международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Остановить агрессию — важно!
Навигация
главная
– текст →
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
практика
библиография
контракт
МЧП
принципы УНИДРУА
латынь
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
поиск
выборка
глоссарий
частотность
+ статистика
цитирование
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 44 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 97

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
добросовестность
извещение
Инкотермс 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
оферта
письменная форма
принципы
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

Ст. 11.

Форма договора

30
Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.
A contract of sale need not be concluded in or evidenced by writing and is not subject to any other requirement as to form. It may be proved by any means, including witnesses.
Не вимагається, щоб договір купівлі-продажу укладався чи підтверджувався в письмовій формі або підпорядковувався іншій вимозі щодо форми. Він може доводитися будь-якими засобами, включаючи свідчення.
Der Kaufvertrag braucht nicht schriftlich geschlossen oder nachgewiesen zu werden und unterliegt auch sonst keinen Formvorschriften. Er kann auf jede Weise bewiesen werden, auch durch Zeugen.
Satım sözleşmesinin kurulması veya ispatı yazılı şekilde yapılmak zorunda olmadığı gibi başka herhangi bir şekil hükmüne de bağlı değildir. Sözleşme, tanık dahil her usulle ispat edilebilir.
[10] Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иным требованиям в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.
Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.
A contract of sale need not be concluded in or evidenced by writing and is not subject to any other requirement as to form. It may be proved by any means, including witnesses.
Не вимагається, щоб договір купівлі-продажу укладався чи підтверджувався в письмовій формі або підпорядковувався іншій вимозі щодо форми. Він може доводитися будь-якими засобами, включаючи свідчення.
Der Kaufvertrag braucht nicht schriftlich geschlossen oder nachgewiesen zu werden und unterliegt auch sonst keinen Formvorschriften. Er kann auf jede Weise bewiesen werden, auch durch Zeugen.
Satım sözleşmesinin kurulması veya ispatı yazılı şekilde yapılmak zorunda olmadığı gibi başka herhangi bir şekil hükmüne de bağlı değildir. Sözleşme, tanık dahil her usulle ispat edilebilir.
[10] Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иным требованиям в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

История создания Венской конвенции — отличный пример, как в условиях жесткого противостояния двух систем общие миролюбивые устремления их представителей, отбросивших необходимость следовать внутренней пропагандистской риторике, оказались способны на долгий срок создавать процедуры добрососедства и взаимопонимания (по смыслу документа A/8082). Недопущение международных вооруженных конфликтов, каких-либо актов агрессии так, как это предусматривает Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 (ХХIХ), документ A/RES/3314, — условия для реализации таких процедур и впредь.

События первой половины XX-ого столетия доказали: война одного вождя, одержимого идеей самоутверждения в истории, не должна становиться войной целого народа и трагедией для человечества!

Беспрецендентная по своей циничности и жестокости агрессия Российской Федерации против Украины, ее населения и суверенитета, должна быть немедленно остановлена и подвергнута осуждению, а ее участники — преследованию средствами уголовного судопроизводства независимо от формы их соучастия! При этом степень ответственности участников заговора (conspiracy), направленного на развязывание и осуществление агрессии, становится тем более высокой тогда, когда такая агрессия преследует также цель сокрыть ранее совершенные преступления (узурпация власти; создание преступных сообществ; коррупционные преступления).

Документы ООН: A/HRC/RES/49/1 (права человека),
A/RES-ES-11/1 (агрессия против Украины),
A/RES/ES-11/2 (гумманитарные последствия),
A/RES/ES-11/4 (территориальная целостность)
,
A/RES/ES-11/6 (Резолюция ГА от 23.02.2023).
Репарации Украине: A/RES/ES-11/5.
Совет Безопасности ООН — отчеты о заседаниях в связи с агрессией РФ против Украины: S/PV.9011 (трагедия в Буче), S/PV.9013, S/PV.9018, S/PV.9027, S/PV.9032, S/PV.9056, S/PV.9069, S/PV.9080, S/PV.9115, S/PV.9126.
Комиссия по расследованию нарушений в Украине: Доклад Председателя (23.09.2022).
Доклад Комиссии — A/HRC/52/62 (15.03.2023).
Международный Суд ООН: Заявление Украины от 26.02.2022 — Доклад Международного Суда (извлечение, пп. 189–197).
Международный уголовный суд: Юрисдикция, подозреваемые лица.
Информация Прокурора (22.09.2022).
Сообщение об ордере МУС (17.03.2023).
Сообщение об ордере МУС (05.03.2024).
Управление Верх. комиссара ООН по правам человека: «Убийства гражданских лиц» — доклад, декабрь 2022.

«Потери среди гражданских лиц в Украине. 24.02.2022–15.02.2023»

«Задержание мирных жителей в контексте вооруженной агрессии РФ против Украины» — доклад, июнь 2023.

Данные о числе жертв агрессии
Материалы для ст. 11
1. Структура, статистика
2. Подготовительные материалы
3. Комментарий Секретариата 1979
4. Руководство 2021
5. Комментарий CISG.info
6. Комментарий ЮрЛит 1994
7. Commentary by Schlechtriem
8. Commentary by Enderlein/Maskow
9. Решения — CISG.info
10. Сборник UNCITRAL
11. Иные обзоры практики
12. Библиография
13. Поиск по тексту Конвенции
CISG.info/art/11 — короткий адрес для цитирования данной страницы или ссылки на нее.

