международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Остановить агрессию — важно!
Навигация
главная
– текст →
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
практика
библиография
контракт
МЧП
принципы УНИДРУА
латынь
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
поиск
выборка
глоссарий
частотность
+ статистика
цитирование
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 43 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 97

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
добросовестность
извещение
Инкотермс 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
оферта
письменная форма
принципы
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

Ст. 9.

Обычаи и практика взаимных отношений сторон

25 1)
Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях.
The parties are bound by any usage to which they have agreed and by any practices which they have established between themselves.
Сторони зв'язані будь-яким звичаєм, щодо якого вони домовилися, та практикою, яку вони встановили у своїх відносинах.
Die Parteien sind an die Gebräuche, mit denen sie sich einverstanden erklärt haben, und an die Gepflogenheiten gebunden, die zwischen ihnen entstanden sind.
Taraflar, uygulanmasını kabul ettikleri teamüller ve aralarında yerleşmiş olan alışkanlıklarla bağlıdır.
[8: 1] Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в отношениях между собой.
Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях.
The parties are bound by any usage to which they have agreed and by any practices which they have established between themselves.
Сторони зв'язані будь-яким звичаєм, щодо якого вони домовилися, та практикою, яку вони встановили у своїх відносинах.
Die Parteien sind an die Gebräuche, mit denen sie sich einverstanden erklärt haben, und an die Gepflogenheiten gebunden, die zwischen ihnen entstanden sind.
Taraflar, uygulanmasını kabul ettikleri teamüller ve aralarında yerleşmiş olan alışkanlıklarla bağlıdır.
[8: 1] Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в отношениях между собой.
26 2)
При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.
The parties are considered, unless otherwise agreed, to have impliedly made applicable to their contract or its formation a usage of which the parties knew or ought to have known and which in international trade is widely known to, and regularly observed by, parties to contracts of the type involved in the particular trade concerned.
За відсутності інших домовленостей вважається, що сторони мали на увазі застосування до їх договору чи до його укладення звичаю, про який вони знали чи мали знати і який в міжнародній торгівлі широко відомий і постійно додержується сторонами в договорах такого роду й відповідній галузі торгівлі.
Haben die Parteien nichts anderes vereinbart, so wird angenommen, daß sie sich in ihrem Vertrag oder bei seinem Abschluss stillschweigend auf Gebräuche bezogen haben, die sie kannten oder kennen mußten und die im internationalen Handel den Parteien von Verträgen dieser Art in dem betreffenden Geschäftszweig weithin bekannt sind und von ihnen regelmäßig beachtet werden.
Aksi kararlaştırılmadıkça, tarafların bildiği veya bilmesi gerektiği ve milletlerarası ticarette aynı tür sözleşmeleri ilgili ticari branşta akdedenler tarafından yaygın olarak bilinen ve düzenli olarak uygulanan teamüllerin sözleşmelerine ve sözleşmenin kurulması aşamasına uygulanmasını zımnen kabul ettikleri varsayılır.
[8: 2] При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору обычаев, о которых они знали или должны были знать и которые в международной торговле широко известны и постоянно соблюдаются сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.
При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.
The parties are considered, unless otherwise agreed, to have impliedly made applicable to their contract or its formation a usage of which the parties knew or ought to have known and which in international trade is widely known to, and regularly observed by, parties to contracts of the type involved in the particular trade concerned.
За відсутності інших домовленостей вважається, що сторони мали на увазі застосування до їх договору чи до його укладення звичаю, про який вони знали чи мали знати і який в міжнародній торгівлі широко відомий і постійно додержується сторонами в договорах такого роду й відповідній галузі торгівлі.
Haben die Parteien nichts anderes vereinbart, so wird angenommen, daß sie sich in ihrem Vertrag oder bei seinem Abschluss stillschweigend auf Gebräuche bezogen haben, die sie kannten oder kennen mußten und die im internationalen Handel den Parteien von Verträgen dieser Art in dem betreffenden Geschäftszweig weithin bekannt sind und von ihnen regelmäßig beachtet werden.
Aksi kararlaştırılmadıkça, tarafların bildiği veya bilmesi gerektiği ve milletlerarası ticarette aynı tür sözleşmeleri ilgili ticari branşta akdedenler tarafından yaygın olarak bilinen ve düzenli olarak uygulanan teamüllerin sözleşmelerine ve sözleşmenin kurulması aşamasına uygulanmasını zımnen kabul ettikleri varsayılır.
[8: 2] При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору обычаев, о которых они знали или должны были знать и которые в международной торговле широко известны и постоянно соблюдаются сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.

История создания Венской конвенции — отличный пример, как в условиях жесткого противостояния двух систем общие миролюбивые устремления их представителей, отбросивших необходимость следовать внутренней пропагандистской риторике, оказались способны на долгий срок создавать процедуры добрососедства и взаимопонимания (по смыслу документа A/8082). Недопущение международных вооруженных конфликтов, каких-либо актов агрессии так, как это предусматривает Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 (ХХIХ), документ A/RES/3314, — условия для реализации таких процедур и впредь.

События первой половины XX-ого столетия доказали: война одного вождя, одержимого идеей самоутверждения в истории, не должна становиться войной целого народа и трагедией для человечества!

Беспрецендентная по своей циничности и жестокости агрессия Российской Федерации против Украины, ее населения и суверенитета, должна быть немедленно остановлена и подвергнута осуждению, а ее участники — преследованию средствами уголовного судопроизводства независимо от формы их соучастия! При этом степень ответственности участников заговора (conspiracy), направленного на развязывание и осуществление агрессии, становится тем более высокой тогда, когда такая агрессия преследует также цель сокрыть ранее совершенные преступления (узурпация власти; создание преступных сообществ; коррупционные преступления).

Документы ООН: A/HRC/RES/49/1 (права человека),
A/RES-ES-11/1 (агрессия против Украины),
A/RES/ES-11/2 (гумманитарные последствия),
A/RES/ES-11/4 (территориальная целостность)
,
A/RES/ES-11/6 (Резолюция ГА от 23.02.2023).
Репарации Украине: A/RES/ES-11/5.
Совет Безопасности ООН — отчеты о заседаниях в связи с агрессией РФ против Украины: S/PV.9011 (трагедия в Буче), S/PV.9013, S/PV.9018, S/PV.9027, S/PV.9032, S/PV.9056, S/PV.9069, S/PV.9080, S/PV.9115, S/PV.9126.
Комиссия по расследованию нарушений в Украине: Доклад Председателя (23.09.2022).
Доклад Комиссии — A/HRC/52/62 (15.03.2023).
Международный Суд ООН: Заявление Украины от 26.02.2022 — Доклад Международного Суда (извлечение, пп. 189–197).
Международный уголовный суд: Информация Прокурора (22.09.2022).
Сообщение об ордере МУС (17.03.2023).
Управление Верх. комиссара ООН по правам человека: «Убийства гражданских лиц» — доклад, декабрь 2022.

«Потери среди гражданских лиц в Украине. 24.02.2022–15.02.2023»

«Задержание мирных жителей в контексте вооруженной агрессии РФ против Украины» — доклад, июнь 2023.

Данные о числе жертв агрессии
Материалы для ст. 9
1. Гаагские конвенции и проекты
β Поправки — материалы Конференции
2. Комментарий Секретариата — 1979
3. Руководство 2021
4. Комментарий CISG.info
5. Комментарий ЮрЛит
6. Commentary Schlechtriem
7. Commentary Enderlein/Maskow
8. База решений CISG.info
9. Сборник UNCITRAL
10. Иные обзоры практики
11. Библиография
12. Поиск по тексту Конвенции
CISG.info/art/9 — короткий адрес для цитирования данной страницы или ссылки на нее.

Конвенция имеет в своем составе части, главы и разделы (перечисление здесь — от главного к частному). В структуре Документа статья 9 находится соответственно здесь:

Элемент # Ст.ст. Название
Часть I113 Сфера применения и общие положения
Глава II7–13 Общие положения
Названия частей, глав и разделов являются официальными и указаны непосредственно в тексте Документа.

Пользователи также просматривали совместно:

Выборка за последние 30 дней.

