международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Остановить агрессию — важно!
Навигация
главная
– текст →
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
практика
библиография
контракт
МЧП
принципы УНИДРУА
латынь
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
поиск
выборка
глоссарий
частотность
+ статистика
цитирование
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 44 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 97

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
добросовестность
извещение
Инкотермс 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
оферта
письменная форма
принципы
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

Ст. 14.

Оферта

33 1)
Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения.
A proposal for concluding a contract addressed to one or more specific persons constitutes an offer if it is sufficiently definite and indicates the intention of the offeror to be bound in case of acceptance. A proposal is sufficiently definite if it indicates the goods and expressly or implicitly fixes or makes provision for determining the quantity and the price.
Пропозиція про укладення договору, адресована одній чи кільком конкретним особам, є офертою, якщо вона досить виразна й висловлює намір оферента вважати себе зв'язаним у разі акцепту. Пропозиція є достатньо виразною, якщо в ній зазначено товар та безпосередньо чи опосередковано встановлюються його кількість і вартість або передбачено порядок їх визначення.
Der an eine oder mehrere bestimmte Personen gerichtete Vorschlag zum Abschluss eines Vertrages stellt ein Angebot dar, wenn er bestimmt genug ist und den Willen des Anbietenden zum Ausdruck bringt, im Falle der Annahme gebunden zu sein. Ein Vorschlag ist bestimmt genug, wenn er die Ware bezeichnet und ausdrücklich oder stillschweigend die Menge und den Preis festsetzt oder deren Festsetzung ermöglicht.
Bir veya birden çok belirli kişiye sözleşmenin kurulması için yöneltilen bir teklif, yeterince kesin olması ve teklifte bulunanın, kabul halinde bağlanma iradesini yansıtması durumunda icap sayılır. Malların saptandığı ve açık veya örtülü olarak miktar ve semenin belirlendiği veya belirlenmesi için gerekli düzenlemenin yapıldığı teklifler yeterince kesin sayılır.
[12: 1] Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определено и в нем указывается намерение оферента признать его обязательным в случае его принятия. Предложение является достаточно определенным, если в нем указываются товары и прямо или косвенно устанавливается или предусматривается положение для определения количества и цены.
Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения.
A proposal for concluding a contract addressed to one or more specific persons constitutes an offer if it is sufficiently definite and indicates the intention of the offeror to be bound in case of acceptance. A proposal is sufficiently definite if it indicates the goods and expressly or implicitly fixes or makes provision for determining the quantity and the price.
Пропозиція про укладення договору, адресована одній чи кільком конкретним особам, є офертою, якщо вона досить виразна й висловлює намір оферента вважати себе зв'язаним у разі акцепту. Пропозиція є достатньо виразною, якщо в ній зазначено товар та безпосередньо чи опосередковано встановлюються його кількість і вартість або передбачено порядок їх визначення.
Der an eine oder mehrere bestimmte Personen gerichtete Vorschlag zum Abschluss eines Vertrages stellt ein Angebot dar, wenn er bestimmt genug ist und den Willen des Anbietenden zum Ausdruck bringt, im Falle der Annahme gebunden zu sein. Ein Vorschlag ist bestimmt genug, wenn er die Ware bezeichnet und ausdrücklich oder stillschweigend die Menge und den Preis festsetzt oder deren Festsetzung ermöglicht.
Bir veya birden çok belirli kişiye sözleşmenin kurulması için yöneltilen bir teklif, yeterince kesin olması ve teklifte bulunanın, kabul halinde bağlanma iradesini yansıtması durumunda icap sayılır. Malların saptandığı ve açık veya örtülü olarak miktar ve semenin belirlendiği veya belirlenmesi için gerekli düzenlemenin yapıldığı teklifler yeterince kesin sayılır.
[12: 1] Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определено и в нем указывается намерение оферента признать его обязательным в случае его принятия. Предложение является достаточно определенным, если в нем указываются товары и прямо или косвенно устанавливается или предусматривается положение для определения количества и цены.
34 2)
Предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение.
A proposal other than one addressed to one or more specific persons is to be considered merely as an invitation to make offers, unless the contrary is clearly indicated by the person making the proposal.
Пропозиція, адресована невизначеному колу осіб, розглядається лише як запрошення робити оферти, якщо інше прямо не зазначене особою, яка зробила таку пропозицію.
Ein Vorschlag, der nicht an eine oder mehrere bestimmte Personen gerichtet ist, gilt nur als Aufforderung, ein Angebot abzugeben, wenn nicht die Person, die den Vorschlag macht, das Gegenteil deutlich zum Ausdruck bringt.
Belirli olmayan kişilere yöneltilmiş teklif sadece icaba davet sayılır; meğerki, teklifte bulunan aksini açıkça belirtmiş olsun.
[12: 2] Предложение о заключении договора, не адресованное одному или нескольким конкретным лицам, должно рассматриваться как предложение сделать оферту, если только иное прямо не указано лицом, делающим такое предложение.
Предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение.
A proposal other than one addressed to one or more specific persons is to be considered merely as an invitation to make offers, unless the contrary is clearly indicated by the person making the proposal.
Пропозиція, адресована невизначеному колу осіб, розглядається лише як запрошення робити оферти, якщо інше прямо не зазначене особою, яка зробила таку пропозицію.
Ein Vorschlag, der nicht an eine oder mehrere bestimmte Personen gerichtet ist, gilt nur als Aufforderung, ein Angebot abzugeben, wenn nicht die Person, die den Vorschlag macht, das Gegenteil deutlich zum Ausdruck bringt.
Belirli olmayan kişilere yöneltilmiş teklif sadece icaba davet sayılır; meğerki, teklifte bulunan aksini açıkça belirtmiş olsun.
[12: 2] Предложение о заключении договора, не адресованное одному или нескольким конкретным лицам, должно рассматриваться как предложение сделать оферту, если только иное прямо не указано лицом, делающим такое предложение.

История создания Венской конвенции — отличный пример, как в условиях жесткого противостояния двух систем общие миролюбивые устремления их представителей, отбросивших необходимость следовать внутренней пропагандистской риторике, оказались способны на долгий срок создавать процедуры добрососедства и взаимопонимания (по смыслу документа A/8082). Недопущение международных вооруженных конфликтов, каких-либо актов агрессии так, как это предусматривает Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 3314 (ХХIХ), документ A/RES/3314, — условия для реализации таких процедур и впредь.

События первой половины XX-ого столетия доказали: война одного вождя, одержимого идеей самоутверждения в истории, не должна становиться войной целого народа и трагедией для человечества!

Беспрецендентная по своей циничности и жестокости агрессия Российской Федерации против Украины, ее населения и суверенитета, должна быть немедленно остановлена и подвергнута осуждению, а ее участники — преследованию средствами уголовного судопроизводства независимо от формы их соучастия! При этом степень ответственности участников заговора (conspiracy), направленного на развязывание и осуществление агрессии, становится тем более высокой тогда, когда такая агрессия преследует также цель сокрыть ранее совершенные преступления (узурпация власти; создание преступных сообществ; коррупционные преступления).

