международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Во имя мира и безопасности!
Навигация
главная
– текст →
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
судебная практика
библиография
контракт
МЧП
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
статистика
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 42 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 95

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
извещение
Инкотермс® 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
письменная форма
принципы конвенции
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

Ст. 6.

Исключение применения Конвенции сторонами

19
Стороны могут исключить применение настоящей Конвенции либо, при условии соблюдения статьи 12, отступить от любого из ее положений или изменить его действие.
The parties may exclude the application of this Convention or, subject to article 12, derogate from or vary the effect of any of its provisions.
Сторони можуть виключати застосування цієї Конвенції або, за умови додержання статті 12, відступати від будь-якого з її положень чи змінювати його.
Die Parteien können die Anwendung dieses Übereinkommens ausschließen oder, vorbehaltlich des Artikels 12, von seinen Bestimmungen abweichen oder deren Wirkung ändern.
[5] Стороны могут исключить применение настоящей Конвенции либо, при условии соблюдения статьи 11, отступить от или заменить действие любого из ее положений.
Стороны могут исключить применение настоящей Конвенции либо, при условии соблюдения статьи 12, отступить от любого из ее положений или изменить его действие.
The parties may exclude the application of this Convention or, subject to article 12, derogate from or vary the effect of any of its provisions.
Сторони можуть виключати застосування цієї Конвенції або, за умови додержання статті 12, відступати від будь-якого з її положень чи змінювати його.
Die Parteien können die Anwendung dieses Übereinkommens ausschließen oder, vorbehaltlich des Artikels 12, von seinen Bestimmungen abweichen oder deren Wirkung ändern.
[5] Стороны могут исключить применение настоящей Конвенции либо, при условии соблюдения статьи 11, отступить от или заменить действие любого из ее положений.

Элиминирование права через закон в одной отдельно взятой стране явилось прологом к колоссальной катастрофе в истории ХХ-ого столетия. Прямое соприкосновение с ее разрушительными последствиями спустя годы обнаруживало себя в стремлении авторов Конвенции отыскать прочную правовую основу для мира между народами и развития торговых отношений исключительно в условиях мирного сосуществования наций.

Не поклонение многочисленным памятникам, а способность не повторять смертельных ошибок предыдущих поколений — в том и должна пребывать мудрость каждого следующего поколения. Не переступать черту, отделяющую человека или общность людей от неминуемой гибели; не позволять увлечь себя призывами к ожесточению особенно тогда, когда такие призывы лишь прикрывают коварство планов тех, кто их произносит; не следовать преступной воле самопризванных вождей, охваченных болезненным натиском амбиций идейного или материального толка, — в том и состоит гарантия движения вперед, гарантия будущего.

Цели агрессора иллюзорны, жертвы агрессии — всегда реальны!

Документы ООН: Агрессия против Украины — A/ES-11/L.1, A/HRC/RES/49/1.
Совет Безопасности ООН — отчеты о заседаниях в связи с агрессией против Украины: S/PV.9011, S/PV.9013, S/PV.9018, S/PV.9027, S/PV.9032, S/PV.9056, S/PV.9069, S/PV.9080, S/PV.9115, S/PV.9126.
Комиссия по расследованию нарушений в Украине: Доклад Председателя (23.09.2022).
Международный уголовный суд: Информация Прокурора (22.09.2022).
Управление Верх. комиссара ООН по правам человека: данные по числу жертв
Материалы для ст. 6
1. Гаагские конвенции и проекты
2. Комментарий Секретариата — 1979
3. Комментарий CISG.info
4. Комментарий ЮрЛит
5. База судебных решений CISG.info
6. Сборник UNCITRAL
7. Иные обзоры судебной практики
8. Библиография

Конвенция имеет в своем составе части, главы и разделы (перечисление здесь — от главного к частному). В структуре Документа статья 6 находится соответственно здесь:

Элемент # Ст.ст. Название
Часть I1...13 Сфера применения и общие положения
Глава I1...6 Сфера применения

Названия частей, глав и разделов являются официальными и указаны непосредственно в тексте Документа.