Здесь мы публикуем ссылки на наиболее важные — опорные — тексты для статьи 9, входящие в состав электронной библиотеки CISG-Library:

  • Dr. Czerwenka, Beate,
    Übereinkommen der Vereinten Nationen über Verträge über den internationalen Warenkauf vom 11. April 1980
  • Prof. Dr. Piltz, Burghard,
    INCOTERMS and the CISG

1. Гаагские конвенции и подготовительные материалы

Венская конвенция ООН 1980 года — это результат деятельности по унификации права международной купли-продажи продолжительностью в несколько десятилетий (см. история Конвенции). Обращение к подготовительным текстам следует считать неотъемлемой частью толкования Конвенции. Это тем более верно при условии, что Конвенция практически не допускает возможности толкования ее положений с учетом смысла и содержания какого-либо национального права (автономное толкование — см. ст. 7). В том числе и поэтому авторы Конвенции старались сформировать нейтральный терминологический аппарат, а также использовать лексические конструкции, лишенные каких-либо заимствований из права той или иной страны либо отсылок к нему (данное утверждение верно и тогда, когда текст Конвенции содержит грамматически тождественный термин).

Для понимания смысла отдельных положений Конвенции мы рекомендуем последовательно обращаться к:

  • текстам Единообразных законов ULIS ULFC, являющихся приложениями к Гаагским конвенциям 1964 года,
  • проектам Конвенции разных лет,
  • комментарию Секретариата, а также
  • отчетам о заседаниях, состоявшихся в рамках Дипломатической конференции в Вене  — систематизировання выборка для этой статьи.

Статье 9 в редакции, одобренной в ходе Дипломатической конференции, предшествовали следующие тексты из состава ранее принятых единообразных законов ULIS ULFC и/или подготовительных материалов (проектов):

Документ Статья
ULIS 1964 ? 9
ULFC 1964 ? 2 (1), 13
Женева 1976 8
Вена 1977 7
Женева 1977 6
Нью-Йорк 1978 8

Название города в обозначении проекта соответствует месту проведения сессии UNCITRAL или заседания Рабочей группы, а цифра — году, в котором данное событие состоялось.

В ходе Дипломатической конференции в Вене обсуждение статьи 9 состоялось:

Орган Заседание №№
Первый комитет 6, 7, 35
Пленум 6

Ниже представлена информация о содержании поправок к статье 9 , а также ходе их обсуждении участниками Конференции в Вене в марте–апреле 1980 г. — всего 8 поправок:

    Систематизированная выборка — ст. 81 β

  • (2) При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны ...

1Нумерация и текст — согласно проекту.

На отдельной странице мы публикуем расширенную подборку подготовительных материалов.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

2. Комментарий Секретариата — 1979 г.

Информация общего характера

На 11-ой сессии ЮНСИТРАЛ, которая проходила в Нью-Йорке с 30 мая по 16 июня 1978 года, был согласован и утвержден окончательный вариант проекта Конвенции. В специальной литературе он получил краткое название «Нью-Йорк 1978» (документ A/33/17 — п. 28). Проект объединял как положения о порядке заключения договоров международной купли-продажи, так и предписания, регулирующие материальную сторону таких договоров.

К этому проекту Секретариат, по поручению ЮНСИТРАЛ (см. документ A/33/17, п. 27), подготовил комментарий. Текст проекта, указанный комментарий к нему, а также проект заключительных положений будущей Конвенции были направлены правительствам иностранных государств и заинтересованным международным организациям для комментариев и предложений, с тем чтобы в последующем учесть полученные замечания и рекомендации при обсуждении проекта в ходе Дипломатической конференции.

Важно: при работе с Комментарием Секретариата следует учитывать то обстоятельство, что его текст был составлен для проекта Конвенции и он не может считаться комментарием текста Конвенции в действующей редакции. Комментарий не носит обязательный характер. Однако он до сих пор остается важным источником знаний для толкования отдельных положений Конвенции.

Текст проекта Конвенции воспроизводится здесь согласно документу A/CONF.97/5 (Часть I) с сохранением нумерации, предусмотренной проектом; текст комментария — так, как он опубликован в документе A/CONF.97/5 (Часть II).

Комментируемый текст

Статья 8. Обычаи и установившаяся практика.

1) Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в отношениях между собой.

2) При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору обычаев, о которых они знали или должны были знать и которые в международной торговле широко известны и постоянно соблюдаются сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.

Комментарий

В этой статье описывается, в какой степени установившиеся обычаи и взаимная практика сторон обязательны для сторон в договоре.

Из положений подпунктов 1 и 2, взятых вместе, следует, что обычаи, в отношении которых между сторонами достигнута договоренность, являются для них обязательными. Договоренность может быть прямо выраженной или подразумеваемой.

Для того чтобы была налицо подразумеваемая договоренность о том, что стороны будут связаны каким-либо обычаем, этот обычай должен отвечать двум условиям: это должен быть обычай, «о котором стороны знали или должны были знать», и обычай, «который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли». Торговля может быть ограничена определенным товаром, районом или кругом торговых партнеров.

Фактором, определяющим, следует ли считать, что применение какого-либо конкретного обычая подразумевается в данном договоре, часто будет ответ на вопрос о том, является ли этот обычай таким, «который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли». В подобном случае может быть вынесено судебное решение, что стороны «должны были знать» об этом обычае.

Поскольку обычаи, связывающие стороны, становятся таковыми лишь вследствие того, что они были прямо или косвенно включены в договор, эти обычаи будут иметь преимущественную силу по сравнению с противоречащими им положениями настоящей Конвенции, касающимися принципа автономии сторон <1>. В силу этого было опущено как ненужное положение пункта 2 статьи 9 ЮЛИС о том, что в случае коллизии между применяемым обычаем и единообразным законом превалируют обычаи, если иное не согласовано сторонами; это положение было сочтено идущим вразрез с конституционными принципами одних государств и противоречащим публичному порядку — других.

В этой статье не дается какого-либо специального правила для толкования выражений, положений или форм договора, которые широко применяются в международной торговле и в отношении которых стороны не дали какого-либо толкования <2>. В некоторых случаях подобное выражение, положение или форма договора могут считаться составляющими обычай или взаимную практику сторон, вследствие чего будет применяться настоящая статья.

Примечания:

Статья 5.

В статье 7 предусматриваются правила толкования указаний и другого поведения какой-либо стороны.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

3. Руководство — 2021

UNCITRAL
HCCH
UNIDROIT
Правовое руководство по единообразным документам в области международных коммерческих договоров с уделением особого внимания купле-продаже
— ООН, 2021 —

Какова роль практики и обычаев?

Определение содержания договора международной купли-продажи товаров оставлено, с учетом принципа автономии сторон, на усмотрение сторон, которые могут приспособить его содержание в соответствии с потребностями каждой конкретной сделки, в пределах, установленных императивными нормами. На практике стороны могут составить весьма объемный и подробный договор или обменяться офертой и акцептом, указав только основные элементы договора. В любом случае будет возникать вопрос о том, как следует заполнять пробелы в договоре.

В этой связи КМКПТ учитывает, что практика и обычаи играют важную роль. В статье 9 КМКПТ (аналогично статье 1.9 ПМКД [47]) говорится о трех ситуациях, которые различаются по названию, содержанию и последствиям: а) практика, установленная между сторонами; b) согласованные обычаи; и с) международные торговые обычаи или обыкновения. Практика и согласованные обычаи действуют в двусторонних отношениях и поэтому имеют обязательный характер только в том случае, если они отражаются в обычном поведении сторон в рамках их деловых отношений или в соглашении соответствующих сторон. В отношении же устоявшихся и широко признанных международных торговых обычаев действует презумпция общего знания и молчаливого принятия, поскольку их существование не связано с конкретной коммерческой операцией.[/h2]

Все эти три момента являются составной частью договора, и они связывают стороны обычно в ходе заключения договора в силу соглашения либо прямого, либо косвенного. Оставшиеся части условий договора будут заполнены самой КМКПТ посредством резервных положений.

Обычаи и практика играют также важную роль и в рамках самой КМКПТ в качестве критерия для толкования договора (пункт 3 статьи 8).

Согласно пункту (а) статьи 4 КМКПТ вопросы, касающиеся силы какого-либо обычая, исключаются из сферы применения Конвенции.

Какова взаимосвязь между КМКПТ и Инкотермс МТП?

Инкотермс МТП представляют собой свод широко принятых определений для наиболее часто используемых условий торговли для продажи и закупки товаров. Они описывают распределение некоторых обязательств, рисков и расходов в отношениях между покупателем и продавцом, в том числе применительно к импортным и экспортным формальностям, а также к перевозке. В договорной практике правила Инкотермс включаются в договоры купли-продажи товаров, и они помогают обеспечить ясность и сократить неопределенность и риски для продавцов и покупателей.

Инкотермс были впервые опубликованы МТП в 1936 году, которые затем регулярно обновлялись, с тем чтобы отражать нынешнюю торговую практику. Последний вариант Инкотермс был опубликован в 2020 году.