1. Структура, статистика

Конвенция имеет в своем составе части, главы и разделы (перечисление здесь — от главного к частному). В структуре Документа статья 11 находится соответственно здесь:

Элемент # Ст.ст. Название
Часть I113 Сфера применения и общие положения
Глава II7–13 Общие положения
Названия частей, глав и разделов являются официальными и указаны непосредственно в тексте Документа.

Пользователи также просматривали совместно:

Выборка за последние 30 дней.

Здесь мы публикуем ссылки на наиболее важные — опорные — тексты для статьи 11, входящие в состав электронной библиотеки CISG-Library:

  • Должич, Александр,
    Отдельные вопросы заключения договора купли-продажи товаров по Венской конвенции 1980 г
  • Шемелин, Дмитрий,
    О форме договора международной купли-продажи по законодательству Украины

2. Подготовительные материалы

Венская конвенция ООН 1980 года — это результат деятельности по унификации права международной купли-продажи продолжительностью в несколько десятилетий (см. история Конвенции). Обращение к подготовительным текстам следует считать неотъемлемой частью толкования Конвенции. Это тем более верно при условии, что Конвенция практически не допускает возможности толкования ее положений с учетом смысла и содержания какого-либо национального права (автономное толкование — см. ст. 7). В том числе и поэтому авторы Конвенции старались сформировать нейтральный терминологический аппарат, а также использовать лексические конструкции, лишенные каких-либо заимствований из права той или иной страны либо отсылок к нему (данное утверждение верно и тогда, когда текст Конвенции содержит грамматически тождественный термин).

Для понимания смысла отдельных положений Конвенции мы рекомендуем последовательно обращаться к:

  • текстам Единообразных законов ULIS ULFC, являющихся приложениями к Гаагским конвенциям 1964 года,
  • проектам Конвенции разных лет,
  • комментарию Секретариата, а также
  • отчетам о заседаниях, состоявшихся в рамках Дипломатической конференции в Вене (пример выборки для статьи 79).

Статье 11 в редакции, одобренной в ходе Дипломатической конференции, предшествовали следующие тексты из состава ранее принятых единообразных законов ULIS ULFC и/или подготовительных материалов (проектов):

Документ Статья
ULIS 1964 ? 15
ULFC 1964 ? 3
Женева 1976 11
Вена 1977 11 (1)
Нью-Йорк 1978 10

Название города в обозначении проекта соответствует месту проведения сессии UNCITRAL или заседания Рабочей группы, а цифра — году, в котором данное событие состоялось.

В ходе Дипломатической конференции в Вене обсуждение статьи 11 состоялось:

Орган Заседание №№
Первый комитет 7, 35
Пленум 6

На отдельной странице мы публикуем расширенную подборку подготовительных материалов.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

3. Комментарий Секретариата 1979

Информация общего характера

На одиннадцатой сессии ЮНСИТРАЛ, которая проходила в Нью-Йорке с 30 мая по 16 июня 1978 года, был согласован и утвержден окончательный вариант проекта Конвенции. В специальной литературе он получил краткое название «Нью-Йорк 1978» (документ A/33/17 — п. 28). Проект объединял как положения о порядке заключения договоров международной купли-продажи, так и предписания, регулирующие материальную сторону таких договоров.

К этому проекту Секретариат, во исполнение решения, принятого в ходе одиннадцатой сессии ЮНСИТРАЛ (см. документ A/33/17, п. 27), подготовил комментарий. Текст проекта, указанный комментарий к нему, а также проект заключительных положений будущей Конвенции были направлены правительствам иностранных государств и заинтересованным международным организациям для комментариев и предложений, с тем чтобы в последующем учесть полученные замечания и рекомендации при обсуждении проекта в ходе Дипломатической конференции.

Важно: при работе с Комментарием Секретариата следует учитывать то обстоятельство, что его текст был составлен для проекта Конвенции и он не может считаться комментарием текста Конвенции в действующей редакции. Комментарий не носит обязательный характер. Однако он до сих пор остается важным источником знаний для толкования отдельных положений Конвенции.

Текст проекта Конвенции воспроизводится здесь согласно документу A/CONF.97/5 (Часть I) с сохранением нумерации, предусмотренной проектом; текст комментария — так, как он опубликован в документе A/CONF.97/5 (Часть II).

Комментируемый текст

Статья 10. Форма договора.

Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иным требованиям в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

Комментарий

В статье 10 предусматривается, что договор купли-продажи не требуется подтверждать в письменной форме и для него не требуется соблюдать какое-либо другое требование в отношении формы <1>.

Основанием для включения в настоящую Конвенцию статьи 10 послужило то обстоятельство, что многие договоры международной купли-продажи товаров заключаются с помощью современных средств связи, что не всегда сопровождается письменным договором. Тем не менее любые административные или уголовные санкции за нарушение правил любого государства о том, что такие договоры должны заключаться в письменной форме, будь то для целей административного контроля за покупателем или продавцом, для целей обеспечения соблюдения законов о валютном контроле или для каких-либо иных целей, могут применяться в отношении любой стороны, заключившей договор в неписьменной форме, даже если сам договор подлежит соблюдению сторонами.

Некоторые государства считают, что требование о заключении договоров международной купли-продажи товаров в письменной форме является важным вопросом государственной политики. В связи с этим в статье 11 предусматривается механизм, с помощью которого Договаривающиеся государства могут избежать применения нормы, закрепленной в статье 10, к сделкам, любая сторона в которых официально зарегистрирована на территории их государств.