Документы ООН: A/HRC/RES/49/1 (права человека),
A/RES-ES-11/1 (агрессия против Украины),
A/RES/ES-11/2 (гумманитарные последствия),
A/RES/ES-11/4 (территориальная целостность)
,
A/RES/ES-11/6 (Резолюция ГА от 23.02.2023).
Репарации Украине: A/RES/ES-11/5.
Совет Безопасности ООН — отчеты о заседаниях в связи с агрессией РФ против Украины: S/PV.9011 (трагедия в Буче), S/PV.9013, S/PV.9018, S/PV.9027, S/PV.9032, S/PV.9056, S/PV.9069, S/PV.9080, S/PV.9115, S/PV.9126.
Комиссия по расследованию нарушений в Украине: Доклад Председателя (23.09.2022).
Доклад Комиссии — A/HRC/52/62 (15.03.2023).
Международный Суд ООН: Заявление Украины от 26.02.2022 — Доклад Международного Суда (извлечение, пп. 189–197).
Международный уголовный суд: Юрисдикция, подозреваемые лица.
Информация Прокурора (22.09.2022).
Сообщение об ордере МУС (17.03.2023).
Сообщение об ордере МУС (05.03.2024).
Управление Верх. комиссара ООН по правам человека: «Убийства гражданских лиц» — доклад, декабрь 2022.

«Потери среди гражданских лиц в Украине. 24.02.2022–15.02.2023»

«Задержание мирных жителей в контексте вооруженной агрессии РФ против Украины» — доклад, июнь 2023.

Данные о числе жертв агрессии
Материалы для ст. 14
1. Структура, статистика
2. Подготовительные материалы
3. Конференция в Вене — поправки
4. Комментарий Секретариата 1979
5. Руководство 2021
6. Комментарий CISG.info
7. Комментарий ЮрЛит 1994
8. Commentary by Schlechtriem
9. Commentary by Eörsi
10. Commentary by Enderlein/Maskow
11. Решения — CISG.info
12. Сборник UNCITRAL
13. Иные обзоры практики
14. Библиография
15. Поиск по тексту Конвенции
CISG.info/art/14 — короткий адрес для цитирования данной страницы или ссылки на нее.

1. Структура, статистика

Конвенция имеет в своем составе части, главы и разделы (перечисление здесь — от главного к частному). В структуре Документа статья 14 находится соответственно здесь:

Элемент # Ст.ст. Название
Часть II1424 Заключение договора
Названия частей, глав и разделов являются официальными и указаны непосредственно в тексте Документа.

Пользователи также просматривали совместно:

Выборка за последние 30 дней.

Здесь мы публикуем ссылки на наиболее важные — опорные — тексты для статьи 14, входящие в состав электронной библиотеки CISG-Library:

  • Prof. Dr. Honsell, Heinrich,
    Das Einheitliche UN-Kaufrecht (CISG) aus schweizerischer Sicht
  • Должич, Александр,
    Отдельные вопросы заключения договора купли-продажи товаров по Венской конвенции 1980 г
  • Проф. Лебедев, Сергей Николаевич,
    Вопросы заключения договоров в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г

2. Подготовительные материалы

Венская конвенция ООН 1980 года — это результат деятельности по унификации права международной купли-продажи продолжительностью в несколько десятилетий (см. история Конвенции). Обращение к подготовительным текстам следует считать неотъемлемой частью толкования Конвенции. Это тем более верно при условии, что Конвенция практически не допускает возможности толкования ее положений с учетом смысла и содержания какого-либо национального права (автономное толкование — см. ст. 7). В том числе и поэтому авторы Конвенции старались сформировать нейтральный терминологический аппарат, а также использовать лексические конструкции, лишенные каких-либо заимствований из права той или иной страны либо отсылок к нему (данное утверждение верно и тогда, когда текст Конвенции содержит грамматически тождественный термин).

Для понимания смысла отдельных положений Конвенции мы рекомендуем последовательно обращаться к:

  • текстам Единообразных законов ULIS ULFC, являющихся приложениями к Гаагским конвенциям 1964 года,
  • проектам Конвенции разных лет,
  • комментарию Секретариата, а также
  • отчетам о заседаниях, состоявшихся в рамках Дипломатической конференции в Вене  — систематизировання выборка для этой статьи.

Статье 14 в редакции, одобренной в ходе Дипломатической конференции, предшествовали следующие тексты из состава ранее принятых единообразных законов ULIS ULFC и/или подготовительных материалов (проектов):

Документ Статья
ULFC 1964 ? 4
Нью-Йорк 1977 4
Женева 1977 8
Нью-Йорк 1978 12

Название города в обозначении проекта соответствует месту проведения сессии UNCITRAL или заседания Рабочей группы, а цифра — году, в котором данное событие состоялось.

В ходе Дипломатической конференции в Вене обсуждение статьи 14 состоялось:

Орган Заседание №№
Первый комитет 8, 11, 35
Пленум 6

3. Конференция в Вене — поправки

Ниже представлена информация о содержании поправок к статье 14 , а также ходе их обсуждении участниками Конференции в Вене в марте–апреле 1980 г. — всего 12 поправок:

    Систематизированная выборка — ст. 121 β

  • (1) Предложение о заключении договора, адресованное одному или ...
  • (2) Предложение о заключении договора, не адресованное одному ...

1Нумерация и текст — согласно проекту.

Конференция — голосование по ст. 14

За — 41; воздержались — 5. Против никто не голосовал.

Голосование состоялось на шестом Пленарном заседании 08.04.1980.
Документ A/CONF.97/SR.6.

На отдельной странице мы публикуем расширенную подборку подготовительных материалов.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

4. Комментарий Секретариата 1979

Информация общего характера

На одиннадцатой сессии ЮНСИТРАЛ, которая проходила в Нью-Йорке с 30 мая по 16 июня 1978 года, был согласован и утвержден окончательный вариант проекта Конвенции. В специальной литературе он получил краткое название «Нью-Йорк 1978» (документ A/33/17 — п. 28). Проект объединял как положения о порядке заключения договоров международной купли-продажи, так и предписания, регулирующие материальную сторону таких договоров.

К этому проекту Секретариат, во исполнение решения, принятого в ходе одиннадцатой сессии ЮНСИТРАЛ (см. документ A/33/17, п. 27), подготовил комментарий. Текст проекта, указанный комментарий к нему, а также проект заключительных положений будущей Конвенции были направлены правительствам иностранных государств и заинтересованным международным организациям для комментариев и предложений, с тем чтобы в последующем учесть полученные замечания и рекомендации при обсуждении проекта в ходе Дипломатической конференции.