Инкотермс-2020 включают 11 правил. Семь из них (EXW, FCA, СРТ, CIP, DAP, DPU, DDP) являются правилами для любого вида или видов транспорта, а остальные четыре (FAS, FOB, CFR, CIF) — правилами для морского и внутреннего водного транспорта:

В соответствии с КМКПТ Инкотермс МТП рассматриваются как согласованные обычаи и практика, установленные в отношениях между сторонами, так и торговые обычаи. Здесь наблюдается важная взаимосвязь между КМКПТ и Инкотермс применительно к поставке, переходу риска и платежам. Использование Инкотермс полностью не замещает правила КМКПТ, касающиеся перехода риска, поскольку это представляет собой только лишь частичный отход от КМКПТ (статья 6). Кроме того, в Инкотермс МТП ничего не говорится в том числе о заключении договора, платежных обязательствах покупателя и, наиболее важно, о средствах правовой защиты в случае нарушения договора.

Применительно к конкретным предпринимательским секторам торговые условия также могут определяться иным образом, чем Инкотермс МТП, или же могут определяться по-разному во внутреннем праве4*. Таким образом рекомендуется правильно указывать торговое условие, которое предполагается включить.

Сноски:

Применительно к статье 9 КМКПТ и статье 1.9 ПМКД см. также пункт 394 ниже.

текст ↑

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

4. Комментарий к ст. 9 — CISG.info

Систематизированный текст

Стороны связаны [1] любым обычаем [2], относительно которого они договорились [3], и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях [4].

При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали [5] применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен [6] и постоянно соблюдается [7] сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.

Комментарий

[1] Действие обычая

Представляется, что, с учетом ст. 6 Конвенции, иерархия норм, регулирующих отношения сторон, выглядит следующим образом: наивысшей силой обладает сам договор, затем — применимые обычаи, затем — Конвенция. (см. Бергстена, «Basic Concepts of the UN Convention on the International Sale of Goods»).

Вопрос действительности обычая не входит в сферу регулирования Конвенции (см. п. (a) ст. 4 Конвенции) и относится к национальному праву, Конвенция регулирует лишь применимость обычаев к регулированию отношений сторон (см. UNCITRAL Digest of case law on the United Nations Convention on the International Sales of Goods, A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/9, para. 2).

[2] Понятие «обычая» по Конвенции

Конвенция, в отличие от предыдущей попытки унификации торгового права, не содержит определения понятия «обычай» (в английском тексте — «usage»). По ст. 13 Гаагской Конвенции «О единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров» под ним понималась практика или способ ведения деятельности, которые разумные лица, находящиеся в той же ситуации, что и стороны, обычно считают применимыми.

Представляется, что в целях Конвенции русский термин был подобран не слишком удачно. Обычаем (чаще — «торговым обычаем» или «обычаем делового оборота») в российском праве, согласно ч. 1 ст. 5 ГК РФ, «признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе». При этом, в соответствии с ч. 5 ст.  421, «[е]сли условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон» (разумеется, императивным нормам обычаи делового оборота также не могут противоречить — см. ч. 2 ст. 5 ГК РФ).

Таким образом, обычаи делового оборота являются субсидиарным источником российского права, то есть подлежат применению, если они прямо не исключены в силу закона или соглашением сторон (см. также: ч. 3 ст. 28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 № 5338–1; п. 4 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Что касается понятия «usage», то принятым переводом является термин «обыкновение» (см. также определение «usage» в Legamedia International Law Dictionary). Основным отличием обычая от обыкновения является именно необходимость закрепления обыкновения в договоре, без чего оно не может быть к нему применено (см. напр. Рецензию Мусина В.А. на книгу И. С. Зыкина. «Обычаи и обыкновения в международной торговле»).

Таким образом, собственно об обычае речь, по всей видимости, идет только во второй части настоящей статьи (см. также Цигеля, Report to the Uniform Law Conference of Canada on Convention on Contracts for the International Sale of Goods). Тем не менее, с учетом также того, что и в английской доктрине встречается смешение понятий «usage» и «custom» (см. напр. Donnelly v. Randalls Vautier Ltd. [1991] JLR 49), в комментарии как к настоящей статье, так и к иным положениям будет употребляться термин, закрепленный Конвенцией.

[3] Значение договоренности сторон

Очевидно, что, в случае, когда стороны договорились о применении обычая, он становится частью договора и к нему должны быть применены соответствующие правила (см. Enderlein/Maskow, INTERNATIONAL SALES LAW с последующими ссылками; Шлехтрима, «Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG)», Art. 9, para. 8).

Отсюда также следует отсутствие необходимости в критериях, установленных часть второй настоящей статьи: стороны могут прямо закрепить применимость местного обычая (UNCITRAL Yearbook. Volume VIII: 1977. A/CN.9/SER.A/1977, стр. 148, параграф 3; решение Oberster Gerichtshof, 21 марта 2000), который не обязательно должен быть широко известным (Oberster Gerichtshof, 15 октября 1998).

[4] Значение установившейся практики отношений сторон

Помимо прямой договоренности, стороны могут установить тот или иной обычай в своих отношениях путем практики.

Сама Конвенция не устанавливает, в каких случаях можно говорить об установившейся практике в отношениях сторон. Превалирующее мнение состоит в том, что для этого необходимо длительное время и большое число заключенных и исполненных договоров, в том числе несколько судов указали на недостаточность двух договоров купли-продажи (Zivilgericht des Kantons Basel-Stadt Switzerland, 3 декабря 1997 и Amtsgericht Duisburg, 13 апреля 2000). Тем не менее, возникновение практики возможно уже на самом раннем этапе деловых отношений сторон, если, хотя это и не зафиксировано в самом договоре, во время переговоров о заключении договора было ясно, что одна из сторон готова заключить договор только на совершенно конкретных условиях (Oberster Gerichtshof Austria, 6 февраля 1996).

К такой практике могут, например, относиться: извещение о недостатках товара в течение определенного периода (см. п. 2 комментария к аналогичному положению 1.8 Принципов УНИДРУА), особый способ отправки сообщений (см. Шлехтрима, «Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG)», Art. 9, para. 7), быстрая доставка запасных частей или молчание в качестве акцепта в отступление от ст. 18 Конвенции (см. UNCITRAL Digest of case law on the United Nations Convention on the International Sales of Goods, A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/9, para. 6).

[5] Подразумеваемые обычаи

Часть вторая настоящей статьи закрепляет применимость к исполнению и заключению договора обычаев, о которых стороны не договаривались, если такие обычаи известны или должны быть известны сторонам и если они широко известны международной торговле и соблюдаются в соответствующей ее сфере (см. п. 3 Комментария Секретариата к проекту ст. 9).

[6] Известность обычая

Согласно решению австрийского суда (см. Oberlandesgericht Graz, 9 ноября 1995), известным в международной торговле может быть и национальный обычай, если он применяется к отношениям с иностранными партнерами.

В любом случае, по общему правилу, такой обычай должен быть широко известен в соответствующих деловых кругах если не всего мира, то, по меньшей мере, стран региона, где заключен договор купли-продажи(см. Enderlein/Maskow, INTERNATIONAL SALES LAW; Шлехтрима, «Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG)», Art. 9, para. 8).

Сами же стороны должны о нем знать только в том случае, если их коммерческое предприятие находится в месте применения этого обычая или если стороны постоянно занимаются предпринимательской деятельностью в этой области (см. UNCITRAL Digest of case law on the United Nations Convention on the International Sales of Goods, A/CN.9/SER.C/DIGEST/CISG/9, para. 12).

[7] Соблюдение обычая

Некоторые авторы толкуют это положение как возможность существования известного обычая, которые не применяется теми или иными странами, вследствие различий в экономическом укладе или в связи с другими отдельными особенностями (см. Enderlein/Maskow, INTERNATIONAL SALES LAW; Шлехтрима, Uniform Sales Law — The UN-Convention on Contracts for the International Sale of Goods с дальнейшими ссылками и цитатами). Немецкий суд в своем решении (см. Oberlandesgericht Frankfurt, 5 июля 1995) установил, что обычай должен быть признан как в стране продавца, так и в стране покупателя, применение его лишь в одной из стран является недостаточным.

 

Автор комментария: ExC.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

5. Комментарий ЮрЛит — 1994 г.

Текст комментария Венской конвенции, опубликованный в издательстве «Юридическая литература» в 1994 году.

Для ст. 9 комментарий составил: И.С. Зыкин.