Здесь мы публикуем ссылки на наиболее важные — опорные — тексты для статьи 6, входящие в состав электронной библиотеки CISG-Library:

  • Dr. Czerwenka, Beate,
    Übereinkommen der Vereinten Nationen über Verträge über den internationalen Warenkauf vom 11. April 1980

1. Гаагские конвенции и подготовительные материалы

Венская конвенция ООН 1980 года — это результат деятельности по унификации права международной купли-продажи продолжительностью в несколько десятилетий (см. история Конвенции). Обращение к подготовительным текстам следует считать неотъемлемой частью толкования Конвенции. Это тем более верно при условии, что Конвенция практически не допускает возможности толкования ее положений с учетом смысла и содержания какого-либо национального права (автономное толкование — см. ст. 7). В том числе и поэтому авторы Конвенции старались сформировать нейтральный терминологический аппарат, а также использовать лексические конструкции, лишенные каких-либо заимствований из права той или иной страны либо отсылок к нему (данное утверждение верно и тогда, когда текст Конвенции содержит грамматически тождественный термин).

Для понимания смысла отдельных положений Конвенции мы рекомендуем последовательно обращаться к:

  • текстам Единообразных законов ULIS ULFC, являющихся приложениями к Гаагским конвенциям 1964 года,
  • проектам Конвенции разных лет,
  • комментарию Секретариата, а также
  • отчетам о заседаниях, состоявшихся в рамках Дипломатической конференции в Вене (пример выборки для статьи 79).

Статье 6 в редакции, одобренной в ходе Дипломатической конференции, предшествовали следующие тексты из состава ранее принятых единообразных законов ULIS ULFC и/или подготовительных материалов (проектов):

Документ Статья
ULIS 1964 ? 3
ULFC 1964 ? 2
Женева 1976 5
Вена 1977 4
Нью-Йорк 1978 5

Название города в обозначении проекта соответствует месту проведения сессии UNCITRAL или заседания Рабочей группы, а цифра — году, в котором данное событие состоялось.

В ходе Дипломатической конференции в Вене обсуждение статьи 6 состоялось:

Орган Заседание №№
Первый комитет 3, 4, 35
Пленум 6

На отдельной странице мы публикуем расширенную подборку подготовительных материалов.

2. Комментарий Секретариата — 1979 г.

Информация общего характера:

На 11-ой сессии UNCITRAL, которая проходила в Нью-Йорке с 30 мая по 16 июня 1978 года, был согласован и утвержден окончательный вариант проекта Конвенции. В специальной литературе он получил краткое название «Нью-Йорк 1978» (документ A/33/17 — п. 28). Проект объединял как положения о порядке заключения договоров международной купли-продажи, так и предписания, регулирующие материальную сторону таких договоров. К этому проекту Секретариат по просьбе ЮНСИТРАЛ (см. документ A/33/17, п. 27) подготовил комментарий. Текст проекта, указанный комментарий к нему, а также проект заключительных положений будущей Конвенции были направлены правительствам иностранных государств и заинтересованным международным организациям для комментариев и предложений, с тем чтобы в последующем учесть полученные замечания и рекомендации при обсуждении проекта в ходе Дипломатической конференции.

Важно: при работе с Комментарием Секретариата необходимо учитывать, что его текст был составлен для проекта Конвенции и он не может считаться комментарием текста Конвенции в окончательной редакции, принятой в ходе Дипломатической конференции в Вене в 1980 г. Кроме того, Комментарий не носит обязательный характер.

Текст проекта воспроизводится здесь согласно документу A/CONF.97/5 (Часть I), текст комментария — так, как он опубликован в документе A/CONF.97/5 (Часть II).

Комментируемый текст

Статья 5. [Исключение применения, изменение действия Конвенции или отступление от нее сторонами].

