «примата» международного права над внутригосударственным правом // Советское государство и право. № 7. С. 115–120. — 1955 [1000] — текст (2,69 Мб).
  • Лехтинен Л. Исключение применения Венской конвенции ООН 1980 года о договорах международной купли-продажи товаров оговоркой о применимом праве // Российский ежегодник международного права. С. 294–298. — 2017 [491].
  • Магдалинская Ю. В. Венская конвенция и договорное право Китая // Журнал правовых и экономических исследований, № 1. С. 62–70. — 2018 [707] — текст (0,69 Мб).
  • Мажорина М. В. Выбор применимого права к трансграничным смешанным и непоименованным договорам // Журнал российского права, № 10. — 2012 [155] — текст (0,18 Мб).
  • Маковский А. Л. Проблемы унификации международного частного права. Отв. ред. А.Л. Маковский, И.О. Хлестова М.: ИЗиСП, Юриспруденция. — 2012 [276].
  • Медведев Ю. Імплементація норм міжнародного права у право України: зміст і способи реалізації // Публічне право, № 1. С. 129–135. — 2014 [687] — текст (0,12 Мб).
  • Мещанова М. В. Современные подходы к определению применимого права в договорах международной купли-продажи товаров // Правовое обеспечение инновационного развития экономики Республики Беларусь. С. 145–147. — 2010 [384] — текст (0,06 Мб).
  • Минаков А. И. Гаагская конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже движимых материальных вещей // Вестник Московского университета. Серия 12. Право. № 6. С. 45–51. — 1974 [942] — текст (4,24 Мб).
  • Муранов А. И. История официального опубликования в Российской Федерации Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980) в связи с проблемой применения в России ее международных договоров // Московский журнал международного права, № 3. С. 454–481. — 2000 [402] — текст (0,44 Мб).
  • Мучак Р. Правовое регулирование международной купли-продажи зерновых товаров // Актуальные правовые вопросы торгово-экономического сотрудничества РФ с зарубежными странами. — М. С. 86–93. — 2010 [198].
  • Николюкин С. В. К вопросу о выборе унифицированных материальных норм Венской конвенции 1980 г. в качестве применимого права в международном коммерческом арбитраже // Арбитражный и гражданский процесс, № 5. — 2008 [158].
  • Парамошина Е. А. Молчаливый выбор права в международных договорах по Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, и Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров // Современное право, № 8. С. 128–131. — 2009 [175].
  • Парамошина Е. А. Достоинства и недостатки Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата, № 4. С. 122–125. — 2009 [244].
  • Петкевич Н. В. Понятие внешнеэкономической сделки // Право и демократия: межвуз. сб. науч. трудов. Вып. 8. Раздел II. Право и социально-экономическая реформа. — 1997 [385] — текст (0,10 Мб).
  • Петруша А. А. Юрисдикция английского суда на примере сделки международной купли-продажи товаров // Актуальные проблемы российского права, № 2. С. 212–221. — 2013 [899] — текст (0,66 Мб).
  • Пхаладзе Т. Н. Некоторые аспекты коллизионного регулирования договорных обязательств в международном частном праве Грузии. Московский журнал международного права, № 3. С. 67–76. — 2007 [830] — текст (0,25 Мб).
  • Разбежкин Ю. П. Нормы международного частного права РФ, применяемые при определении национального права как субсидиарного статута Венской Конвенции // Сборник аспирантских научных работ юридического факультета КГУ . Вып. 10. — Казань. С. 290–295. — 2009 [207].
  • Разбежкин Ю. П. Намерение сторон при выборе Венской конвенции в качестве применимого права // Сборник аспирантских научных работ юридического факультета КГУ . Вып. 10. — Казань. С. 285–290. — 2009 [206].
  • Розенберг М. Г. Из практики МКАС при ТПП РФ // Хозяйство и право, № 1, С. 43–58. — 2002 [600] — текст (2,42 Мб).
  • Розенберг М. Г. Сфера действия Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров и соглашение сторон договора о применимом праве (из практики МКАС) // Международный коммерческий арбитраж, № 1. С. 46–55. — 2004 [450] — текст (7,44 Мб).
  • Розенберг М. Г. Как формулировать во внешнеэкономическом контракте условие о применимом праве // Экономика и жизнь, № 39. С. 69–71. — 2011 [760] — текст (1,85 Мб).
  • Саванець Л. М. Уніфікація матеріальних норм про відповідність товару договору в міжнародному приватному праві // Актуальні проблеми правознавства, № 3. 82–89. — 2021 [793] — текст (0,35 Мб).
  • Смирнова Е. В. Применение Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров // Рос. юстиция. — М., 1997. — № 11. — С. 26–28. — 1997 [93].
  • Старцев Д. Д. Страны БРИКС и Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.: общие вопросы применения // Законодательство и экономика, № 3. С. 60–66. — 2015 [374].
  • Усачев И. В. Пределы принципа автономии воли и право, применимое сторонами при выборе условий внешнеэкономической седлки // Евразийский юридический журнал, № 49. С. 93–96. — 2012 [261].
  • Усачев И. В. Статут внешнеэкономической сделки // Право и экономика, № 6. С. 74–79. — 2012 [141].
  • Христова С. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров — общие замечания // Материалы семинара по Конвенции об исковой давности и Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. М. С. 179–186. — 1983 [470] — текст (4,69 Мб).
  • Хутте ван Х. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров в арбитражной практике МТП // Международный коммерческий арбитраж, № 1. С. 106–123. — 2006 [452] — текст (3,66 Мб).
  • Чуркина Л. М. Применение национальными судами международных договоров Российской Федерации // Сибирское юридическое обозрение. № 1. С. 76–82. — 2021 [723].
  • Янке Б. В. Приведение в исполнение иностранных судебных решений о штрафных убытках во Франции после дела Fountaine Pajot // Вестник экономического правосудия РФ, № 9. С. 114–141. — 2015 [373].

Расширенная библиография находится по этой ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

14. Поиск по тексту Конвенции

Для поиска по тексту Конвенции укажите ключевое слово:

В качестве подсказок отобраны все существительные, глаголы и прилагательные в их начальной форме. Можно использовать также глоссарий или выборку статей.

Содержание
Статья 1
(Сфера применения)
ENG | GER | RUS | TRK | UKR

Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:

когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или

когда, согласно нормам международного частного права, применимо право Договаривающегося государства.

То обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами.

Ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание при определении применимости настоящей Конвенции.

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2024, политика конфедициальности