Стр. 34

Множественность и разнородность обычных правил, различные их трактовки в национальном законодательстве и судебно-арбитражной практике порождают существенные правовые и чисто практические трудности при применении обычаев. Не однозначны и позиции о допустимости учета при регламентации сделок сложившейся практики взаимоотношений контрагентов. Соответствующие нормы Конвенции имеют важное значение, поскольку в них зафиксирован ряд единообразных подходов к обычаям и практике отношений сторон. В принципе не противореча нормам российского права, затрагивающим названные категории (п. 2 ст. 57, п. 3 ст. 59, пп. 2 и 3 ст. 63, ст. 64, п. 2 ст. 75, ст. 156 Основ), предписания Конвенции имеют более разработанный характер.

Отсутствие единства в подходе к обычным правилам в законодательстве, судебно-арбитражной практике и доктрине разных стран проявляется и при использовании различных терминов для их обозначения. В Основах 1991 г. говорится об обычаях делового оборота. Вместе с тем в российском праве' можно встретить и упоминание об обыкновениях. В отечественной правовой доктрине также употребляются термины «обычаи» и «обыкновение», которые часто смешиваются. В праве Англии и США применительно к торговым отношениям нередко взаимозаменяемо употребляются термины «custom» и «usage», в праве Франции — термины «coutume» и «usage». При этом нет единства в том, что понимать под обычным правилом, где лежит граница между приведенными понятиями. Термины «custom», «coutume» чаще все же используются для обозначения обычно-правовой нормы, под термином «usage» понимаются большей частью правила ненормативного характера. В Конвенции используются термины «обычай» в русском тексте и «usage» — в английском и французском текстах.

Терминологические расхождения связаны с различиями в методологическом подходе. В принципе, под термином «обычай» может пониматься не только правило, являющееся правовой нормой и применимое в качестве таковой (правовой обычай), но и правило, не являющееся правовой нормой, применимость которого базируется на том, что оно считается входящим в состав волеизъявления сторон по договору (обыкновение). Обычай как диапозитивная норма права применяется, если иное не установлено соглашением сторон. Что же касается обычая (обыкновения), то он применяется, если в договоре содержится ссылка на него либо если договор позволяет предположить намерение сторон руководствоваться тем или иным обычаем (обыкновением). Другими словами, обычаи подразделяются на правила, являющиеся нормами права и не являющиеся таковыми. Соответственно различаются и принципы, условия применения двух видов обычаев к договорам. Таков традиционный, пожалуй, подход к трактовке обычаев.

Вместе с тем если в теории можно с некоторыми оговорками провести четкую грань между обычаем — нормой права и обычаем, не являющимся нормой права, то на практике разграничить их гораздо сложнее. Наличие множества торговых обычаев, отклоняющихся от закона, порождает вопрос об обосновании юридической силы таких обычаев, заменяющих, по сути дела, закон. В результате в законодательстве, судебно-арбитражной практике, юридической литературе ряда иностранных государств принято толковать обычные правила исключительно или преимущественно как подразумеваемые условия договора (usage), входящие в состав волеизъявления сторон по сделке, без признания за обычаями силы норм права. Однако ссылка па подразумеваемую волю сторон как основание применения обычного правила нередко имеет чисто гипотетический характер, в особенности если речь идет о широко из-

Стр. 35

-вестных и постоянно соблюдаемых обычных правилах, которые на практике в большинстве случаев применяются, поскольку соглашением сторон не установлено иное, т.е., по существу, как диспозитивные нормы.

В свете этих соображений о возможных методологических подходах к обычаям становится яснее позиция Конвенции в отношении обоснования применения обычаев.

Во-первых, обычаи применяются, если есть договоренность об этом сторон (п. 1 ст. 9), и, во-вторых, они могут применяться и при отсутствии такой договоренности, достаточно лишь, чтобы в соглашении не было установлено иное; в этом случае считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая (п. 2 ст. 9).

Здесь мы встречаемся с условиями применения обычных правил, вытекающими из самого договора. Нельзя, например, применить обычай, который противоречит договорным условиям, выраженным в сделке намерениям сторон, содержанию соглашения в целом.

Согласно п. 2 ст. 9, для того чтобы применить обычай, помимо того что он не может противоречить договору, необходимы следующие условия: он должен постоянно соблюдаться, быть широко известным, кроме того, необходимо, чтобы стороны знали или должны знать этот обычай.

Перечисленные критерии тесно связаны. Чем строже соблюдается обычное правило, тем больше оснований говорить о его известности. Однако если критерий «постоянное соблюдение» позволяет определить, существует ли вообще данный обычай (ведь постоянность соблюдения обычая — одна из его наиболее характерных черт), то критерий «широкая известность» помогает ответить на вопрос, можно ли существующий обычай применить к отношениям сторон.

Как видно из текста Конвенции, применение обычая может иметь место, лишь если стороны знали его или должны были знать. Проще всего решается вопрос о применении обычая, когда стороны знали о его существовании. Трудности могут возникнуть при определении, должна ли была одна из сторон знать обычай, на который ссылается другая сторона. Решение этого вопроса в первую очередь зависит от того, насколько широко известно данное обычное правило в международной торговле и как постоянно оно соблюдается. Здесь наглядно проявляется отмеченная выше взаимосвязь условий, наличие которых позволяет применить обычай. В конечном итоге на первый план выходит не субъективный критерий (фактическое знание или незнание обычая конкретным лицом), а объективный — широкая известность, постоянность соблюдения обычая.

Таким образом, согласно Конвенции, фактическое знание обычая, равно как и намерение им руководствоваться, необязательно. Для применения его в большинстве случаев будет вполне достаточно, что сторона по сделке должна знать о существовании обычая. Это еще раз показывает, что отсылка в Конвенции к подразумеваемой воле сторон носит, по сути дела, гипотетический характер и обычаи могут применяться во многих случаях независимо от их знания сторонами.

Применение обычаев независимо от знания их контрагентом допускается и в национальном праве, судебно-арбитражной практике отдельных стран. Назовем характерные случаи вероятного распространения действия обычая на лиц, с ним не знакомых: обычай, сложившийся на определенном рынке, может быть применен к лицам, заключающим сделку на этом рынке; обычай, существующий в торговле определенными видами товаров, может быть принят во внимание, если стороны регулярно торгуют этим товаром.

Стр. 36

Для российского права, практики Арбитражного суда содержащееся в Конвенции требование знания сторонами обычая как необходимого условия его применения является в определенной степени новеллой. Использование этого критерия помогает избежать нежелательных правовых последствий, например, когда один партнер по сделке ссылается на неизвестный другому партнеру обычай сугубо локального характера и широко не распространенного в международной торговле. Положения Конвенции направлены как раз на ограничение применения такого рода обычаев.

Один из главных вопросов — соотношение обычаев и закрепленных в Конвенции норм. Что превалирует в случае возникновения коллизий — положения Конвенции или обычаи?

Гаагские конвенции (подход которых к обычаям использован при формулировании соответствующих положений Венской конвенции) содержат положения, устанавливающие приоритет обычая над нормами Конвенций 1964 года.

В Венской конвенции прямого указания на этот счет нет. Вместе с тем не исключается возможность применения обычного правила даже при наличии соответствующей нормы в самой Конвенции. Такой вывод вытекает из ст.ст. 6 и 9 Конвенции. В соответствии со ст. 9 считается, что стороны подразумевали применение к договору обычаев, которые, таким образом, входят в состав волеизъявления сторон. Волеизъявление же сторон, как следует из ст. 6, может быть направлено на отступление от положений Конвенции <1>. Поскольку нормы Конвенции (за исключением случаев, предусмотренных в ст. 12 и касающихся письменной формы совершения сделок) носят диспозитивный характер, речь идет о допустимости отклонения обычных правил от диспозитивных норм международного договора.

Говоря о том, что не исключается применение обычая, отступающего от норм Конвенции, необходимо все же сделать некоторые оговорки. В соответствии со ст. 4 Конвенция, поскольку иное в ней прямо не предусмотрено, не касается действительности любого обычая. Этот вопрос должен решаться на основании норм применимого национального права, которое может отрицательно относиться к признанию юридически действительными обычаев, противоречащих нормам закона. К тому же на практике суды и арбитражи предъявляют более строгие требования к доказыванию обычного правила при наличии соответствующей нормы закона или прецедента (где признается эта форма выражения права), чем при отсутствии таковой, и обычай может быть признан недоказанным.

Так как действительность обычая является одним из условий его применения, можно сказать, что признаки и условия применения обычного правила урегулированы в самой Конвенции (и из них следует исходить при установлении факта существования и возможности применения обычая), за исключением одного важного условия —действительности обычая, которая определяется на основе применимого права.