Важно: при работе с Комментарием Секретариата следует учитывать то обстоятельство, что его текст был составлен для проекта Конвенции и он не может считаться комментарием текста Конвенции в действующей редакции. Комментарий не носит обязательный характер. Однако он до сих пор остается важным источником знаний для толкования отдельных положений Конвенции.

Текст проекта Конвенции воспроизводится здесь согласно документу A/CONF.97/5 (Часть I) с сохранением нумерации, предусмотренной проектом; текст комментария — так, как он опубликован в документе A/CONF.97/5 (Часть II).

Комментируемый текст

Статья 12. Оферта.

1) Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определено и в нем указывается намерение оферента признать его обязательным в случае его принятия. Предложение является достаточно определенным, если в нем указываются товары и прямо или косвенно устанавливается или предусматривается положение для определения количества и цены.

2) Предложение о заключении договора, не адресованное одному или нескольким конкретным лицам, должно рассматриваться как предложение сделать оферту, если только иное прямо не указано лицом, делающим такое предложение.

Комментарий

В статье 12 излагаются условия, необходимые для того, чтобы предложение заключить договор представляло собой оферту.

Предложение, адресованное одному или нескольким конкретным лицам

Для того чтобы какое-либо лицо акцептовало оферту, эта оферта должна быть адресована ему. В обычном случае это требование не порождает трудностей, поскольку оферта купить или продать товары должна быть адресована одному конкретному лицу или, если товары должны быть куплены или проданы двумя или несколькими лицами, действующими совместно, — этим конкретным лицам. Конкретным указанием адресата, как правило, будет его имя, однако он может быть указан и с помощью некоторых других способов, таких как «владелец или владельцы».

Также вполне возможно, что оферта купить или продать будет одновременно сделана большому числу конкретных лиц. Рекламное объявление или каталог товаров, предназначенных для продажи, направленные по почте непосредственно адресатам, будут направляться «конкретным лицам», тогда как то же рекламное объявление или каталог, обращенные к широкому кругу лиц, не будут адресоваться «конкретным лицам». Если какое-либо рекламное объявление или каталог, направленные «конкретным лицам», указывают на намерение признать обязательность договора в случае акцепта и если они были «достаточно определенны», то они будут представлять собой оферту в соответствии со статьей 12 (1).

Предложение, не адресованное одному или нескольким конкретным лицам, пункт 2

Некоторые правовые системы ограничивают понятие оферты сообщениями, адресованными одному или нескольким конкретным лицам, тогда как другие системы права допускают также возможность «публичной оферты». Публичные оферты подразделяются на два вида: оферта, заключающаяся в показе товаров в витрине магазина, торговом автомате или каким-либо подобным образом, считается постоянной офертой, обращенной к любому лицу, купить этот предмет или предмет, идентичный данному предмету, и рекламные объявления, обращенные к широкому кругу лиц. В тех системах права, которые допускают возможность публичной оферты, определение того, была ли сделана оферта в правовом смысле, зависит от оценки всех обстоятельств данного случая, однако не обязательно требует конкретного указания на намерение сделать оферту. То обстоятельство, что товары выставлены для продажи, или формулировка рекламного объявления могут быть достаточными для суда, чтобы определить факт наличия законной оферты.

Настоящая Конвенция в статье 12 (2) занимает среднюю позицию в отношении публичных оферт. Она указывает, что предложение, не адресованное одному или нескольким конкретным лицам, должно, как правило, рассматриваться лишь как предложение получателям делать оферты. Тем не менее оно представляет собой оферту, если удовлетворяет другим критериям, определяющим оферту, а намерение считать это предложение офертой ясно указано. Не требуется, чтобы такое указание было прямо выражено с помощью такого заявления, как: «это рекламное объявление представляет собой оферту», однако оно должно ясно свидетельствовать о намерении сделать оферту, например, с помощью заявления о том, что «эти товары будут проданы первому лицу, предъявившему наличные деньги или соответствующий банковский акцепт».

Намерение признать обязательность, пункт 1

Для того чтобы предложение о заключении договора было офертой, в нем должно быть указано «намерение оферента признать его обязательным в случае его принятия». Поскольку нет каких-либо конкретных выражений, подлежащих применению для указания на такое намерение, иногда требуется тщательное изучение «оферты», с тем чтобы определить, существует ли такое намерение. Это особенно относится к тому случаю, когда одна сторона утверждает, что договор был заключен в ходе переговоров, проводившихся в течение продолжительного периода времени, и ни одно из сообщений не было названо сторонами «офертой» или «акцептом». Факт наличия требуемого намерения признать обязательность оферты в случае ее акцепта будет устанавливаться в соответствии с нормами толкования, содержащимися в статье 7.

Требование о том, чтобы оферент указал на свое намерение принять обязательность оферты, относится к его намерению признать обязательность возможного договора в случае акцепта. Нет необходимости в том, чтобы он намеревался признать оферту обязательной, т. е. намеревался считать оферту безотзывной. В отношении отзывности оферты см. статью 14.

Оферта должна быть достаточно определенной, пункт 1

В пункте 1 указывается, что предложение о заключении договора должно быть «достаточно определенным», для того чтобы составлять оферту. Далее в нем отмечается, что оферта является достаточно определенной, если в ней:

— указываются товары, и

— прямо или косвенно устанавливается или предусматривается положение для определения количества, и

— прямо или косвенно устанавливается или предусматривается положение для определения цены.

Остальные условия договора, явившегося результатом акцепта оферты, которые указывают только товары и устанавливают или предусматривают положение для определения количества и цены, могут быть составлены на основании обычая или положений части III о праве купли-продажи. Если, например, в оферте нет условия относительно того, как и когда должна уплачиваться цена, в статье 53 (1) предусматривается, что покупатель должен уплатить цену в месте официальной регистрации продавца, а в статье 54 (1) предусматривается, что он должен уплатить цену тогда, когда продавец передает в распоряжение покупателя либо товары, либо документы, контролирующие возможность распоряжения этими товарами. Подобно этому, если в оферте не указано конкретно условие о доставке, в статье 29 предусматривается, как и где товары должны быть доставлены, а в статье 31 — когда они должны быть доставлены.

Тем не менее то обстоятельство, что предложение содержит только три условия, необходимых для того, чтобы оферта была достаточно определенной, может указывать в данном случае на то, что у оферента не было намерения признать обязательность оферты в случае ее акцепта. Например, возникнет необходимость в толковании предложения в свете статьи 7, для того чтобы определить, имело ли место намерение признать обязательность оферты в случае ее акцепта, если продавец предложил продать оборудование, еще подлежащее изготовлению, с единственным указанием на вид и количество товара и цену в размере 10 млн. швейцарских франков. В обычных обстоятельствах продавец не будет заключать договора о такой крупной продаже без конкретного указания сроков поставки, стандартов качества и т. п. Следовательно, отсутствие какого-либо указания в отношении этих вопросов дает основание предполагать, что, возможно, у него пока не было намерения признать обязательность договора в случае акцепта. Однако даже в случае такой крупной и сложной сделки купли-продажи применимое право купли-продажи может предоставить все недостающие условия, если будет установлено наличие намерения заключить договор.