Примечания:

См. также пункт 3 комментария к статье 4 и комментарий к статье 11.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

4. Руководство 2021

UNCITRAL
HCCH
UNIDROIT
Правовое руководство по единообразным документам в области международных коммерческих договоров с уделением особого внимания купле-продаже
— ООН, 2021 —

Устанавливает ли КМКПТ какие-либо требования к форме?

КМКПТ не требует какой-либо конкретной формы, например письменной формы, и не устанавливает никаких специальных требований, например о подписи, для заключения договора.

Форма, как это считается согласно КМКПТ, имеет свое автономное и единообразное значение; таким образом, даже если вопрос о форме является вопросом действительности согласно внутреннему праву, статья 11 будет иметь преимущественную силу, и внутренние требования, например применительно к законодательному определению мошенничества, или любое другое требование в отношении формы не принимаются во внимание.

Здесь также применяется принцип свободы доказывания, и соответствующий договор может быть подтвержден с помощью любых средств, включая свидетельские показания, и это замещает внутренние доказательственные правила, согласно которым, например, исключаются устные свидетельские показания («правила о словесных доказательствах»).

Весомость тех или иных доказательств — этот вопрос оставлен на усмотрение судей или арбитров, и таким образом доказательственная сила тех или иных доказательств будет оцениваться в соответствии с процессуальными законами или правовыми нормами в каждом отдельном случае.

Стороны вполне могут прямо или косвенно согласиться с исключением принципа, который касается отказа от формальностей и который предусматривается в статье 11 КМКПТ, или с отходом от него в силу статьи 6 КМКПТ или посредством оговорки о запрете устных изменений (ЗУИ), которая исключает устные соглашения об изменении договора (статья 29). Оговорки о ЗУИ непосредственно рассматриваются в ПМКД, которые содержат конкретные положения по этим оговоркам (см. пункт 395 ниже).

Государства могут согласно статье 96 КМКПТ сделать заявление о том, что будет применяться статья 12 и что в силу этого будет действовать требование в отношении письменной формы. Сделанное в соответствии со статьей 96 заявление будет применяться в отношении статьи 11 применительно к сообщениям в связи с положениями части II, касающейся заключения договора (статьи 14–24), и к изменению и прекращению договора посредством соглашения сторон (статья 29) в том, что касается формы договора и любых других сообщений, а также соответствующих доказательств.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

5. Комментарий CISG.info

Систематизированный текст

Не требуется [1], чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы [2]. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания [3].

Комментарий

[1] Действие статьи

В настоящей статье Конвенция, в виде исключения, регулирует действительность договоров и изменений к ним, включая те, которые были бы недействительны в соответствии с национальным правом (см. ст. 4 Конвенции). Страны, для которых такое условия являются неприемлемыми, должны воспользоваться оговоркой в соответствии со ст. 96 Конвенции.

Сами стороны, впрочем, могут на основании ст. 6 Конвенции определить необходимость письменной формы или любых иных ограничений. Последующее снятие ограничения письменной формы должно также происходить в письменной форме в соответствии со ст. 29 (2) Конвенции.

Некоторые авторы указывают, что требования сторон к письменной форме могут быть признаны недействительными в соответствии со ст. 4 (a) Конвенции в тех случаях, когда они запрещены национальным законодательством. (см. Шлехтрим, Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG), Art. 11, para. 16).

Данная статья, хотя и дает возможность принудительно исполнить удовлетворяющий ее условиям договор, тем не менее не освобождает стороны от действия законов, налагающих административные или уголовные санкции за несоблюдение письменной формы договора в целях финансового контроля или любых иных (см. п. 2  Комментария Секретариата к проекту статьи 11 Конвенции)

[2] Иные требования к форме

Согласно настоящей статье, не применяется не только требование к письменной форме, но и любые иные, предусмотренные национальным законодательством. К таким требованиям могут относиться, например, требование подписи сторон (см. решения от 28.11.2002, Cour d'appel de Grenoble, Франция и от 5.12.1995, Handelsgericht des Kantons St. Gallen, Швейцария), подписи свидетелей (см. Шлехтрим, Commentary on the UN Convention on the International Sale of Goods (CISG), Art. 11, para. 11) или встречного удовлетворения (см. Шлехтрим, Uniform Sales Law — The UN-Convention on Contracts for the International Sale of Goods).

[3] Свидетельские показания

Конвенция особо подчеркивает возможность доказывания договора свидетельскими показаниями, как наиболее распространенное и простое средство.

 

Автор комментария: ExC.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

6. Комментарий ЮрЛит 1994

Текст комментария Венской конвенции, опубликованный в издательстве «Юридическая литература» в 1994 году.

Для ст. 11 комментарий составил: М.Г. Розенберг.

Стр. 38

В ст. 11 отражена широко принятая практика международной торговли не предъявлять к форме совершения договора каких-либо формальных требований <3>. Договор может заключаться и подтверждаться как в письменной и устной форме, так и путем совершения действий, свидетельствующих о намерении сторон его заключить (конклюдентных действий). Конвенция не ограничивается провозглашением этого материально-правового принципа. Во втором предложении ст. 11 содержится процессуальное правило, согласно которому наличие договора можно доказывать любыми средствами, включая свидетельские показания. Практически это означает, что в случае возникновения спора о том, был ли заключен договор, суд или арбитраж (третейский суд) не вправе, ссылаясь на нормы внутригосударственного процессуального

Примечания для стр. 38

Об этой статье см.: Официальные отчеты. С. 22–23; Сталев Ж. Указ. соч. С. 26–27; См.: Honnold J.. Op. cit. P. 183–186. См.: Rajski. Op. cit. P. 122–124.