Рассмотрим теперь, как и для чего можно применить обычные правила по Конвенции. Обычай можно применять при толковании волеизъявления стороны («заявления или иного поведения» — см. ст. 8). Эта прямо названная в Конвенции форма применения обычаев не является единственно возможной.

Анализ практики Арбитражного суда показывает, что обычаи применяются не только для толкования условий договора или отдельных использованных в нем выражений и терминов, но и для разрешения вопросов, не нашедших

Примечания для стр. 36

См., в частности: Honnold J. Op. cit. P. 179; Воnell. Op. cit. P. 104.

Стр. 37

отражения в сделке. Такой подход соответствует упоминавшимся выше нормам Основ 1991 года. Аналогично решается данная проблема, например, и в праве Англии и Франции, где обычные правила могут использоваться для толкования договора и для его дополнения. В праве же США обычное правило в сфере торговли может, кроме того, ограничивать («to quality») условия соглашения, в том числе и прямо выраженные (п. 3 ст. 1–205 ЕТК). Следовательно, сфера применения обычаев по праву США несколько шире. В этой связи может стать актуальной проблема достижения единообразия в формах и области применения обычаев на основе Конвенции.

По смыслу ст. 7, которая посвящена толкованию самой Конвенции и разрешению вопросов, относящихся к предмету ее регулирования, но прямо в ней не разрешенных, можно также допустить возможность использования для этих целей и обычаев. Заметим, что при толковании и восполнении пробелов международного договора или закона обычаем одновременно может происходить толкование и дополнение договора. Эти проблемы, таким образом, бывают довольно тесно связаны.

Наряду с вопросами применения обычаев Конвенция предусматривает, что стороны связаны «практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях» (п. 1 ст. 9). Имеется в виду особая правовая категория, отличающаяся от обычая прежде всего тем, что это сложившаяся практика взаимоотношений между данными сторонами. Она упоминается и в п. 3 ст. 8, который предусматривает ее применение для толкования волеизъявления стороны.

Эта категория известна национальному законодательству ряда стран, включая Россию, она широко используется в судебно-арбитражной практике, в том числе и в практике международного коммерческого арбитража.

Предписания Конвенции отражают то немаловажное обстоятельство, что практика взаимоотношений самих контрагентов, которая прямо не зафиксирована в договоре, тем не менее может учитываться при определении прав и обязанностей сторон.

И.С. Зыкин явлется автором комментария для ст.ст.: 1, 7, 9, 10.

Источник публикации: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров Комментарий [М.М. Богуславский и др.], М.: Юридическая литература, 1994.

Авторский коллектив: М.М. Богуславский, Н.Г. Вилкова, А.М. Городисский, И.С. Зыкин, А.С. Комаров, А.А. Костин, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков.

ISBN 5-7260-0749-2. Тираж: 30 тыс. экз.

Дополнительная информация об издании.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

6. Schlechtriem — 1986

UNIFORM SALES LAW Univ. Prof. Dr. Peter Schlechtriem
— Manz Verlag, Vienna: 1986 —

C. Usages (Article 9)

Article 9(1) binds the parties to any usages to which they have agreed — either through their negotiations or by their course of dealing. [116b] This provision corresponds to ULIS Article 9(1) and confirms the parties‚ autonomy over the contents and formation of the contract. Of course, Article 4(a) still mandates respect for domestic laws that prohibit certain trade practices and void contracts concluded by such means. The so-called „normative“ usages were extremely controversial. According to the German understanding, their validity is not based on the parties‘ agreement. The Convention adopts in Article 9(2), as in Article [page 40] 8(2) of the 1978 Draft Convention, the legal construction — which in certain cases may be accurate — that a usage is binding due to an implied silent agreement between the parties. [117] A usage is binding only where the parties knew or ought to have known of the particular usage. This provision probably produces the same results as the restrictions of ULIS Article 9(2) sentence 1 and ULF Article 13(1). [118]

The last part of Article 9(2) restricts the kind of usages which must be observed. [119] The formulation reflects the concerns that some delegations had regarding respect for trade usages. [120] The requirement that the usage must be widely known in international trade, if taken literally, would mean that trade usages would generally have little effect. But Article 9(2) specifies that usages are defined with reference to the particular branch of the trade involved and to the parties who form contracts like the one concerned in a particular case. This is especially important when defining „international,“ „widely known“ and „regularly observed.“ This means respect for usages existing, for example, in the international grain trade and followed by the parties who buy and sell grain on the international market. It is irrelevant, on the other hand, whether the practice is known „internationally“ outside grain-trade circles.

Basically, Article 9(2) is an „internationalized“ version of the requirements in German law for development and recognition of a binding trade usage: actual use, the consent of those who deal in the relevant trade transactions, and a certain duration, [121] factors which are basic in other legal systems as well. [122] In comparison to ULIS Article 9(2) and ULF Article 13(1), however, Article 9(2) restricts the recognition of national, regional or local usages which were developed for domestic sales and are not regularly followed in international transactions. These [page 41] usages cannot be „internationalized“ simply because a foreign party knew or should have known of the custom. [123] The Chinese proposal that only reasonable usages should be recognized, [124] which would have given domestic courts control over the contents of usages, was rejected; [125] however, domestic prohibitions of certain trade customs which have the effect of voiding the contract remain operative (Article 4(a)).

There was no support for the view expressed by the Czechoslovakian delegation that the rules of the Convention should have priority over trade usages. The fact that the legal relevance of usages is based on a tacit agreement made it easier to accept them as a consequence of the priority of party autonomy over the Convention‚s rules. [126] The Conference also rejected a Pakistani proposal that would have permitted one party‘s conduct to prevent a finding that the parties had agreed on a usage. [127] Accordingly, it can be assumed that a party can show that a usage does not apply only by proving that it rejected it.

According to the version formulated in Vienna, usages explicitly apply to the formation of the contract as well. Nevertheless, it remains unclear whether usages such as those developed in Germany concerning the „commercial letter of confirmation“ will be respected. The United States delegation, in presenting arguments for its proposal to include as usages those concerning contract formation, mentioned cases in which silence operates as the acceptance of an offer. [128] Therefore, it seems possible, in principle, to recognize usages in which silence means approval, if they meet the requirements of Article 9(2).

However, the requirements for according legal consequence to the silence of a party receiving a letter of confirmation would be considerably narrower in international commercial transactions than for internal dealings. But even according to the wording of ULFIS Article 13(1), which itself permits the „internationalization“ of German usages, due consideration had to be given to whether the other side was informed or could have been informed. The substantive requirements for an effective letter of confirmation, i.e., that silence may be regarded as consent, would not be met if the foreign party were uninformed. [129] The wording of Article 9(2), which corresponds to the rules recognized in Germany, permits a letter of confirmation to be effective only if it is used in that particular branch of business in several countries and if the practice is acknowledged to have the legal consequence that silence means consent.

Finally, there was no support for the Egyptian proposal to include in the Convention ULIS Article 9(3). [130] As a result, guidelines for a uniform interpretation [page 42] of Incoterms, for example, are lacking. On the other hand, in practice, Article 8(2) should, in general, be able to fulfill the function of ULIS Article 9(3) in these cases. [130a]

Footnotes:

Eörsi argues that, under Article 9(1), usages must be made explicitly applicable, while Article 9(2) allows an implicit agreement. Eörsi, General Principles at 9; see also Réczei, Fields of Application at 179–182; Bydlinski at 75; contra Bonell, 107 östJBL 385 (1985).

text ↑

In contrast to normative grounds, contractual intent as the ground for the applicability of usages means that capacity to contract and defects of will can gain importance as questions of „validity“ under Article 4(a). As to the Hague Convention, see Dölle (Schlechtriem) ULF Article 13 § 4. The contrary view of Bonell, östJBL 385, seems to be desirable, but can hardly be based on the history of art. 9 and will lead to diverging interpretations; see Bergsten, Basic Concepts of the UN Convention on the International Sale of Goods, 20, 21. See also Bydlinski at 76 for an important advantage of the contractual approach: There can be no doubt that usages prevail over the rules of the Convention.

text ↑

For ULF Article 13(1), see Dölle (Schlechtriem) Article 13 §§ 7 et seq. at 11.

text ↑

Cf. Réczei, Rules of Application at 82 et seq.; Eörsi, General Provisions at 2–23.

text ↑

See Enderlein at 33 („Unification of law must not sanction customs developed by capitalistic monopolies vis-à-vis weaker parties, especially in developing countries. On the other hand, unification of sales law can take into account, as its cornerstone, such international usages and customs which can rightly be considered as democratic and equitable“). But see Maskow § 2.4 at 58 („quite happy with the present formula . . . while other socialist countries may feel some hesitations“). See also A/Conf. 97/C.1/SR.6 (= O.R. 263) at 9 § 71 (position of the Yugoslavian delegate); A/Conf. 97/C.1/SR.7 (= O.R. 266) at 4 § 19 (remark by the Soviet delegate that the version represents a compromise on one of the most controversial issues debated in UNCITRAL). Eörsi is very informative on the reasons behind the Socialist countries’ position on usages. See Eörsi, General Provisions, Appendix. As for the reservations of the developing countries, see Date-Bah at 46–47.

text ↑

See Judgment of Oct. 27, 1951, BGH, 1952 NJW 257.

text ↑

Cf. Dölle (Junge) Article 9 § 3; Sonnenberger, Verkehrssitten im Schuldvertrag 61 et seq. (1970).

text ↑

But, as to the Hague Conventions, see Dölle (Schlechtriem) ULF Article 13 § 7 at 11–12.

text ↑

A/Conf. 97/C.1/L.24 (= O.R. 89).

text ↑

See also A/Conf. 97/C.1/SR.6 at 8–9 (= O.R. at 262 et seq.) (discussion).