Количество товаров, пункт 1

Хотя, согласно статье 12, предложение о заключении договора будет достаточно определенным, для того чтобы являться офертой в том случае, если в нем прямо или косвенно устанавливается или предусматривается положение для определения количества товаров, способы определения количества оставляются всецело на усмотрение сторон. Существует даже возможность того, что применяемая сторонами формула позволит им установить точное количество подлежащего поставке, согласно договору, товара лишь в ходе исполнения договора.

Например, оферта продать покупателю «все, что у меня имеется», или купить у продавца «все, что мне потребуется», в течение определенного периода времени будет достаточной для определения количества товара, подлежащего поставке. Такую формулу следует понимать как имеющую в виду фактическое количество, которое есть у продавца, или фактическое количество, необходимое добросовестному покупателю.

Представляется, что большинство правовых систем, если даже не все из них, признает юридическую силу договора, по которому одна сторона соглашается закупить, например, всю руду, производимую на какой-либо шахте, или поставить, например, все нефтепродукты, которые потребуются для перепродажи владельцу какой-либо станции обслуживания. В одних странах такие договоры считаются договорами купли-продажи, а в других странах такие договоры называются концессионными или иными соглашениями, причем положения в отношении поставки товаров считаются дополнительными. В статье 12 разъясняется, что такой договор подлежит исполнению даже в том случае, если он в данной системе права называется договором купли-продажи, а не концессионным соглашением.

Цена, пункт 1

В статье 12 предусматривается та же норма в отношении цены, что и в отношении количества. Так, для того чтобы предложение являлось офертой, в нем должно прямо или косвенно устанавливаться или предусматриваться положение для определения цены. Нет необходимости в том, чтобы цена могла быть вычислена в момент заключения договора. Так, например, в оферте и в последующем договоре может предусматриваться цена, которая будет превалировать на данном рынке в момент поставки, а эта дата может наступить через месяцы или даже годы после заключения договора. В этом случае в оферте будет прямо предусмотрено положение для определения цены.

Если покупатель посылает заказ на товары, перечисленные в каталоге продавца, или если он заказывает запасные части, он может решить не делать спецификации цены в момент направления заказа. Это может случиться в связи с тем, что он не имеет прейскуранта продавца или он может не знать, является ли действующим прейскурант, находящийся в его распоряжении. Тем не менее в решении относительно направления заказа может подразумеваться, что он предлагает заплатить цену, которая в данное время взимается продавцом за такие товары. В этом случае продавец косвенно устанавливает положение для определения цены, и его заказ товаров является офертой.

Аналогичным образом, когда покупатель заказывает товары по каталогу для будущей поставки, в его заказе и на основе других соответствующих обстоятельств может подразумеваться, что покупатель предлагает заплатить цену, которая обычно будет взиматься продавцом в момент поставки.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

5. Руководство 2021

UNCITRAL
HCCH
UNIDROIT
Правовое руководство по единообразным документам в области международных коммерческих договоров с уделением особого внимания купле-продаже
— ООН, 2021 —

Когда и как заключается договор согласно КМКПТ?

В части II КМКПТ регулируются вопросы заключения договора международной купли-продажи и устанавливаются правила применительно к оферте (статьи 14–17) и акцепту (статьи 18–22) [52]. Договор считается заключенным, когда акцепт оферты вступает в силу и акцепт был получен оферентом (статьи 23 и 24). Не устанавливается никаких правил для определения места заключения договора, и таким образом этот вопрос оставлен на усмотрение права, применимого на иных основаниях.

Часть II применяется в ситуациях, когда оферта и акцепт не могут быть легко определены. Она применяется также к внесению изменений в договор и к его расторжению (прекращению) после процесса направления оферты и принятия акцепта.

Когда предложение заключить договор становится офертой?

Согласно КМКПТ, с тем чтобы предложение заключить договор стало офертой, оно должно быть адресовано одному или нескольким конкретным лицам и должно носить достаточно определенный характер. Для того чтобы оферта была сочтена достаточно определенной, в ней должен быть обозначен товар и должны быть установлены, прямо или косвенно, количество и цена (пункт 1 статьи 14 КМКПТ). Публичные оферты считаются предложением делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение (пункт 2 статьи 14 КМКПТ).

Согласно КМКПТ стороны могут договориться о том, что договор будет заключен только тогда, когда согласованы определенные конкретные вопросы, которые выходят за рамки пункта 1 статьи 14 КМКПТ.

Является ли договор без указания цены действительным согласно КМКПТ?

В статье 14 КМКПТ указывается, что цена должна быть определена в оферте, при том что в статье 55 КМКПТ предусматривается порядок определения этого элемента, когда принимается во внимание цена, которая в момент заключения договора обычно взималась за такие товары, продававшиеся при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли. В случае договоров без указания цены это очевидное противоречие между статьей 14 и статьей 55 КМКПТ обычно разрешается в результате исполнения договора. В случае когда договор не был исполнен, могут возникать сложности.

Сноски:

Положения КМКПТ о заключении договора и особенно те положения, которые касаются оферты и акцепта, являются теми положениями, которые воспроизводятся в ПМКД практически без изменений или только с минимальными изменениями. В то же время в ПМКД включены конкретные правила по вопросам, которые прямо не урегулированы в КМКПТ, например в отношении подтверждении в письменной форме и в отношении договоров, в которых условия были намеренно оставлены открытыми и в которые были включены стандартные условия. Устанавливаются также правила, касающиеся недобросовестности и нарушений конфиденциальности в ходе переговоров, которые привели к заключению договора. См. пункты 368, 394–397 ниже.

текст ↑

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

6. Комментарий CISG.info

Систематизированный текст

Предложение о заключении договора [1], адресованное одному или нескольким конкретным лицам [2], является офертой, если оно достаточно определенно [3] и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта [4]. Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар [5] и прямо или косвенно устанавливаются количество [6] и цена [7] либо предусматривается порядок их определения.

Предложение, адресованное неопределенному кругу лиц [8], рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение.

Комментарий

[1] Понятие оферты

Предложение о заключении договора — термин с более широким значением чем оферта и рассматривается как приглашение одной стороной (оферентом) другой стороны (акцептанта) к заключению договора. В случае, если такое предложение соответствует критериям, установленным ст. 14 Конвенции, предложение является офертой.

[2] Правила адресации оферты

Для того, чтобы оферта могла быть принята, она, по общему правилу, должна быть адресована именно акцептанту. Акцептант может указываться как обычным путем – ссылкой на наименование акцептанта, так и косвенным – например, «владельцу определенной вещи» (см. Secretariat Commentary, para. 2).