Стороны могут исключить применение настоящей Конвенции либо, при условии соблюдения статьи 11, отступить от или заменить действие любого из ее положений.

Комментарий

1. В статье 5 прямо закрепляется факультативный характер Конвенции. Стороны могут полностью исключить ее применение, выбрав другой свод норм права, помимо настоящей Конвенции, для регулирования своего договора. Они могут также исключить ее применение частично или ограничить или изменить действие любого из ее положений путем принятия в своем договоре положений, предусматривающих решения, отличающиеся от тех, которые предусмотрены в Конвенции.

2. Второе предложение статьи 3 ЮЛИС, предусматривающее, что «это исключение может быть ясно выражено или может подразумеваться», было опущено, с тем чтобы специальная ссылка на «подразумеваемое» исключение не давала судам повода приходить без достаточных на то оснований к заключению, что применение Конвенции было исключено полностью.

3. Комментарий к ст. 6 — CISG.info

Далее по ссылке находится перечень статей, для которых редакцией CISG.info подготовлен собственный комментарий.

4. Комментарий ЮрЛит — 1994 г.

Текст комментария Венской конвенции, опубликованный в издательстве «Юридическая литература» в 1994 году.

Для ст. 6 комментарий составил: М.Г. Розенберг.

Стр. 21

1. В статье 6 провозглашается принцип договорной свободы сторон (практически ничем не ограниченная автономия воли при заключении договора). Во-первых, стороны могут полностью исключить применение Конвенции к договору, подпадающему под ее сферу регулирования. Это право сторон не ограничено какими-либо условиями. Во-вторых, даже если договор регулируется Конвенцией, стороны могут отступить от любого из ее положений либо изменить его действие. Предусмотрено только одно исключение — в отношении соблюдения требований ст. 12 Конвенции к форме договора (см. комментарий к ст. 12). Следовательно, все положения Конвенции (за указанным исключением) диспозитивны, т.е. от них можно свободно отступить по усмотрению сторон (5). Цель этой статьи, исходящей из приоритета договора по отношению к Конвенции, — предоставить сторонам возможность самим решать вопросы, связанные с заключением, исполнением договора и ответственностью за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, что наиболее соответствует практике международного оборота.

Примечания для стр. 21

<5> См.: Официальные отчеты. С. 20; Сталев Ж. Указ. соч. С. 19.

Стр. 22

2. При кажущейся с первого взгляда ясности формулировок этой статьи, которая очень важна для практики применения Конвенции, возникает немало вопросов, нуждающихся в уяснении.

2.1. Прежде всего не ясно, должно ли соглашение сторон об исключении применения Конвенции быть прямо выражено в договоре либо оно подразумевается, т.е. его можно установить путем толкования договора. Например, в договоре, подпадающем под сферу действия Конвенции, есть условие о том, что к отношениям сторон по не урегулированным в нем вопросам применяется право какого-либо конкретного государства. Но если государство, к праву которого сделана отсылка, является участником Конвенции и коммерческие предприятия сторон договора находятся в государствах-участниках, ее положения стали частью национального права этого государства и в качестве такового подлежат применению к договорам международной купли-продажи (см. комментарий к ст. 1). Поэтому при толковании договора возникает альтернатива:

1) намерение сторон заключалось в том, чтобы их отношения по договору регулировались не Конвенцией, а внутригосударственным правом, применимым к договорам, которые не подпадают под сферу действия Конвенции;

2) стороны имели в виду, что по вопросам, не регулируемым Конвенцией (см.комментарий к ст. 7), применяется национальное право указанного государства.

При обсуждении проекта Конвенции как в рабочих органах ЮНСИТРАЛ, так и в ходе Дипломатической конференции вносились разные предложения:

1) предусмотреть в ст. 6, что исключение применения Конвенции может быть как ясно выражено, так и подразумеваться;

2) что оно должно быть ясно выражено;

3) что оно допустимо лишь при условии, что в договор включена оговорка о применимом национальном праве.