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/SR.6 at 10–11 (= O.R. 263).

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/L.64 (= O.R. 89) (motion); A/Conf. 97/C.1/.SR.7 at 4–5 (= O.R. 266 et seq.) (discussion). Acceptance of the proposal would have meant that a party could have invalidated part of a usage by neglecting to follow the behavior prescribed by it.

text ↑

Cf. A/Conf. 97/C.1/SR.6 at 11 § 88 (= O.R. 264).

text ↑

Cf. O. Sandrock, Handbuch der Internationalen Vertragsgestaltung 263 et seq. (1980); Dölle (Schlechtriem) ULF Article 13 § 10.

text ↑

Cf. A/Conf. 97/C.1/SR.7 at 5–6 (= O.R. 267).

text ↑

See Honnold, Commentary § 120 (suggesting that contract provisions could be construed in light of the applicable usage).

text ↑

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

7. Enderlein/Maskow — Commentary

INTERNATIONAL SALES LAW Commentary by
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Fritz Enderlein
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Dietrich Maskow
— Oceana Publications, 1992 —

Systematized text

The parties are bound by any usage [1] to which they have agreed [2] and by any practices which they have established between themselves.

The parties are considered [4], unless otherwise agreed, to have impliedly made applicable to their contract [5] or its formation [6] a usage [7] of which the parties knew or ought to have known [8] and which in international trade is widely known [9] to, and regularly observed [10] [11] by, parties to contracts of the type involved in the particular trade concerned.

Words and phrases, concepts

parties are bound by any usage to which they have agreed

agreement can be express or, up to a point, implied

established practices; hierarchy: practices vs. agreed usages

concept of fictitious agreement

usages serve interpretation of the contract

fictitious agreement of usages also extends to formation of the contract

usage an autonomous term

knew or ought to have known the usage

usage which in international trade is widely known

usage which is regularly observed

usage fictitiously agreed when meets requirements

Commentary

[parties are bound by any usage to which they have agreed]

It is not generally defined in the CISG what usages are. Insofar as reference is made to such usages which the parties have agreed to, this is of no relevance since agreed rules are binding for the parties in any case and independent of their character. This is true also of national usages and rules whose legal character is disputed. If, however, usages have been agreed whose validity is excluded under national law, they are not binding (Article 4, subpara. (a), which expressly mentions usages; c. also Article 4, page 6). Paragraph 2 defines those usages which are binding for the parties even though they were not agreed.

If usages are agreed, they will prevail over the Convention, just like all agreements between the parties (Article 6). This holds true also when the agreement is assumed under paragraph 2. Such is the view expressed overwhelmingly in publications (already Junge/Dölle, 47 on Article 9 ULIS which has a very similar content; Honnold, 149; Loewe/Lausanne, 19; Bydlinski/Doralt, 76; Bonell/BB, 104) and there are only rare instances where this issue is [page 67] considered unsolved (Garro, 479). The opinion of the majority is supported by the fact that a Czechoslovak proposal to consider only such usages as valid in the case of fictitious agreements, which are not contrary to the Convention, did not succeed (O.R., 89). Should there be contradictions between usages, agreed usages will prevail over fictitiously agreed ones, as can be concluded from the introductory half-sentence of paragraph 2. Agreed usages, in general, refer only to the post-conclusion stage of the contract, i.e. to the contract performance. Insofar as there are frame contracts or other agreements between the parties, whose effect reaches beyond the individual contract, they can also relate to the conclusion of the contract.

[agreement can be express or, up to a point, implied]

This formulation expresses that there has to be an agreement between the parties. Such agreement can be an implied one. But the assumption that there is implied agreement must not be stretched too far because paragraph 2 would loose its function and the additional requirements mentioned thereunder could be evaded. A combination of both provisions by Bonell/BB, 107, seems rather unconvincing.

[established practices; hierarchy: practices vs. agreed usages]

Concerning the term „established practices“ compare Article 8, page 9. It is derived from US law (Art.1–205 UCC).

Practices, which can be interpreted as implied agreement between the parties and which frequently modify original agreements, should be considered as having priority in their relationship with agreed usages (so believes also Goldstajn/Dubrovnik, 99). They are generally better geared to the particularities of a concrete relationship because they are of an individual and thus more specific character. FRG jurisdiction, in line with the thus far identical (English) text of ULIS, has recognized a usage of fairness of the parties which deviates from the provisions on the time, form and content of a lack of conformity notice (OLG Düsseldorf in: Schlechtriem/Magnus, 167 fol).

[concept of fictitious agreement]

This somewhat strange juridical construction of a fictitious agreement constitutes a compromise between those States whose aim was to have a normative validity of usages, hence validity brought about directly by virtue of law, and those which would have wanted to permit only the application of agreed usages. But in the end, the result in its substance comes close to a normative validity, which is even strengthened by the fictitious character of an agreement, because on grounds of party autonomy the agreement is on top of the hierarchy of the sources determining the substance of a contract (page 1.2.). A number of developing countries voiced some concern at this solution because they were not involved in establishing [page 68] those usages; and so did some Eastern European countries (summarizing Garro, 476 fol).

[usages serve interpretation of the contract]

The obvious idea to be expressed here is that the usages are to be applied to those stages of contract performance which follow the conclusion of the contract, i.e. are to serve the interpretation of the contract.

[fictitious agreement of usages also extends to formation of contract]

The fictitious agreement of usages thus also extends to the formation of the contract and can insofar only be deduced, apart from overlapping agreements, from relations the parties enter into at the time of starting preparation for a contract. The CISG proceeds here, as a matter of exception, from the existence of pre-contractual obligations. But fiction cannot reach beyond the substantive scope of application of the Convention (Article 4) and does, therefore, not cover subjects excluded by it.

[usage an autonomous term]

It seems that using the term „usages“ no additional features, except for the ones mentioned below, are to be required for the rules which become binding by virtue of fiction. This also serves to prevent the risk of an interpretation of the term „usages“ under national law and related differences of opinion on whether specific rules are to be regarded as usages. The term „usages“ is autonomous and can, therefore, be interpreted as broadly as possible (Bonell/BB, 111). It is not required that a usage be ancient or of long standing (Honnold, 148; Bonell/BB, 113). It seems questionable to us whether the measure of good faith should be used to determine to what extent usages are to be considered, as Bonell (ibid.) indicates. Even if one, as we do, does not want to limit this principle to the interpretation of the Convention, this does not mean it should be turned into the criterion for the validity of rules to be followed otherwise. (The situation is different in interpreting practices — page 5 of Article 7). After all, a Chinese proposal requiring usages to be reasonable (O.R., 89 fol) was rejected so that the necessary corrections have to be left to a large extent to the rules of validity of national law. Insofar as there are customary rights which meet the criteria of paragraph 2, they would have to be considered as a usage in the meaning of the CISG. The same goes for local customs which are accepted internationally as being valid for that trading place (similarly Honnold, 148; Bonell/BB, 109; more reserved Schlechtriem, 28).

[knew or ought to have known the usage]

This feature is largely redundant (critical also Huber, 428, and the Indian delegate at the diplomatic conference, O.R., 266, who both go still further, and Bydlinski/Doralt, 77) because, if usages fulfill the requirement described in page 9, the parties have to recognize them as a rule. Only in very rare, exceptional cases one will be able [page 69] to permit that a party invokes that he did not know, nor ought to have known, the rules which meet the remaining requirements (e.g. a factory which regularly does not participate in transactions abroad buys, as an exception, a machine abroad which is traded according to international usage). On the other hand, it is not sufficient that the parties positively know certain rules, but that those rules are not widely known for the individual characteristics must be cumulative.