Стр. 39

права, отказывать в принятии представленных сторонами доказательств независимо от их формы.

Правила ст. 11 Конвенции противоречат императивным предписаниям национальных законодательств некоторых государств, которым они придают важное значение, в частности, обусловленное существующим в них строгим административным контролем (включая валютный и налоговый) за совершением сделок международного (внешнеэкономического) характера. Для того чтобы такие государства могли участвовать в Конвенции, чему бы препятствовали требования ст. 11, Конвенция (ст.ст. 12 и 96) предоставляет им возможность сделать соответствующую оговорку, позволяющую избежать применения ст. 11 к договорам, одна из сторон которых имеет коммерческое предприятие в таком государстве (см. ст.ст. 12 и 96, а также комментарии к ним).

Предписания ст. 11 не исключают для сторон возможности установить конкретные требования к форме заключения договора. Это следует из ст. 6 Конвенции, в силу которой ст. 11 носит диспозитивный характер (см. комментарий к ст. 6). На практике это делается очень часто. Например, в оферте прямо предусмотрено, что акцепт должен быть дан в письменной форме. Письменная форма заключения договора устанавливается и в ряде типовых форм контракта, и в Общих условиях продажи, разработанных международными организациями, в частности ЕЭК ООН.

Вопрос действительности соглашения сторон об отступлении от предписаний ст. 11 будет решаться судом или арбитражем (третейским судом) на ее основании, но последствия признания договора недействительным определяются с учетом положений ст. 4 по нормам применимого национального права (см. комментарий к ст. 4).

Действие положений ст. 11 о форме договора может быть парализовано, если отношения сторон на основании ст. 9 Конвенции (см. комментарий к ней) регулируются обычаем, согласно которому сделки в этой области торговли заключаются в определенной форме (например, письменной). Аналогичные последствия могут наступить и в случае, когда между сторонами установилась практика заключения сделок в определенной форме.

Форму изменения н прекращения договора определяют ст.ст. 29 и 12 Конвенции (см. комментарии к ним).

Из российского законодательства (п. 2 ст. 30 и ст. 165 Основ), а также постановления Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 г. № 122 <1> вытекает, что для внешнеэкономических сделок, заключаемых как юридическими лицами, так и гражданами, обязательна письменная форма, нарушение которой влечет за собой недействительность сделки. При присоединении к Конвенции Советский Союз на основании ст. 96 сделал соответствующее заявление. Оно действует в отношении Российской Федерации, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции (подробнее см. комментарии к ст.ст. 12 и 96).

ОУП СЭВ (§ 4) также предписывают обязательную письменную форму контракта, его дополнений и изменений, ставя в зависимость от ее соблюдения их действительность. Аналогично решен вопрос и в ОУП СССР-КНР (п. I § 53), в ОУП СССР-КНДР (§ 1), ОУП СЭВ-Финляндия (п. 2.1.1, 2.2.1, 2.2.2) и в ОУП СССР-СФРЮ (§ 2 и 3).

Примечания для стр. 39

СП СССР. 1978. № 6. Ст. 35.

М.Г. Розенберг явлется автором комментария для ст.ст.: 2, 3, 4, 5, 6, 8, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24.

Источник публикации: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров Комментарий [М.М. Богуславский и др.], М.: Юридическая литература, 1994.

Авторский коллектив: М.М. Богуславский, Н.Г. Вилкова, А.М. Городисский, И.С. Зыкин, А.С. Комаров, А.А. Костин, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков.

ISBN 5-7260-0749-2. Тираж: 30 тыс. экз.

Дополнительная информация об издании.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

7. Commentary by Schlechtriem

UNIFORM SALES LAW [?] Univ. Prof. Dr. Peter Schlechtriem
— Manz Verlag, Vienna: 1986 —

E. Form (Articles 11, 12, 13, 29(2) and 96)

From the very beginning, one of the most controversial issues of UNCITRAL’s work was whether or not ULIS Article 15 concerning freedom of form should be followed. It was pointed out even by countries not in favour of form requirements that the bureaucratic needs especially of large-scale entities (business enterprises, states, or governmental organizations, etc.) to control their transactions require written evidence and the respect of form requirements. [134] Therefore, the Draft Convention already offered a compromise whereby freedom of form was the basic rule, but a reservation clause would enable states preferring a formal writing to decide, by application of the domestic law invoked by conflict rules, the form issue for contracts concluded by parties with a place of business in one of these states. [135] This solution was maintained at the Vienna Conference.

A Dutch proposal to limit this possibility to certain types of contracts  [136] was not accepted, both because it could have made it more difficult to decide whether a formal writing is required, [137] and, above all, because it might have encouraged the use of the reservation clause. Similar proposals had previously been rejected by UNCITRAL because a list of the contract types with form requirements would have had to accompany the reservation and would have made application of the Convention very difficult. [138] [page 44]

According to Article 11 sentence 1, the lack of form requirements means that „consideration“ is not required. Otherwise there could be difficulties in contract modifications which favour one side. [139] Sentence 2 also overrides domestic rules of procedure which exclude parole evidence and thereby indirectly pressure the parties into using a written form. This rule applies to all legally relevant statements and communications which are or will be required for the formation of a sales contract, its modification or termination.