Кроме того, право некоторых стран допускает существование объединений физических или юридических лиц, каждое из которых уполномочено действовать от имени всего объединения. В таком случае оферта, направленная одному из участников объединения, адресатом которой является объединение в целом, может считаться надлежаще направленной (Bianca/Bonell, para. 2.2.1).

Конвенция устанавливает, что оферта может быть отправлена как одному, так и нескольким потенциальным акцептантам. При этом, если все предложения адресуются конкретным лицам (например, при почтовой рассылке по списку адресов), эти предложения являются офертами (Secretariat Commentary, para. 3). Кроме того, как указывает Хоннолд, (Honnold, para. 136), на момент рассылки предложений оферент должен иметь намерение ограничить круг потенциальных акцептантов только адресатами рассылки. Если же из условий рассылки нельзя однозначно установить, что оферент при рассылке рассчитывал только на акцепты первых получателей, следует считать, что условие «отправлена одному или нескольким конкретным лицам» не выполняется.

[3] Достаточная определенность

Еще одним критерием оферты является ее достаточная определенность, которая этой же статьей 14 раскрывается двумя признаками:

обозначение в оферте товара,

прямое или косвенное установление его количества и цены либо порядка их определения.

Эти условия являются критичными для наличия оферты и, соответственно, договора. В случае, если оферта не содержит прочих разумно необходимых условий договора (срок поставки, место поставки, срок оплаты и т.д.), эти условия могут быть установлены на основании правил Части ІІІ Конвенции. В то же время, в определенных условиях, отсутствие прочих условий договора в оферте может быть истолковано как отсутствие намерения считать себя связанным в случае акцепта, например, если сумма договора настолько значительна, что от разумно действующего человека можно было бы ожидать согласования значительно большего количества условий договора.

[4] Намерение считать себя связанным в случае акцепта (animus contrahendi)

Конвенция не говорит о конкретных текстовых формулировках, которые могут однозначно свидетельствовать о наличии такого намерения. Установить animus contrahendi возможно только путем тщательного изучения условий предложения с применением правил толкования, предусмотренных ст. 7 Конвенции и учетом сути переговоров между сторонами, практики отношений между ними, обычаев оборота и последующего поведения сторон. (Honnold, para. 134)

Необходимо также обратить внимание на определенные особенности толкования, указанные Enderlein & Maskow:

выдвижение определенных условий заключения контракта наряду с офертой не может само по себе считаться отсутствием animus contrahendi;

предложение заключить контракт, не означает автоматически наличие animus contrahendi, может указывать только на желание вступить в переговоры. (Enderlein/Maskow, para. 5).

Кроме того, о наличии animus contrahendi может свидетельствовать точность в указании товаров, подлежащих продаже или направление оферты под условием (в случае акцепта оферент имеет право освободить себя от договора, уплатив штраф акцептанту). (Bianca/Bonell, para. 2.2.3)

В определенных случаях объявления, формально подобные рекламным, могут считаться офертами, если их содержание включает порядок исполнения договора, иными словами, указание порядка исполнения может свидетельствовать о наличии animus contrahendi.

[5] Наименование товара

Нет необходимости указывать абсолютно точное наименование товара. Перечень его признаков должен быть достаточным для контрагента, чтобы последний мог идентифицировать товар с использованием концепции разумности ст.ст. 7–8 Конвенции.

С другой стороны, ст. 35 Конвенции указывает, что продавец должен поставить товар, который по количеству, качеству и описанию соответствует требованиям договора и который затарирован или упакован так, как это требуется по договору. Из этого положения можно сделать вывод, что указанные признаки товара должны быть предусмотрены офертой, чтобы их включал договор, заключенный на ее основе. В то же время в случае отсутствия в договоре положений о качестве товара, такие положения могут быть выведены с использованием ч. 2 ст. 35 Конвенции, что делает условия о качестве товара необязательным элементом оферты.

[6] Количество товара

Условие о количестве товара может быть сформулировано путем указания точного количества товара или путем указания порядка установления такого количества. Разрешается также устанавливать количество товара в течение исполнения договора, если порядок такого установления был согласован в оферте. Порядок установления количества товара может быть таким:

Указание вроде «весь товар у меня в наличии» или «весь товар, который я потребую в течение определенного периода времени». Такая формулировка признается большинством национальных правовых систем. В одних системах договор с подобной формулировкой считается договором купли-продажи, в иных – договором уступки права. Конвенция признает договор, в котором количество товара указано таким образом, соответствующим закону договором купли-продажи.

Хоннолд указывает, что в долгосрочных контрактах часто указывают не конкретное количество товара, а привязывают его к уровню промышленного производства продавца или к уровню потребления товара покупателем. В таком случае невозможным становится точное определение количества товара до момента начала исполнения договора, однако это не должно считаться нарушением условий Конвенции. (Honnold, para. 173.3). Он же, однако, указывает на возможность злоупотребления такими конструкциями путем искусственного увеличения или уменьшения мощностей производства. Противодействие недобросовестным контрагентам Хоннолд видит в использовании ч. 1 ст. 7 и ст. 8 Конвенции.

Указания вроде «товара на определенную сумму денег» или «количества товара, достаточного для выполнения определенной операции» также должны считаться допустимыми (Bianca/Bonell, para. 2.2.4.2)

Количество может быть поставлено в зависимость от объективных показателей (биржевые котировки, рыночные цены) или же может быть установлено третьей стороной (Enderlein/Maskow, para. 12)

Отсутствие какого-нибудь порядка установления количества, т.е. формулировки вроде «любое количество товара» не может считаться надлежащим формулированием условия о количестве, а оферта с таким положением не является «достаточно определенной».

[7] Цена товара

См. также Комментарий к ст. 55 Конвенции.

Цена в оферте может быть указана тремя способами:

Прямо, при этом существенным является указание валюты, в которой выражается стоимость товара;

Косвенно. Мюррэй считает, что конструкция ст. 14 Конвенции, указывающая на возможность установления цены косвенными методами, подразумевает применение ч. 3 ст. 8 Конвенции, т.е. информации о переговорах, практике взаимных отношений сторон, обычаи, последующее поведение сторон. В случае же, когда такая информация недоступна, цена не может быть установлена косвенно (Murray, para. B).

Путем установления порядка определения цены. Наиболее часто используемые конструкции: либо указание на максимальную (минимальную) цену, предложенную на конкретном рынке в определенный период (например, на момент поставки), либо же указание на покупку товара по прайс-листу продавца, действующему на дату акцепта (покупка по каталогам без указания цены). Однако есть и противоположное мнение. Jacques Ghestin и Friedrich Niggeman считают, что устанавливая правила определения цены нельзя ссылаться на обстоятельства, зависящие от воли продавца (например, его внутренние прайс-листы)(Int'l Bus. L.J. No.1 (1988)).