[usage which in international trade is widely known]

This criterion is the most relevant of all. It will be assumed, in any case, that such usages are widely known in international trade which are known to the relevant business circles in the majority of countries which also belong to different groups of countries, hence in particular developed and developing countries. In a concrete case it may, however, suffice that the usages are known in the relevant business circles of those States where the parties have their places of business. But they must be known there as rules governing international trade and not just domestic transactions.

The applicable usages need not generally be valid for all contracts; it is a sufficient but also necessary requirement that they relate to sales contracts of the respective kind. The types of sales contracts, i.e. the subcategories, are divided according to the goods sold. Accordingly, the usages for trade in machinery and plants; raw materials or specific raw materials; foodstuffs etc. are applied to the respective contract. But the type of contract can also be determined according to whether the contract is one for single delivery or for delivery by instalments; whether it is a short-term or long-term contract; whether delivery is against cash or credit; or whether it is a tender or a direct transaction. The category of goods traded is also an important criterion for the determination of the decisive branch; but here also other requirements are to be considered like, e.g. the use of the goods sold (sales to re-sellers — e.g. dealers — on the one hand, and to final consumers, on the other).

[usage which is regularly observed]

Contrary to the view held by Huber (428), we do not consider this characteristic superfluous, but rather very important. It may very well occur, for instance, that specific rules, which are applied in industrialized countries, are known but not applied in developing countries. Their agreement can then not be assumed, except for contracts between parties from industrialized countries.

[usage fictitiously agreed when meets requirements]

When a rule meets the requirements explained under notes 8–10 their application is fictitiously agreed. Since this refers to the INCOTERMS, the Uniform Customs and Practices for Documentary Credits and the Uniform Rules for Collections, they are applied without taking a decision on whether they are usages at all. The [page 70] above-mentioned rules are rules of interpretation which require a specific stipulation in the contract (use of a specific trade term, of specific conditions of payment). If it is not determined at the same time which is the decisive interpretation; e.g. merely FOB, named port of shipment, then it is governed by the INCOTERMS and not by national usages or laws. Part of the problems with which Article 9, paragraph 3 ULIS deals (interpretation of expressions, clauses or forms), which in spite of relevant requests at the diplomatic conference did not find its way into the CISG (O.R., 89 fol), can be solved in this way (similarly Secretariat’s Commentary, 19). Article 8, paragraph 2 can also be consulted in this context (Schlechtriem, 29). [page 71]

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

8. Судебно-арбитражные решения — CISG.info

Для статьи 9 найдено 18 решений.

Смотреть выборку по ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

9. Сборник ЮНСИТРАЛ на русском языке

ЮНСИТРАЛ консолидирует судебно-арбитражную практику (в рамках базы данных «Прецедентное право по текстам ЮНСИТРАЛ» — ППТЮ), анализирует ее (в формате Выдержек из дел — ABSTRACTS) и обобщает посредством публикации Сборников по прецедентному праву, касающемуся Венской конвенции 1980 г.:

При составлении Сборника принято использовать инструменты анализа и обобщения судебно-арбитражной практики:

  • Тезаурус по Венской конвенции — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/1;
  • Предметный указатель для текста CISG — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/2/Rev.3;
  • Выдержки из решений судов, связанных с применением текстов ЮНСИТРАЛ (имеют номер A/CN.9/SER.C­/ABSTRACTS/..., где вместо многоточия следует порядковый номер выдержки).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