Even when Contracting States make use of the reservation in Article 96, domestic requirements on form are only to be regarded, despite the broad wording in Articles 12 and 96 („or other indication of intention“), as far as they relate to the formation of the contract, its modification or consensual termination. In particular, the more precise formulation, „its modification or termination by agreement“ makes it clear that a one-sided declaration to terminate a contract does not fall within the scope of the reservation and the corresponding domestic regulations on form, [140] nor does a declaration to reduce the price according to Article 50 sentence 1. In my opinion, notification of defects, the fixing of time limits, and other communications are, therefore, not subject to form requirements, even when, on the basis of the Article 96 reservation, the contract, in principle, is subject to domestic form regulations which require that such communications adhere to formal writing requirements. The Conference also passed a proposal by the Federal Republic of Germany, whereby the Article 96 reservation may also be invoked after signing the Convention. Thus, the Convention can be signed even if, at the time of the signing, it is not clear whether there are any applicable domestic requirements on form. Later withdrawal of that reservation is possible (Article 97(4) sentence 1). [141]

When the reservation is made and one party’s place of business is in a reservation state, the court must determine the law applicable to form according to its private international law. If the law of a Contracting State which did not invoke the reservation provision is applicable, freedom of form according to Articles 1(l)(b) and 11 prevails. On the other hand, if the conflict rules point to a reservation state, then the domestic regulations of that state control. [142] [page 45]

Compliance with writing requirements, especially for contract modifications which often necessitate quick decision, as in construction contracts, was made easier by the acceptance of the Federal Republic of Germany’s proposal  [143] that a „writing“ include communication by telegram or telex (Article 13). This does not mean merely that the Article 96 reservation in connection with Article 12 permits the use of telegram or telex when that use is permitted by domestic law; it means rather that domestic form requirements are always satisfied by the use of telegrams and telexes. [144] The German proposal was not meant only as a definition of the term „writing“ as used in Articles 21(2) and 29(2), although the formulation of Article 13 might lead to that conclusion. Article 13 was meant to achieve a uniform objective standard for form requirements, so that parties need not comply with domestic form requirements which perhaps impose higher standards and about which it may be difficult to obtain information. [145] However, because of the awkward wording of Article 13, this interpretation is open to to criticism.

The principle of freedom of form does not prevent the parties from agreeing to a writing requirement. This follows from the basic principle of party autonomy, which applies as well to the prerequisites for the existence or termination of the obligation and is also reaffirmed in Article 29(2) sentence 1. This latter provision further makes it clear that a formal writing requirement agreed upon by the parties can only be changed or suspended by a written agreement, including telex or telegram (Article 13). The formula occasionally used by the West German courts — that a formal writing requirement agreed upon by the parties can be removed without a writing  [146] — seems not to be recognized in the sphere of application of CISG. [147] On the other hand, Article 29(2) sentence 2 deals with the case where a party has relied on an oral agreement abandoning the writing requirement by [page 46] precluding the other party from asserting the requirement in such as case. In the end, the result obtained in the Federal Republic of Germany by means of „oral modifications of the writing requirement“, such as when the buyer has relied on the oral promise of an authorized sales agent and is later confronted with the objection that the agreement was not in writing, will therefore be satisfactorily resolvable under CISG as well.

The parties’ freedom of contract with regard to the form of their statements is, of course, subject to one limitation, namely the form requirements imposed by the domestic law invoked by conflicts rules whenever the Article 96 reservation clause is applicable (Article 12 sentence 2). In a contract with a party whose place of business is in the Soviet Union, for example, for which the form requirements of Soviet law are applicable, the parties cannot effectively agree to dispense with the form requirement if the Soviet Union claims the Article 96 reservation. [page 47]

Footnotes:

See Farnsworth at 11.

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/SR.8 at 7–8 §§ 43 and 47 (= O.R. 273 et seq.) (statements by Farnsworth (U.S.A.) and Date-Bah (Ghana)). It is clear that the right to declare a reservation was granted as a concession to the U.S.S.R.

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/L.71, 76 (= O.R. 91).

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/SR.8 at 4 et seq. (= O.R. 271 et seq.) (discussion).

text ↑

See 2 UNCITRAL Y.B. 21 (1971); 3 UNCITRAL Y.B. 75 (1972). Nevertheless, the outcome is unfortunate because it would have made the decision as to whether or not to make the reservation easier for many states, such as the F.R.G., which only recognize form requirements for certain kinds of contracts. In my opinion, it is not necessary for the F.R.G. to make the reservation, since only a few types of business transactions are affected. First are the exceptional cases of international instalment transactions, see supra at III.D.1. for which a written form would be required according to the German Instalment Law (Abzahlungsgesetz) § 1(a). But in international sales contracts, the German buyer cannot count on the protection of the German instalment law anyway. A second group are the form requirements prescribed in state laws governing municipalities, etc. See Baden-Württembergische Gemeindeordnung § 54. The reasons for ensuring that these requirements are upheld are probably along the same lines as those the Soviet Union uses to defend its form requirements. Nevertheless, the F.R.G. should commit itself to adopting the Convention without the reservation. Of course, this would mean that municipalities could contravene local law by entering into valid but unwritten international sales contracts, but the municipal authority responsible for forming the contract would still be subject to internal sanctions for violating official duties since these sanctions cannot be disturbed by the Convention. Cf. Secretariat’s Commentary at 51. The practical effect would probably be that in such cases, form requirements would be agreed upon and, in any case, followed. Finally there remain the cases, mentioned by Huber, of sales contracts with marketing commitments and similar agreements, which are subject to form requirements under anti-trust laws such as German Gesetz gegen Wettbewerbsbeschränkungen (GWB) § 34. See Huber at 434. The reservation clause is only available, however, as far as the domestic law contains form requirements for sales contracts. The compromise found in Articles 12 and 96 considers form requirements based on domestic law to be exceptions. See A/Conf. 97/C.1/SR.8 at 7 § 43 (= O.R. 273). In my opinion, CISG does not cover such agreements anyway, so that domestic provisions on form requirements remain undisturbed. Whether an unwritten sales contract containing marketing or licensing commitments is totally void depends on the domestic rules governing partial nullity. If those rules indicate that the sales part of an integrated contract is void as well, then it is void under Article 4(a). In German law, the basis for the judgment is, therefore, German Civil Code § 139.