[8] Публичная оферта

Существующая в некоторых правовых системах т.н. «публичная оферта» не нашла своего полного отображения в тексте Конвенции (Secretariat Commentary, para. 4). Конвенция принимает положение, что оферент не может адресовать оферту неограниченному кругу лиц. В то же время Конвенция не отказывается от этой концепции вообще. Частью 2 ст. 14 Конвенции установлено, что публичная оферта (предложение, адресованное неопределенному кругу лиц) не рассматривается как оферта, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение. Таким образом, публичная оферта может быть признана офертой в понимании ч. 1 ст. 14 Конвенции, если

она соответствует критериям оферты, изложенным в ч. 1 ст. 14 Конвенции и

если из ее текста или из обстоятельств ее предъявления однозначно следует намерение оферента считать такое публичное предложение офертой.

Иными словами, оферент может адресовать предложение сколь угодно большому кругу лиц, и в случае, если это входило в его намерения, такое предложение будет признано офертой (Ziegel, para. 1)

 

Автор комментария: Шемелин, Дмитрий (LLM, советник в юридической фирме Asters, на момент публикации комментария).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

7. Комментарий ЮрЛит 1994

Текст комментария Венской конвенции, опубликованный в издательстве «Юридическая литература» в 1994 году.

Для ст. 14 комментарий составил: М.Г. Розенберг.

Стр. 49

Статья устанавливает требования к предложению о заключении договора, без выполнения которых оно не признается офертой, связывающей предлагающего. Таких требований три:

1) адресат предложения — одно или несколько конкретных лиц;
2) предложение является достаточно определенным в смысле Конвенции; т.е. содержит тот минимум условий, без которых договор не может считаться состоявшимся;
3) предложение выражает намерение оферента связать себя договором в случае принятия предложения адресатом (акцептантом).

Эта норма в системе Конвенции весьма значима. От правильного ее понимания зависит как сам факт возникновения договорных обязательств, так и их содержание. Чтобы уяснить точный смысл предписаний ст. 14, необходимо ориентироваться в общих положениях Конвенции и, в частности, в принципах толкования ее норм, заявлений и иного поведения сторон. Нельзя от-

Стр. 50

-рывать эту статью и от положений ч. III Конвенции, где в диспозитивной форме определяются те договорные условия, которые не оговорены в подтвержденной оферте.

Требования к адресату оферты связаны с тем, что национальные системы права по-разному подходят к так называемым публичным предложениям, т.е. предложениям, адресованным неопределенному кругу лиц. В одних правовых системах публичные предложения рассматриваются не как оферты, а как приглашение делать их; в других — допускаются и публичные оферты.

Как справедливо отмечает сингапурский юрист Ку, публичные оферты в тех странах, где они практикуются, как правило, применяются только во внутренней торговле или на территориях, на которых обычно осуществляется бизнес <1>. Поэтому для международной купли-продажи не характерен часто приводимый пример публичной оферты в форме выставления товара в витрине с указанием его цены. Однако сказанное не следует распространять на практикуемые в международной торговле предложения неопределенному кругу Лиц, например публикацию рекламного объявления о готовности поставить запасные части к машинам и оборудованию любому лицу по каталогу с указанием цены, на основании заказа этого лица со ссылкой на каталог. Но даже направление рекламного объявления и каталога по почте непосредственно адресатам не исключает того, что это будет рассмотрено не как оферта, а как вызов на нее <2>.

Из-за этих расхождений в Конвенции избран средний (компромиссный) вариант. С одной стороны, есть общее правило о том, что для признания офертой предложения о заключении договора необходимо, чтобы оно было адресовано одному или нескольким конкретным лицам, а предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как приглашение делать оферты (пп. 1 и 2 ст. 14). С другой стороны, в том же п. 2 ст. 14 предусмотрено, что и предложение, сделанное неопределенному кругу лиц, считается офертой, если это прямо указано лицом, сделавшим такое предложение. Само собой разумеется, что публичное предложение для признания его офертой должно соответствовать и всем другим требованиям, установленным п. 1 ст. 14 <3>

Под конкретным лицом понимаются как физические и юридические лица, так и их объединения, не признаваемые в национальных законодательствах юридическими лицами, например полное товарищество в ФРГ и Швейцарии или партнершип в Англии и США. Адресатами оферты могут быть несколько конкретных лиц (два или более), которые действуют совместно, например участники полного товарищества. Оферта может адресовываться как определенному лицу или лицам, так и владельцу или владельцам такого-то предприятия или такой-то фирмы. Если одновременно направляется несколько самостоятельных оферт разным лицам, то каждая из них должна соответствовать требованиям Конвенции, т.е. быть адресованной конкретному лицу или лицам.

Согласно п. 1 ст. 14 требование о достаточной определенности заключается в том, что должен быть обозначен товар, прямо или косвенно установлены количество и цена либо предусмотрен порядок их определения. Это положение устанавливает только минимум условий (существенные условия договора), при отсутствии которых предложение не считается офертой. Последняя может по желанию оферента включать и любые другие условия, как путем приведения текста, так и с помощью отсылки к ранее

Примечания для стр. 50

См.: Khoo Warren L. H. Formation of International Sales Contracts // Problems of Unification of International Sales Law. 1980. P. 133.

См., в частности: Ежегодник. T. VIII. 1977. С. 115.

См. Ежегодник. Т. IX. 1978. С. 140–141

Стр. 51

заключенному контракту, типовому контракту потенциального продавца или покупателя и т.п. Если оферта не содержит таких дополнительных условий, они будут определяться на основании обычая или норм применимого права. Так, при определении места поставки может быть применена ст. 31 Конвенции, срока поставки — ст. 33, требований к качеству, таре и упаковке — ст. 35, сроков осмотра товара покупателем — ст. 38, извещения о несоответствии товара — ст.ст. 39 и 44, срока уплаты цены — ст.ст. 54 и 58, места уплаты цены — ст. 57.

По Конвенции отдельные элементы, с помощью которых устанавливается достаточная определенность предложения, имеют неодинаковые критерии. Если обозначение товара должно быть прямым, то в отношении количества и цены допускается как косвенное их установление, так и договоренность о порядке их определения.

В зависимости от конкретных обстоятельств неодинаково может решаться вопрос о том, является ли достаточным содержащееся в предложении обозначение товара. Так, по некоторым товарам указание на их вид, не снабженное спецификацией, лишает адресата предложения возможности точно определить предмет предложения и выразить отношение к нему. В этом случае предложение признается сделанным без намерения оферента считать себя связанным в случае акцепта (см. ниже). Следует заметить, что Рабочая группа в отличие от принятой редакции этой статьи предлагала указать, что достаточным является обозначение не товара, а его вида <1>. Но это предложение не было принято. Поскольку в силу ст. 35 Конвенции продавец обязан поставить товар, соответствующий по описанию требованиям договора, презюмируется, что оферта содержит такое описание. В оферте может указываться, что спецификацию товара (форму, размеры, иные характеристики товара) определяет покупатель. Это следует из ст. 65 Конвенции, которая предусматривает последствия несоставления такой спецификации покупателем (см. комментарий к ст. 65).