10. Иные обзоры практики

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

11. Библиография

  • Аблезгова А. В. Обычаи международной торговли как основные источники lex mercatoria // Журнал российского права, № 4. — 2008 [582] — текст (0,15 Мб).
  • Аксенов А. Г. Обычаи, применяемые к договору международной купли-продажи товаров между субъектами предпринимательской деятельности стран СНГ // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, № 3–2. С. 22–29. — 2014 [296] — текст (0,37 Мб).
  • Аксенов А. Г. Регулирование договора международной купли-продажи товаров между субъектами предпринимательской деятельности стран СНГ в рамках Конвенции ООН «О договорах межд. купли-продажи товаров» 1980 // В: Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, № 3–2. С. 21–27. — 2013 [390] — текст (0,36 Мб).
  • Алимова Я. О. Небольшой исторический экскурс по правилам ИНКОТЕРМС с 1936 по 2020 г. с акцентом на новой редакции // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина, № 10. С. 147–156. — 2019 [833] — текст (0,38 Мб).
  • Арутюнян С. Е. Обычаи и обыкновения международной торговли как источник lex mercatoria // Вестник Российско-Армянского (Славянского) университета: гумманитарные и общественные науки, № 3. С. 58–67. — 2015 [493] — текст (0,57 Мб).
  • Батрова Т. А. Особенности закрепления и применения торговых обычаев: межуднародный опыт и национальная практика // Российская юстиция, № 2. С. 28–32. — 2016 [366].
  • Бахин С. В. Международные торговые термины и условные обозначения // Международное публичное и частное право: проблемы и перспективы. Под. ред. С.В. Бахина. — 2007 [571].
  • Бахин С. В. Lex mercatoria и унификация международного частного права // Журнал международного частного права, № 4. — 1999 [543] — текст (0,30 Мб).
  • Белов В. А. Торговые обычаи в системе источников международного торгового права // Международное торговое право и право ВТО (в 3 книгах). — М. — Т. 1. С. 87–151. — 2015 [815] — текст (6,68 Мб).
  • Белов В. А. Торговые обычаи как источники международного торгового права: содержание и применение // Известия высших учебных заведений. Правоведение, № 1. С. 58–107. — 2013 [243] — текст (0,30 Мб).
  • Белоглавек А. Применение негосударственных правовых норм, обычаев и традиций арбитражными судами и судами // Вестник гражданского процесса, № 6. С. 118–154. — 2016 [495].
  • Бондаренко А. Правовое регулирование договоров международной купли-продажи товаров, совершенных с использованием электронных средств связи // Хозяйство и право, № 1. С. 61–66. — 2010 [508] — текст (0,86 Мб).
  • Брагинский М. И. Венская конвенция 1980 г. и ГК РФ // Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров: К 10-летию ее применения в России. М. — 2001 [537] — текст (0,13 Мб).
  • Вилкова Н. Г. Переход риска случайной гибели, случайного повреждения товара при исполнении договора международной купли-продажи товаров // В.А. Кабатов, С.Н. Лебедев: In Memorian — Сборник воспоминаний, статей, иных материалов. С. 408–427. М. — 2017 [358] — текст (11,39 Мб).
  • Вилкова Н. Г. Инкотермс в практике МКАС при ТПП РФ // Коммерческий арбитраж, № 1. — 2022 [787].
  • Вилкова Н. Г. Правила толкования международных торговых терминов: Правовое регулирование и практика применения М. — 2008 [583].
  • Вилкова Н. Г. Актуальные вопросы применения правил толкования международных торговых терминов ИНКОТЕРМС // Хозяйство и право, № 10. — 2015 [473] — текст (2,30 Мб).
  • Вилкова Н. Г. Применение ИНКОТЕРМС в практике МКАС при ТПП РФ // Международный коммерческий арбитраж, № 1. — 2004 [165] — текст (5,18 Мб).
  • Галенская Л. Н. Комментарий к Правилам ICC по использованию национальных и международных торговых терминов (Инкотермс 2020) Гарант. — 2020 [801].
  • Диковская И. А. Применение правовых обычаев к международным частным договорным отношениям // Вестник Пермского университета. Юридические науки, № 1, С. 305–312. — 2014 [264] — текст (0,31 Мб).
  • Дроздов-Тихомиров А. А. Конкуренция источников неформального регулирования международных коммерческих договоров. Часть 1 // Российский внешнеэкономический вестник. № 9. С. 61–67. — 2009 [837] — текст (0,26 Мб).
  • Дроздов-Тихомиров А. А. Конкуренция источников неформального регулирования международных коммерческих договоров. Часть 2 // Российский внешнеэкономический вестник. № 10. С. 57–63. — 2009 [838] — текст (0,28 Мб).
  • Дьяконова А. А. Обычай международной торговли в системе регулирования внешнеэкономических сделок Оренбург. — 2014 [621] — текст (1,08 Мб).
  • Дьяконова А. А. Обычай международной торговли как источник негосударственного регулирования внешнеэкономических сделок : автореф. дис. на соиск. учен. степ. кандидата юрид. наук : специальность 12.00.03 М. — 2011 [410] — текст (0,21 Мб).
  • Жоливе Э. Инкотермс в арбитражных решениях Международной торговой палаты // Вестник международного коммерческого арбитража, № 2. С. 153–198. — 2014 [524] — текст (10,89 Мб).
  • Зыкин И. С. Обычаи и обыкновения в международной торговле: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.03 М. — 1980 [392].
  • Зыкин И. С. Венская конвенция 1980 г. и обычаи международного коммерческого оборота // Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров: К 10-летию ее применения в России. М. С. 23–26. — 2001 [580] — текст (0,93 Мб).
  • Зыкин И. С. Обычаи и обыкновения в международной торговле: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 М. — 1979 [391] — текст (6,06 Мб).
  • Зыкин И. С. Конвенция ООН по  договорам международной купли- продажи товаров и  обычаи международной торговли // Материалы семинара по Конвенции об исковой давности и Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. М. С. 109–116. — 1983 [463] — текст (3,29 Мб).
  • Кабатов В. А. Венская конвенция 1980 года в практике МКАС при ТПП РФ // Хозяйство и право, № 9. С. 118–120. — 2010 [593] — текст (0,52 Мб).
  • Канашевский В. А. Международный торговый обычай и его место в правовой системе Российской Федерации // Журнал российского права, № 18. С. 127–136. — 2003 [209] — текст (0,15 Мб).
  • Карсакова Н. А. Теория lex mercatoria в юридической доктрине и практике : Автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 М. — 2006 [776] — текст (1,27 Мб).
  • Логинова А. С. Инкотермс 2010: изменения и особенности применения в международной торговле В соавторстве с Синицыной М.А.. В: Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения, № 2. С. 71. — 2017 [615] — текст (0,32 Мб).
  • Мажорина М. В. Общие принципы права и справедливости в регулировании трансграничных сделок // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина. № 2. 91–99. — 2015 [882] — текст (0,38 Мб).
  • Мажорина М. В. Lex mercatoria: средневековый миф или феномен глобализации? // Право. Журнал Высшей школы экономики, № 4. С. 4–19. — 2017 [480] — текст (0,27 Мб).
  • Мажорина М. В. Вненациональные нормы как применимое право к международным контрактам: оксиморон или новая реальность? // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина. № 12. 93–103. — 2016 [881] — текст (0,39 Мб).
  • Международная торговая палата Оговорки ICC о форс-мажоре и существенном изменении обстоятельств (март 2020 г.) // Вестник международного коммерческого арбитража. № 1–2. С. 326–339. — 2021 [756] — текст (0,22 Мб).
  • Михайлов Н. Н. Принципы в правовом регулировании международной купли-продажи товаров // Арбитражный и гражданский процесс , № 12. С. 44–47. — 2011 [142] — текст (0,14 Мб).
  • Монахов А. Б. Роль Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА в регулировании международных коммерческих отношений // Вестник РГУ им. И. Канта. Вып. 9. Экономические и юридические науки. С. 13–18. — 2008 [822] — текст (0,25 Мб).
  • Москальков А. В. Значение ИНКОТЕРМС в международной торговле // Международное публичное и частное право. № 2. — 2021 [806] — текст (0,13 Мб).
  • Муранов А. И. Переводы на русский язык ICC Russia важных документов в контексте COVID-19: ICC Force Majeure Clause и ICC Hardship Clause. Откуда столько ошибок? // Вестник международного коммерческого арбитража. № 1–2. С. 318–325. — 2021 [755] — текст (0,26 Мб).
  • Набок I. I. Застосування правил ІНКОТЕРМС 2020 на ринку зернової продукції // Iнфраструктура ринку. Випуск 38. С. 33–39. — 2019 [857] — текст (0,17 Мб).
  • Николюкин С. В. Систематизация и стандартизация международных торговых обычаев (на примере ИНКОТЕРМС 2010) // Юрист, № 6. С. 12–17. — 2013 [247].
  • Панарина М. М. Негосударственное регулирование торговой деятельности: унифицированные правила, обычаи и своды лучших практик : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.03 М. — 2017 [623] — текст (0,51 Мб).
  • Панарина М. М. Негосударственное регулирование торговой деятельности: унифицированные правила, обычаи и своды лучших практик : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 М. — 2017 [622] — текст (1,85 Мб).
  • Плахин А. А. Торговые обычаи и деловые обыкновения. Практика и проблемы квалификации // Законодательство, № 3. — 2007 [573].
  • Рамберг Я. Комментарий к ИНКОТЕРМС 2010. Толкование и практическое применение Публикация МТП № 720E. Перевод с англ. Н.Г. Вилковой. М. — 2011 [672].
  • Рамзайцев Д. Ф. Применение к договору права и торговых обычаев // Договор купли-продажи во внешней торговле СССР. М. С. 44–60. — 1961 [860] — текст (3,38 Мб).
  • Рамзайцев Д. Ф. О значении обычаев в международной торговле // Международные торговые обычаи. М. — 1958 [432].
  • Розенберг М. Г. Международное регулирование поставок в рамках СЭВ М.: Междунар. отношения. — 1989 [81] — текст (2,08 Мб).
  • Розенберг М. Г. Унификационная деятельность в рамках Комиссии ООН по праву международной торговли по вопросам, связанным с регулированием договора межуднародной купли-продажи товаров // Актуальные вопросы правового регулирования внешней торговли СССР (учебное пособие, под ред. М.Г. Розенберга). М. C. 82–88. — 1981 [79] — текст (1,94 Мб).
  • Розенберг М. Г. К вопросу о толковании условий договора в практике МКАС // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения. — М. С. 320–342. — 2012 [781] — текст (0,65 Мб).
  • Сераков В. В. Применение Инкотермс в практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации // Вестник международного коммерческого арбитража, № 2. С. 83–87. — 2016 [523] — текст (0,55 Мб).
  • Смирнов П. С. Советское законодательство о внешнеторговых договорах : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 М. — 1983 [852] — текст (13,27 Мб).
  • Соболев Д. В. Сущность и место правил Инкотермс в системе внешнеторговой деятельности, урегулированной нормами международного права // Научно-практические исследования. № 5–8 (28). С. 74–84. — 2020 [720] — текст (0,35 Мб).
  • Тагаева С. Н. Проблемы выбора международным коммерческим арбитражем в качестве применимого права lex mercatoria и торговых обычаев в Республике Таджикистан // Международное публичное и частное право, № 3. С. 17–20. — 2016 [369].
  • Фонотова О. В. Применение Инкотермс в торговом обороте : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 М. — 2006 [126] — текст (10,45 Мб).
  • Холопов К. В. Нестандартные аспекты применения Инкотермс и направления дальнейшей унификации международных торговых обычаев // Российский внешнеэкономический вестник, № 11. С. 110–118. В соавторстве с Голубчик А.М. — 2016 [675] — текст (0,37 Мб).
  • Холопов К. В. Инкотермс 2020: основные изменения для заключения и исполнения договоров международной купли-продажи товаров // Российский внешнеэкономический вестник, № 1. С. 7–16. — 2020 [717] — текст (0,49 Мб).
  • Хутте ван Х. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров в арбитражной практике МТП // Международный коммерческий арбитраж, № 1. С. 106–123. — 2006 [452] — текст (3,66 Мб).
  • Чурилов А. Ю. Классификация CIF и FOB договоров и ее значение // Российский внешнеэкономический вестник, 1. С. 44–50. — 2021 [854] — текст (0,41 Мб).
  • Чурилов А. Ю. Особенности использования Инкотермс 2020 в международной коммерческой практике // Российский внешнеэкономический вестник, № 7. С. 47–57. — 2020 [789] — текст (0,54 Мб).
  • Шапортов Д. А. Проблема применения института затруднений в рамках отношений, урегулированных Венской конвенцией 1980 г // Вопросы российского и международного права, Т. 12. № 6A. С. 157–163. — 2022 [750] — текст (0,18 Мб).
  • Шестакова М. П. Международные торговые обычаи: ИНКОТЕРМС 2020 // Международное публичное и частное право. № 2. С. 9–12. — 2020 [716] — текст (0,16 Мб).

Расширенная библиография находится по этой ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

12. Поиск по тексту Конвенции

Для поиска по тексту Конвенции укажите ключевое слово:

В качестве подсказок отобраны все существительные, глаголы и прилагательные в их начальной форме. Можно использовать также глоссарий или выборку статей.

Содержание
Статья 9
(Обычаи и практика взаимных отношений сторон)
ENG | GER | RUS | TRK | UKR

Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях.

При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли.

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2024, политика конфедициальности