text ↑

See Eörsi at 316.

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/SR.8 at 5 et seq., especially §§ 26, 32, 36, and 38 (= O.R. 272 et seq.) (discussion). A proposal by the U.S.S.R. to include the avoidance of contract by one party in the reservation was unsuccessful. See A/Conf.97/C.1/L.35 (= O.R. 91) (motion); A/Conf. 97/C.1/SR.8 at 5 et seq. (= O.R. 272 et seq.) (discussion).

text ↑

Since Article 565 of the Civil Code of the U.S.S.R. mandates application of U.S.S.R. law on form requirements in all foreign-trade transactions, it can be assumed that Russian courts, on the basis of U.S.S.R. law, will always require contracts to be written.

text ↑

Since Article 565 of the Civil Code of the U.S.S.R. mandates application of U.S.S.R. law on form requirements in all foreign trade transactions, it can be assumed that Russian courts will always require contracts to be in writing.

text ↑

A/Conf. 97/C.1/L.17 (= O.R. 83).

text ↑

See A/Conf. 97/8 at 7 (position of the government of the F.R.G.). Accord Stoffel in Lausanner Kolloquium at 60. Honnold’s interpretation would make Article 13 almost meaningless. See Honnold, Commentary § 130; infra, page 145. Eörsi believes that Article 13 does not require comment. See Eörsi, General Provisions at 2–34.

text ↑

The motion to allow the telegram or telex to fulfill the writing requirement was probably accepted in Vienna without further debate because it was drafted on the model of a provision with the same wording in the UNCITRAL Convention on the Limitation Period of 1974 (Article 1(3)(g)). The Convention on the Limitation Period itself contains requirements on form, for example, in Article 20(1) (the interruption of the limitations period by a written acknowledgment) so that the provision on written form contained in the Limitations Convention only had an internal effect. CISG itself only mentions „writing“ in two provisions and only requires it in Article 29(2) for modifications. The representatives from the Soviet Union agreed to the West German motion presumably because, according to an applicable Soviet law which makes a writing mandatory for foreign trade transactions, telegrams and telexes fulfill the requirement. See A/Conf. 97/C.1/SR.7 at 10 § 73 (= O.R. 269).

text ↑

Cf. Judgment of June 2, 1976, BGH, 66 BGHZ 378.

text ↑

An Italian proposal, corresponding to West German judicial practice, would have permitted an oral suspension of such an agreement on form. See A/Conf. 97/C.1/L.68 (= O.R. 101). A/Conf. 97/C.1/SR.13 at 8 § 56 (= O.R. 305). It was not adopted primarily because a reference to written-form clauses in standard contract terms conflicted with the unwillingness, which became apparent in connection with the „battle of the forms,“ to deal with problems involving standard contract terms.

text ↑

Впервые книга Петера Шлехтрима была опубликована на немецком языке в 1981 году в издательстве J. C. B. Mohr (Paul Siebeck), Германия. Публикация состоялась вскоре после Дипломатической конференции, в которой П. Шлехтрим принимал участие в качестве члена делегации ФРГ. Перевод на английский язык вышел в свет в австрийском юридическом издательстве Manz в 1986 году.

Немецкая редакция книги выдержала несколько переизданий (с актуальными изменениями и дополнениями). Текущее, 7-ое по счету, издание опубликовано в 2022 году, также в издательстве Mohr Siebeck.

Начиная с 5-ого издания, редактирование книги осуществляет Ульрих Шрётер.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

8. Commentary by Enderlein/Maskow

INERNATIONAL SALES LAW Commentary by
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Fritz Enderlein
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Dietrich Maskow
— Oceana Publications, 1992 —


О комментарии и его авторах

Systematized text

A contract of sale need not be concluded in or evidenced by writing and is not subject to any other requirement as to form [1]. It may be proved by any means, including witnesses [2].