Формулировка о количестве товара дает возможность оференту применить любой способ определения этого количества, в том числе и путем определения его в будущем (в ходе исполнения договора). В этой связи возникает вопрос о разграничении такого договора купли-продажи и предварительного договора, по которому существенные условия будущего договора должны согласовываться в порядке, предусмотренном предварительным договором. Но остается неясным, какова будет судьба договора, если сторонам в будущем не удастся достигнуть соглашения по этому условию. Поскольку вопросы действительности договора или каких-либо его положений Конвенцией не регулируются (ст. 4), их придется решать на основании норм применимого национального права. В Комментарии Рабочей группы к проекту Конвенции допускается возможность определять количество товара в оферте и таким образом: готов продать «все, что имеется» или купить «все, что потребуется». Отмечается, что это означает фактическое количество, которое имеется у продавца либо которое необходимо добросовестному покупателю <2>.

Известные трудности вызывает применение положения Конвенции о требованиях к условию, которое должно предусматриваться в предложении о цене. В оферте может указываться не только определенная, но и определимая цена, например по средней котировке конкретной биржи за 10 дней, предшествующих дате поставки. Но по аналогии с тем, что написано выше применительно к условию о количестве, возникает вопрос, допустимо ли указывать в оферте, что цена будет определена соглашением сторон в будущем и соответственно не идет ли речь о предварительном договоре, а не о договоре купли-продажи. Вместе с тем Конвенция по-разному определяет условия о количе-

Примечания для стр. 51

См,: Ежегодник. Т. IX. 1978. С. 141.

См. там же.

Стр. 52

-стве и цене. В ч. III Конвенции «Купля-продажа», в ст. 55, есть критерии определения цены, когда в договоре, заключенном юридически действительным образом, ни прямо, ни косвенно не устанавливается ни цена, ни порядок ее определения. Следовательно, отсутствие в предложении условия о цене не лишает его достаточной определенности. Налицо противоречие между п. 1 ст. 14 и ст. 55 Конвенции <1>. Следует заметить, что первоначально предполагалось, что положение, аналогичное ст. 55, будет содержаться и в статье, определяющей требования к оферте. В Комментарии к проекту Конвенции, подготовленном Секретариатом, указывается, что ст. 55 не подлежит применению, если государство является участником ч. II и ч. III Конвенции <2>. Однако при обсуждении этого вопроса на Венской конференции стало ясно, что это мнение поддерживают далеко не все делегации <3>. Одни участники дискуссии обращали внимание на то, что ст. 55, как в ней прямо указано, применима только к случаям, «когда договор был заключен юридически действительным образом». А отсутствие в договоре прямо или косвенно установленной цены или порядка ее определения влечет за собой в силу ст. 14 недействительность договора. Кроме того, недействительность такого договора может вытекать из национального законодательства. Другие отмечали, что в силу ст. 4 Конвенции ст. 55 не касается действительности самого договора или каких-либо его положений, поскольку иное прямо не предусмотрено в Конвенции. Спорно, допускает ли ст. 14 возможность отступить от нее. Представители ряда государств, которые настаивали на включении в Конвенцию ст. 55, исходили из необходимости ее безусловного применения, например, в случаях, когда заказываются запасные части для ранее приобретенных машин без указания в заказе цены.

В литературе <4> предлагался следующий способ устранения противоречия между ст.ст. 14 и 55 Конвенции. На основании ст. 6 стороны могут отступить от любого положения Конвенции или изменить его действие (при условии соблюдения ст. 12 — о письменной форме сделки). Отсутствие в договоре соглашения сторон о цене следует рассматривать как договоренность отступить от положения ст. 14 в отношении условия о цене. Не содержащее условия о цене предложение, если оно было акцептовано адресатом, должно признаваться офертой по смыслу Конвенции. Высказывалось и мнение, что такой подход допустим лишь в исключительных ситуациях, например, когда покупатель принял и использовал поставленный товар <5>.

Для того чтобы определить, соответствует ли предложение третьему требованию (выражает ли оно намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта), необходимо применить ст. 8 Конвенции, которая определяет, как установить намерения сторон, Эта статья предусматривает как субъективные критерии, позволяющие учесть сложившиеся между сторонами отношения, так и объективные, основанные на понимании, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же качестве, что и другая сторона, при аналогичных обстоятельствах. При применении этих критериев в конкретном случае может быть признано, что предложение, в котором обозначен товар и определено его количество и цена, тем не менее не свидетельствует о намерении предлагающего связать себя этим предложением. Например, когда пред-

Примечания для стр. 52

Это противоречие отмечает и ряд других авторов. См., например: Reinhart G. Op. cit. S. 49; Enderlein//Maskow Commentary. P. 85.

См.: Официальные отчеты. С. 52.

См.: Официальные отчеты. С. 320–323, 421–426, 455–457.

См., в частности: Rеinhагt G. Op. cit. S. 49.

См.: Лебедев С.Н. Вопросы заключения договора в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товарев//Материалы семинара но Конвенции об исковой давности и Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, разработанных в рамках Комиссии ООН но праву международной торговли. М., 1983. С. 59.

Стр. 53

метом является крупное оборудование очень высокой стоимости, но предложение не содержит ни ссылок на технические требования, которым оно должно соответствовать, ни сроков его поставки. Высказывается мнение, что, поскольку без согласования этих условий такого рода крупные и сложные договоры не заключаются, есть основание считать, что у предлагающего нет намерения считать договор заключенным в случае акцепта <1>. С другой стороны, со ссылкой на ст. 55 Конвенции может быть признано, что оферент имел намерения заключить договор без определения в нем цены.

Требования к содержанию оферты в российском законодательстве в основном совпадают с требованиями Конвенции. Различие состоит в том, что достаточная определенность предложения обусловлена в нем более общим образом: указанием в предложении существенных условий договора или порядка их определения. Существенными же в силу закона являются условия о предмете договора и те, которые признаны таковыми законодательством или необходимы для договоров данного вида. При этом по договорам купли-продажи условие о цене не считается существенным условием. Статья 75 Основ предусматривает критерий, с помощью которого устанавливается цена, когда условия договора и законодательство не позволяют ее определить. Он совпадает с критерием, предусмотренным ст. 55 Конвенции: принимается во внимание цена, которая в момент заключения договора обычно взималась на аналогичное имущество, продававшееся при сравнимых обстоятельствах.