Все эти предложения не получили Поддержку на Дипломатической конференции, принявшей текст Конвенции (1). Отсюда следует вывод, что исключение может быть и ясно выражено, и подразумеваться. Это означает, что решать вопрос о том, содержится ли такое подразумеваемое условие в договоре, будет правоприменительный орган, разрешающий спор (суд, арбитраж, третейский суд) (2). Судя по зарубежным комментариям в Конвенции, цель эта вряд ли достигнута.). Поэтому в договорах целесообразно четко оговаривать исключение применения Конвенции, если стороны желают именно этого.

2.2. Вопрос о подразумеваемом соглашении сторон возникает и применительно к частичному исключению положений Конвенции или изменению их действия. Связано это с тем, что нередко в договорах оговаривается не исключение или изменение отдельных положений Конвенции, а конкретные условия, отличающиеся от них. При этом бывает и так, что эти условия содержатся не в самом тексте договора, а в стандартных условиях продажи или в стандартных контрактах, на которые в тексте договора сделана ссылка.

Примечания для стр. 22

<1> См.: Официальные отчеты. С. 235, 290–294; Honnold J. Op. cit. P. 126. Bonell, in Bianca-Bonell Commentary. P. 52, 54–57; Enderlein/Maskow, Commentary. P. 49.
<2> См.: Bonell. Ор. ас. Р. 55. При принятии решения опустить в тексте статьи положение о том, что исключение из Конвенции может подразумеваться, полагали, что таким образом суды лишаются повода без достаточных оснований исключать применение Конвенции (Официальные отчеты. С. 20.

Стр. 23

Встречаются и случаи, когда условие договора охватывает лишь часть положения, содержащегося в Конвенции, и неясно, намеревались ли стороны в остальном применять к своему договору это положение Конвенции или же намеревались его исключить. В практических целях, как и в отношении полного исключения применения Конвенции, желательно четко оговаривать в договоре намерение сторон о частичном отступлении от положений Конвенции.

2.3. На Дипломатической конференции и в зарубежных комментариях к Конвенции обсуждался вопрос, является ли ст. 12 единственным императивным положением Конвенции, отступление от которого недопустимо в договоре (1). В частности, высказывалось мнение, что нельзя по соглашению сторон изменить сферу действия Конвенции, расширив ее применение путем отступления от положений ст.ст. 1 — 5, которые определяют договоры, подпадающие под ее действие по субъектному составу, предмету, видам сделок и вопросам, относящимся к ее регулированию (см. комментарии к ст.ст. 1—5).

Обоснованным представляется мнение (2), что, если договор не соответствует требованиям ст.ст. 1 — 5, любое соглашение сторон об отступлении от Конвенции на основании ст. б не имеет никакого смысла, поскольку нельзя отступать от документа, который не действует в отношении данного договора. Смысл такого соглашения состоит лишь в том, что тем самым в договоре инкорпорируются в качестве его условий положения Конвенции. Но решение вопроса о действительности соответствующего договорного условия будет зависеть от того, не противоречит ли оно императивным нормам национального права, применимого к данному договору. В литературе дана и иная трактовка права сторон отступать от положений пунктов d, е и f ст. 2 и ст. З (3). Учитывая, что эти исключения из Конвенции связаны с проблематичностью применения Конвенции к таким специфическим сделкам, предлагается считать, что в компетенцию сторон входит решение этого вопроса и соответственно пет причин отказывать им в праве на свободный выбор. Представляется, что эта трактовка весьма спорна.

Сложные проблемы возникают, если стороны предусмотрели применение Конвенции к договору, субъектный состав которого не соответствует требованиям ст. 1, например, когда коммерческие предприятия обеих сторон договора находятся:

1) в государствах, не являющихся участниками Конвенции или

2) в одном государстве.