Words and phrases, concepts

contract need not be concluded in or evidenced by writing

proof by witnesses

Commentary

[contract need not be concluded in or evidenced by writing; form prescription]

Basically, it is declared that international sales contracts, which fall under the CISG, need not be concluded in writing. The CISG determines here, as a matter of exception the validity of sales contracts, including such which under the applicable national law would be void because of lack of a required form, (Article 4, subpara. (a)). This is true independent of the nature of the requirement and of the purposes it is supposed to serve (Rajski/BB, 123). Article 96, however, opens up the possibility for a reservation. A reservation under the above-mentioned Article would entail the legal consequences indicated under Article 12. Many authors consider the removal of the writing requirement for sales contracts on movable goods as an achievement of western legal systems to speed things up, whereas the former socialist countries are believed to attach great importance to certainty, predictability and lack of surprises (e.g. Garro, 461; S. G. Zwart, „The New International Law of Sales: A Marriage between the Socialist, Third World, Common and Civil Law Principles“, The North Carolina Journal of International Law and Commercial Regulative, 1988/1, 116). It is difficult for us to understand, however, why in the age of telex, and now even telefax, the speed, with which oral contracts would be concluded, should be considerably higher. On the contrary, modern international trade is not possible without storing information outside the heads of the people involved, including information concerning the conclusion of a contract. Therefore, in a broad sense, almost all contracts are formed in writing. It is no wonder, therefore, that it was in particular the western side which tried to save the writing requirement in certain cases (page 5.1. of Article 4; also page 1.2. at the end). We hold, nonetheless, that it is correct to proceed from the principle of freedom of form — even though in practice it is relied upon only exceptionally. We do so to prevent dishonoured contractual relationships. Where the contract is the result of a correspondence, it happens quite often that there is no reaction to the last statement, which leads to the conclusion of a contract, although it contains modifications which transform it into a counter-offer (Article 19). In such event there will be no contract since the written form is required, even though the parties have performed. The written form requirement of the General Conditions of Delivery of Goods/CMEA (4) has in such cases often led to difficult situations.

[form prescriptions] Form prescriptions under foreign trade regulations, e.g. in the area of approval of goods and foreign exchange flows, are not affected by Article 11 insofar as the sanctions envisaged therein remain effective, e.g. punishment in the event of violating those prescriptions. But they do not attain any effectiveness in the relations between the parties to the sales contract. The contract remains valid (Secretariat’s Commentary, O.R., 20; Honnold, 153). [page 73]

Other State regulations, e.g. ministerial orders, and also internal company rules which prescribe that international sales contracts are to be concluded in writing are treated similarly.

The rule refers to the formation of the contract and thus to acts which lead to a contract. In regard to other legal acts the CISG generally does not prescribe a specific form unless it follows from the nature of the act (e.g. statement — Article 8, page 2.2., which can be done orally, — Article 24, Article 21, paragraph 1, but not by conduct implying an intent). Contradictory regulations under domestic law, which insofar are still scarcer, have to come second.

[proof by witnesses]

It is here expressly noted that the exclusion of proof by witnesses, as may be envisaged in domestic legal systems, is not effective within the Convention’s scope of application. [page 74]

Содержательную основу данного комментария составил комментарий Конвенции, который был издан на немецком языке в ГДР в 1985 году Институтом зарубежного и сравнительного права Академии государства и права ГДР:

Fritz Enderlein, Dietrich Maskow, Monika Stargardt: Konvention der Vereinten Nationen über Verträge über den internationalen Warenkauf; Konvention über die Verjährung beim internationalen Warenkauf [u.a.]. Kommentar. Berlin: Staatsverlag der Dt. Demokrat. Republik, 1985.

Д-р Фриц Эндерляйн (1929–2018) с 1977 по 1989 год был директором Института зарубежного и сравнительного права Академии государства и права ГДР. Одновременно в 1979–1981 годах он являлся сотрудником Отдела права международной торговли в составе Управления по правовым вопросам Секретариата ООН.

Второе издание комментария на немецком языке было опубликовано уже в заподногерманском издательстве Haufe в 1991 году непосредственно в условиях объединения Германии. Вместо М. Штаргадт соавтором выступил Heinz Strohbach.

Отсутствие имени Моники Штаргардт среди авторов комментария на английском языке и второго издания на немецком объясняется её эмиграцией из ГДР (для первого немецкого издания она подготовилиа комментарий для статей 45–52 и 66–88).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

9. Решения — CISG.info

Для статьи 11 найдено четыре решения.

Смотреть выборку по ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

10. Сборник UNCITRAL

ЮНСИТРАЛ консолидирует судебно-арбитражную практику (в рамках базы данных «Прецедентное право по текстам ЮНСИТРАЛ» — ППТЮ), анализирует ее (в формате Выдержек из дел — ABSTRACTS) и обобщает посредством публикации Сборников по прецедентному праву, касающемуся Венской конвенции 1980 г.:

При составлении Сборника принято использовать инструменты анализа и обобщения судебно-арбитражной практики:

  • Тезаурус по Венской конвенции — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/1;
  • Предметный указатель для текста CISG — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/2/Rev.3;
  • Выдержки из решений судов, связанных с применением текстов ЮНСИТРАЛ (имеют номер A/CN.9/SER.C­/ABSTRACTS/..., где вместо многоточия следует порядковый номер выдержки).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