В первом случае возникает общая проблема о допустимости факультативного использования Конвенции как надлежащего права договора по желанию его сторон. Этот вопрос специально обсуждался при подготовке проекта Конвенции и при его рассмотрении на Дипломатической конференции (4). Однако он не был решен, и в Конвенции нет положения, аналогичного ст. 4 Единообразного закона о международной купле-продаже товаров 1964 г. (5). Хотя в Кон-

-венции отсутствует такое положение, не вызывает сомнений то, что в договоре можно обусловить применение положений Конвенции. Однако не совпадает квалификация подобного соглашения и соответственно связанные с ней юридические последствия. По мнению, высказанному в литературе, если правовая система, по нормам которой стороны выбирают применимое право, не содержит никаких ограничений, то такое соглашение безусловно действительно. Когда по нормам этой правовой системы требуется наличие разумной связи между избранным правом и договором, то возникает проблема соответствия соглашения нормам международного частного права. Но и в этом случае разумнее применить Конвенцию (учитывая ее международный характер и некоторые другие обстоятельства), а не национальное право, к которому отсылают нормы международного частного права (1). Другая точка зрения (2), разделяемая автором комментария, состоит в следующем. Предоставление сторонам права неограниченного выбора применимого закона не означает, что таковым можно избрать международную конвенцию. Ссылка в договоре на Венскую конвенцию инкорпорирует ее положения в договор как его условия. Если они противоречат применимому национальному праву, к которому отсылают нормы международного частного права, приоритет отдается национальному праву. Если стороны избрали право государства — участника Конвенции и она применяется на основании ст. 1Ь, то положения Конвенции действуют в качестве норм, входящих в систему национального права. Соответственно исключается вопрос о приоритете каких-либо иных норм национального права.

Предоставление сторонам, коммерческие предприятия которых находятся в одном государстве, возможности договориться о применении к их договору Конвенции вызывает неоднозначное отношение. С одной стороны, заключаемые договоры могут быть тесно связаны с договорами, которые регулирует Конвенция (например, договор о поставке на внутреннем рынке товара для экспорта и договор экспортера с иностранным контрагентом), что свидетельствует о целесообразности сближения их регулирования. С другой стороны, сделка на внутреннем рынке не относится к внешнеэкономическим (не является международной куплей-продажей) и в этой связи вообще сомнительна возможность сторон выбрать для регулирования не только право иностранного государства, но и международную конвенцию, положения которой включены в систему их национального права.

Поскольку нормы Венской конвенции имеют специальный характер (предназначены для регулирования определенных видов отношений), их применение по согласованию сторон как норм национального права недопустимо. Вместе с тем нет препятствий к тому, чтобы в договор, регулируемый нормами внутригосударственного права, включить положения Конвенции как его условие. Но действительность такого соглашения в отношении конкретных положений Конвенции будет зависеть от того, не противоречат ли они императивным предписаниям внутригосударственного права, применимого к данному договору.

Практический интерес вызывают высказанные в литературе (3) соображения о возможности разного подхода к проблеме применения Конвенции в государственном суде и арбитраже (третейском суде) к сделкам, не входящим в сферу ее применения в соответствии со ст.ст. 1 — 3, когда такое применение основывается на правилах международного частного права (коллизионных нормах). Для арбитров (в отличие от государственных судей) не обязательны

Примечания для стр. 23

<1> См.: Официальные отчеты. С. 294 — 296. См. также: Bonell. Op. cit. Р. 62 — 64; Enderlein // Maskow Commentary. Р. 50.
<2> См.: Bonell. Ор. cit. Р. 62.
<3> См.: Honnold J. Op. cit. P. 132; Enderlein // Maskow Commentary. P. 51.
<4> См.: Официальные отчеты. С. 288.
<5> Статья 4 этого Закона гласит: "Настоящий Закон применяется также тогда, когда стороны избрали его как закон договора независимо от того, имеют ли они предприятия или постоянное пребывание на территории разных государств и являются ли эти государства участниками Конвенции 1964 г. о'Единообразном законе о международной купле-продаже товаров, в той мере, в какой означенный Закон не наносит ущерба императивным положениям, которые подлежали бы применению, если бы стороны не избрали Единообразный закон".