11. Иные обзоры практики

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

12. Библиография

  • Акимова И. Р. Практические вопросы составления внешнеторгового договора // Государство и право, № 12. С. 39–46. — 2000 [551] — текст (2,26 Мб).
  • Аксенов А. Г. Требования, предъявляемые к форме договора международной купли-продажи товаров между субъектами предпринимательской деятельности стран СНГ // Юридические науки, № 6. С. 28–35. — 2009 [337].
  • Асосков А. В. Определение права, подлежащего применению к форме сделки // Вестник экономического правосудия РФ, № 9. С. 107–133. — 2014 [375].
  • Бардина М. П. Определение права, применимого к недействительности сделок // Государство и право, № 1. С. 89–98. — 2017 [489] — текст (0,23 Мб).
  • Бондаренко А. Правовое регулирование договоров международной купли-продажи товаров, совершенных с использованием электронных средств связи // Хозяйство и право, № 1. С. 61–66. — 2010 [508] — текст (0,86 Мб).
  • Гриднева М. В. Форма международного договора купли-продажи // Международное публичное и частное право, № 3. С. 3–8. — 2011 [162].
  • Должич А. А. Отдельные вопросы заключения договора купли-продажи товаров по Венской конвенции 1980 // Венская конвенция — 25 лет. Электронный проект. — 2005 [215] — текст (размер файла: нет данных).
  • Ерпылева Н. Ю. Понятие, форма и порядок заключения международных коммерческих контрактов: новеллы правового регулирования // Внешнеторговое право, № 1. — 2009 [157].
  • Коллектив авторов Договор международной купли-продажи (Абросимова Е.А., Коломиец А.И., Костин А.А.) // Международное частное право. Под ред. Лебедева С.Н., Кабатова Е.В. Т. 2: Особенная часть. С. 259–299. — 2015 [834] — текст (0,60 Мб).
  • Консультативный совет Заключение № 1 Консультативного совета по Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров // Международный коммерческий арбитраж, № 3. С. 39–49. — 2006 [455] — текст (1,33 Мб).
  • Косцов В. Н. Правовая природа способов правовой защиты через призму международного гражданского процесса // Вестник гражданского процесса. № 4. С. 179–228. — 2021 [727].
  • Курлычев Д. В. Требования к оформлению внешнеэкономических сделок // Журнал российского права, № 7. — 2008 [418].
  • Курлычев Д. В. Закон применимый к форме внешнеэкономического договора // Сборник работ студентов и аспирантов (по материалам научно-практической конференции МПФ ВАВТ). М. — 2008 [419].
  • Лещенко Д. Отдельные нюансы правоприменения Венской конвенции с целью правовой защиты интересов покупателя // Материалы III Международных чтений памяти академика Побирченко И.Г. Киев. С. 73–76, на украинском языке. — 2016 [440] — текст (0,29 Мб).
  • Ловцов Д. А. Правовое регулирование международных коммерческих электронных контрактов. Технологические и правовые аспекты электронной подписи // Lex Russica, № 7. С. 115–126. — 2020 [813] — текст (0,31 Мб).
  • Организация Объединенных Наций Конвенция Организации Объединенных Наций об использовании электронных сообщений в международных договорах Нью-Йорк. — 2007 [619] — текст (0,71 Мб).
  • Подцерковний О. П. Співвідношення диспозитивних та імперативних норм у міжнародному комерційному праві з урахуванням Віденської конвенції 1980 р // Право України. – Київ: Ін Юре. – Вип. 5. С. 82–92. — 2016 [826] — текст (5,59 Мб).
  • Подцерковский О. Соотношение диспозитивных и императивных норм в международном коммерческом праве с учетом Венской конвенции 1980 года // Материалы III Международных чтений памяти академика Побирченко И.Г. Киев. С. 167–177, на украинском языке. — 2016 [444] — текст (0,70 Мб).
  • Разумов К. Л. Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров и форма внешнеторговых сделок // Материалы семинара по Конвенции об исковой давности и Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. М. С. 123–128. — 1983 [464] — текст (1,75 Мб).
  • Розенберг М. Г. Некоторые актуальные вопросы практики разрешения споров в МКАС при ТПП РФ // Хозяйство и право, № 4. С. 52–64. — 2011 [156] — текст (1,61 Мб).
  • Рыбец Д. В. Практика исполнения внешнеторговых сделок в России // Российский внешнеэкономический вестник. № 11. С. 28–38. — 2006 [842] — текст (0,20 Мб).
  • Стригунова Д. П. Некоторые аспекты заключения международного коммерческого договора в электронной форме // Юрист, № 16. С. 35–39. — 2017 [518].
  • Стригунова Д. П. Коллизионное регулирование формы международного коммерческого договора // Вестник Московского университета МВД России, № 10. С. 91–93. — 2015 [527] — текст (0,30 Мб).
  • Стригунова Д. П. К вопросу о форме международного коммерческого договора // Закон и право, № 9. С. 61–64. — 2015 [526].
  • Терентьева Л. В. Использование электронных сообщений в международных договорах // Право, № 2. С. 77–87. — 2011 [222] — текст (5,41 Мб).
  • Халипов С. В. О некоторых проблемах толкования и применения терминов в таможенном законодательстве Таможенного союза // Российский внешнеэкономический вестник. № 8. С. 65–73. — 2011 [840] — текст (0,70 Мб).
  • Холопов К. В. О некоторых аспектах терминологии, содержания и уровня регулирования внешнеэкономической деятельности в России // Российский внешнеэкономический вестник. № 5. С. 76–90. — 2015 [841] — текст (0,52 Мб).

Расширенная библиография находится по этой ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

13. Поиск по тексту Конвенции

Для поиска по тексту Конвенции укажите ключевое слово:

В качестве подсказок отобраны все существительные, глаголы и прилагательные в их начальной форме. Можно использовать также глоссарий или выборку статей.

Содержание
Статья 11
(Форма договора)
ENG | GER | RUS | TRK | UKR

Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2024, политика конфедициальности