Стр. 24

предписания внутригосударственных норм международного частного права; для них решающее значение имеет соглашение сторон. В обоснование этих соображений сделана ссылка на ст. VII Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.(1) и ст. 28 Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 г. о международном торговом арбитраже, в котором есть аналогичные положения. Следует подчеркнуть, что Закон Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", принятый Верховным Советом 7 июля 1993 г. (2), по этому вопросу содержит предписания, которые идентичны положениям Типового закона ЮНСИТРАЛ (3).

Последствия отступления в договоре от положений ст.ст. 4 и 5, которые определяют вопросы, не охватываемые Конвенцией (см. комментарии к этим статьям), будут зависеть от степени обязательности норм применимого к договору внутригосударственного права. И в данном случае, как представляется, правильно исходить из того, что такое отступление означает не то, что нормами Конвенции регулируются отношения сторон по этим вопросам, а то, что стороны инкорпорировали соответствующие положения Конвенции в договор со всеми вытекающими из этого последствиями (см. выше). Однако при отсутствии в Конвенции положений по этим вопросам само отступление от положений ст.ст. 4 и 5 в большинстве случаев окажется нецелесообразным.

Есть специфика и в применении ст. 6 к положениям Конвенции о заключении договора (см. об этом комментарий к гл. II Конвенции).

Весьма спорно мнение, что ст. б предоставляет сторонам право установить иные принципы ее толкования, чем предусмотренные ст. 7 (см. комментарий к этой статье), и договориться о том, что в их взаимоотношениях по договору можно не соблюдать добросовестность, принятую в международной торговле (п. 2 ст. 7).

Действительность соглашения сторон об отступлении от положений Конвенции и последствия признания его недействительным необходимо рассматривать на основании ст. 4 (см. комментарий к ней).

3. Основы и ГК не содержат общих предписаний о характере их норм. Поэтому пределы автономии воли сторон при определении условий договора могут быть установлены только путем анализа конкретных статей. Но необходимо обратить внимание па то, что в Основах более выражена диспозитив-пость норм, регулирующих договор поставки и купли-продажи, чем в ГК. Кроме того, применение к договору поставки правил о договоре купли-продажи непосредственно зависит от воли сторон: им предоставлено право договориться об ином (п. 2 ст. 79 Основ).

Примечания для стр. 24

<1> См.: Honnold J. Op. cit. P. 134.
<2> См.: Bonell. Op. cit. P. 62-63.
<3> Ibid. P. 63-64.

Стр. 25

4. ОУП СЭВ. При их применении необходимо исходить из двух разных подходов в зависимости от того, кто является партнером российского субъекта права (1).

Если контракт заключается с субъектом внешнеэкономических связей из Вьетнама, Кубы или Монголии, то следует руководствоваться преамбулой ОУП СЭВ, которая придает Общим условиям преимущественно императивный характер (2).

Если контракт заключается с партнером из Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии или Словакии, то необходимо учитывать, что с 1 января 1991 г. ОУП СЭВ применяются к таким контрактам в качестве факультативного документа, т.е. только в случаях, когда стороны прямо ссылаются в контракте на ОУП или отдельные положения ОУП. Также применяются ОУП СЭВ и в отношении контрактов, заключаемых с партнерами, находящимися на территории бывшей Германской Демократической Республики. Хотя ГДР с 3 октября 1990 г. прекратила свое существование в качестве самостоятельного государства, в соответствии с заключенным 9 ноября 1990 г. между СССР и ФРГ Договором о развитии широкомасштабного сотрудничества в области экономики, промышленности, науки и техники (3) на переходный период к таким контрактам продолжают применяться под ответственность их сторон ОУП СЭВ 1968/1988 гг.

ОУП СССР — КНР. В них содержатся положения неодинаковой степени обязательности. Наряду с положениями, отступление от которых не допускается ни при каких обстоятельствах (например, о письменной форме контракта, изменений и дополнений к нему, о недопустимости заключения контракта без указания в нем качественных и/или технических характеристик) эти Условия содержат немалое число диспозитивиых норм, применяемых лишь в случае, если стороны по своему ничем не ограниченному усмотрению ие договорятся об ином.. Включено в ОУП значительное число рекомендательных положений, носящих ие нормативный, а инструктивный характер: они требуют от сторон согласования в контракте условий по определенным вопросам, не указывая последствий их невыполнения. Из изложенного вытекает, что определять возможность отступления в контракте от соответствующего положения ОУП следует путем его конкретного анализа.

ОУП СССР — КНДР. Подход к определению пределов автономии воли сторон контракта при применении этого документа совпадает с изложенным выше в отношении ОУП СЭВ, когда они носят нормативный характер.

ОУП СЭВ — Финляндия и ОУП СССР — СФРЮ. Оба документа носят факультативный характер, т.е. применяются лишь в случае, когда на них сделана ссылка в контракте. Соответственно стороны, делая ссылку в контракте на эти Общие условия, вправе по своему усмотрению отступить в контракте от любых положений Условий. Но это не означает, что стороны могут отступать от строго императивных положений применимого национального права и международных соглашений. В частности, российские организации не могут отступить от требования об обязательности соблюдения письменной формы контракта.

Примечания для стр. 25

<1> Пункт 1 этой статьи предусматривает: "Стороны могут по своему усмотрению устанавливать с общего согласия право, подлежащее применению арбитражами при разрешении спора по существу. Если не имеется указаний сторон о подлежащем применению праве, арбитры будут применять закон, установленный в соответствии с коллизионной нормой, которую арбитры сочтут в данном случае применимой. В обоих случаях арбитры будут руководствоваться положениями контракта и торговыми обычаями".
<2> См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. Nr. 32. Ст. 1240.
<3> Статья 28 Закона гласит: "1. Третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами нрава, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право пли систему права какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. 2. При отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. 3. Во всех случаях третейский суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке".

М.Г. Розенберг явлется автором комментария для ст.ст.: 2, 3, 4, 5, 6, 8, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24.

Источник публикации: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров Комментарий [М. М. Богуславский и др.], М.: Юридическая литература, 1994.

Авторский коллектив: М.М. Богуславский, Н.Г. Вилкова, А.М. Городисский, И.С. Зыкин, А.С. Комаров, А.А. Костин, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков.

ISBN 5-7260-0749-2. Тираж: 30 тыс. экз.

Дополнительная информация об издании.

5. Судебные решения — CISG.info

Количество решений для статьи 6 Конвенции: 22.

Смотреть выборку по ссылке.

6. Сборник ЮНСИТРАЛ на русском языке

ЮНСИТРАЛ консолидирует судебную практику (в рамках базы данных «Прецедентное право по текстам ЮНСИТРАЛ» — ППТЮ), анализирует ее (в формате Выдержек из дел — ABSTRACTS) и обобщает посредством публикации Сборников по прецедентному праву, касающемуся Венской конвенции 1980 г.:

При составлении Сборника принято использовать инструменты анализа и обобщения судебной практики:

  • Тезаурус по Венской конвенции — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/1;
  • Предметный указатель для текста CISG — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/2/Rev.3;
  • Выдержки из решений судов, связанных с применением текстов ЮНСИТРАЛ (имеют номер A/CN.9/SER.C­/ABSTRACTS/..., где вместо многоточия следует порядковый номер выдержки).

7. Иные обзоры судебной практики

8. Библиография

  • Алексеева Т.О., Применение принципа «автономии воли» при регулировании международной поставки нефти. В: Современное регулирование деятельности организаций нефтегазового комплекса (сборник). Совместно с Брюхановым А.А. С. 12-14, 2017 — [492].
  • Асосков А.В., Проблема свободы формулирования договорных условий в международных контрактах. В: Вестник гражданского права, № 1, 2007 — [161].
  • Вилкова Н.Г., Венская конвенция 1980 г. и документы Международной коммерческой палаты. В: Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров: К 10-летию ее применения в России. М. С. 18–22, 2001 — [579].
  • Ирбитский А.Е., Соотношение международного договора и российского законодательства в регулировании внешнеэкономических сделок. В: Актуальные проблемы международного права в современных геополитических условиях. С. 54-61, 2017 — [302].
  • Кабатов В.А., Венская конвенция 1980 года в практике МКАС при ТПП РФ. В: Хозяйство и право, № 9. С. 118–120, 2010 — [593] — текст.
  • Красноярова Н.И., Формулирование условий импортных контрактов о частичном применении норм Венской конвенции. В: Тюмень, Югра, Ямал в региональных научных исследованиях. Тюмень — Ханты-Мансийск. С. 35–41, 2018 — [692].
  • Мещанова М.В., Принцип «автономии воли сторон» в договорах международной купли-продажи товаров. В: Право и демократия: Сборник научных трудов (23), Минск: Право и экономика, 2012 — [150] — текст.
  • Михайлов Н.Н., Принципы в правовом регулировании международной купли-продажи товаров. В: Арбитражный и гражданский процесс , № 12. С. 44-47, 2011 — [142] — текст.
  • Парамошина Е.А., Молчаливый выбор права в международных договорах по Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, и Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. В: Современное право, № 8. С. 128-131, 2009 — [175].
  • Разбежкин Ю.П., Намерение сторон при выборе Венской конвенции в качестве применимого права. В: Сборник аспирантских научных работ юридического факультета КГУ . Вып. 10. - Казань. С. 285-290, 2009 — [206].
  • Розенберг М.Г., Сфера действия Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров и соглашение сторон договора о применимом праве (из практики МКАС). В: Международный коммерческий арбитраж, № 1. С. 46-55, 2004 — [450] — текст.
  • Розенберг М.Г., Некоторые актуальные вопросы практики разрешения споров в МКАС при ТПП РФ. В: Хозяйство и право, № 4. С. 52–64, 2011 — [156] — текст.
  • Розенберг М.Г., Практика МКАС при ТПП РФ по вопросам применения Венской конвенции. В: Международный коммерческий арбитраж, № 3. С. 15-20, 2006 — [453] — текст.
  • Синкевич К.В., К вопросу об определении регулятора договора международной купли-продажи товаров, избранного в силу принципа «автономии воли». В: Правовая культура в современном обществе сборник научных статей. Могилев С. 190–196, 2020 — [713] — текст.
  • Слипачук Т.В., Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров в практике рассмотрения дел Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Украины. В: Международный коммерческий арбитраж, № 2. С. 60-72, 2004 — [177] — текст.
  • Стригунова Д.П., Реализация принципа автономии воли сторон в международных коммерческих договорах. В: Современное право, № 4. С. 153-158, 2014 — [481] — текст.
  • Усачев И.В., Статут внешнеэкономической сделки. в: Право и экономика, № 6. С. 74-79, 2012 — [141].
  • Усачев И.В., Пределы принципа автономии воли и право, применимое сторонами при выборе условий внешнеэкономической седлки. В: Евразийский юридический журнал, № 49. С. 93-96, 2012 — [261].
  • Шипова А.В., Реализация принципа автономии воли при исполнении внешнеторговых обязательств. В: Государство и право в условиях глобализации: проблемы и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции (22-23 апреля 2004г.). Ч. II. С. 187-192, 2004 — [498].

Расширенная библиография находится по этой ссылке.

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2022