По российскому законодательству оферта может включать и любые другие условия помимо тех, которые признаются законодательством существенными или необходимыми для договоров данного вида. Что касается формы договора, то российское законодательство для всех внешнеэкономических сделок, включая международную куплю-продажу товаров, предусматривает обязательную письменную форму. Ее несоблюдение влечет за собой недействительность сделки (п. 2 ст. 30 Основ).

Существенными условиями оферты (минимально необходимыми для нее) в силу ОУП СЭВ признаются предмет контракта, количество и цена (определенная или определимая). Условие об определимой цене должно содержать способ ее определение Таким образом, ОУП СЭВ предъявляют более строгие требования к достаточности содержания оферты, чем Конвенция и российское гражданское законодательство.

Связанность предлагающего офертой по ОУП СЭВ презюмируется, кроме случаев, когда он прямо оговорил в предложении, что не считает себя связанным им.-Так же решен вопрос и в ОУП СССР-СФРЮ и ОУП СЭВ-Финляндия.

ОУП СССР-КНР относят условие о качестве к существенным условиям договора. Если в контракте не предусмотрены качественные и/или технические характеристики товара, то контракт считается незаключенным (§ 8).

М.Г. Розенберг явлется автором комментария для ст.ст.: 2, 3, 4, 5, 6, 8, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24.

Источник публикации: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров Комментарий [М.М. Богуславский и др.], М.: Юридическая литература, 1994.

Авторский коллектив: М.М. Богуславский, Н.Г. Вилкова, А.М. Городисский, И.С. Зыкин, А.С. Комаров, А.А. Костин, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков.

ISBN 5-7260-0749-2. Тираж: 30 тыс. экз.

Дополнительная информация об издании.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

8. Commentary by Schlechtriem

UNIFORM SALES LAW [?] Univ. Prof. Dr. Peter Schlechtriem
— Manz Verlag, Vienna: 1986 —

V. Formation of the Contract

A. Basic Principles and General Provisions

The rules for the formation of the contract  [147a] which were already successfully incorporated into the 1978 Draft Convention were retained at the Vienna Conference. In comparison to the Hague Conventions, the combination of the rules on formation of the contract with those concerning the contents of the contract into one body of law is, without doubt, to be regarded as an improvement, particularly since the integration helps to avoid parallel rules  [148] and solves the problem, in matters of interpretation and gap-filling, [149] of determining to what extent one law refers to the other. On the other hand, at the request of the Scandinavian countries, Parts II and III were written so that they may function independently, and states have the option to adopt, or bind themselves to adopt, the Convention either without Part II or without Part III (Article 92).

In its outlines, the 1980 Convention follows ULF, the Hague Uniform Law on the Formation of Contracts for the International Sale of Goods. [149a] It uses two consecutive constitutive manifestations of assent — offer and acceptance — as building blocks for the formation of the contract. The premise is that these manifestation of assent can be identified in the long process of negotiations in which the parties approach each other, step by step, until they have reached an agreement.

There has been no lack of criticism of this traditional concept of contract formation and its retention in the Uniform Law for International Sales. [150] The main criticism is that reliance on the external process of establishing a consensus cannot adequately cover situations where there is no doubt about the parties‚ agreement, even though the agreement did not result from an identifiable offer followed by a concurring acceptance. [151] However, in the majority of contracts [page 48] involving international transactions, it should be possible to identify an offer and an acceptance, particularly since it is possible to „cure“ uncertainties or incongruities in the parties‘ oral expression by taking into account their conduct and its objective meaning (see Article 8(1) and (2) and, for the acceptance, Article 18(1)). In questions of external consensus, preference should, in any case, be given to the gap-filling rules in Article 7 rather than to an all too hasty retreat to domestic law and its rules on mistake, since the issues obviously belong within the sphere regulated by the Convention. The Convention also provides conclusive standards as far as the consensus that constitutes a contract is concerned. Articles 14 and following are not merely „fragmentary“ regulations to be supplemented by applicable domestic laws that recognize other forms of consensus. [152]

By using the acceptance to determine the moment when a contract is formed (Article 23), the Convention has increased its importance in the process of contract formation. But, as in ULF, which deliberately does not fix the time when a contract is formed, [153] it may be assumed that the parties can agree to prolong the formation of the contract even after the moment fixed in Article 23, for example, by a condition precedent. In my opinion, for those provisions which make the determination of the moment of the contract’s perfection legally relevant, the choice between the time set forth in Article 23 or a later time must be made by evaluating the respective provision and its legal purpose, the meaning of a condition precedent, and the circumstances of the postponement. [154]

As in the Hague Convention, the „offer“ and the „acceptance“ as well as the withdrawal of such declarations and the rejection of an offer are only effective if they reach the other party. [155] Article 24, like ULF Article 12(1) and the German Civil Code, provides that a „materialized“ expression of intent has reached the addressee when it reaches his sphere of control — or, in more concrete terms, when it is delivered to him. Delivery should occur preferably in person, alternatively to the place of business or mailing address, [156] and finally to the habitual residence. Even though the Convention, unlike ULF Article 12(2), does not specify that the declaration must have been „intelligible“ for the delivery to be effective, the requirement presumably applies to the Convention as well. [157] [page 49]

For oral declarations, however, the theory of cognizance should apply under Article 24, i.e., the declaration must have been perceived by the addressee. Whether or not an intent expressed orally or in writing to an intermediary may constitute effective delivery depends on that person’s authority, a question which is determined by domestic law. [158]

B. The Offer (Articles 14–17)

Under Article 14(1) sentence 1 (which corresponds to ULF Article 4(1)) an offer is a proposal that is „sufficiently definite“ and indicates the „intention of the offeror to be bound in case of acceptance“. Article 14(2) is more precise than ULF in that it generally considers proposals to indefinite groups of people to be mere invitations to make offers, unless the offeror has made it clear that the contrary is intended, i.e., that the proposal is truly a public offer. [159]

In contrast to ULF Article 4(2), sufficient certainty is not assured by means of supplemental reference to the preliminary negotiations, established practices between the parties, usages, and the applicable legal rules for sales contracts. [160] Rather, the Convention establishes concrete requirements. According to Article 14(1) sentence 2, the offer must indicate the goods to be sold, determine or make provision for determining the quantity, and fix the price or provide a means for its determination. Also, in German law it is essential for a sales contract that the goods be specified. The goods might be considered „determinable“ where, as in German law, one of the parties or a third person is granted the authority to determine them. [161]

Both in the UNCITRAL deliberations and the Vienna Conference, the further requirement that the price be determined or determinable was hotly debated. Proposals to eliminate the requirement of a fixed or determinable price failed as a result of the opposition by the Soviet Union, a number of developing countries, France and other states. [162]

The retention of the definite price requirement for a valid offer and, in many [page 50] cases, for contract formation is regrettable. [162a] In special circumstances, such as urgency or trust in the seller‚s sincerity, when the parties have waived price negotiations, the definite price requirement can endanger the validity of a contract and provide a pretext for escaping a disadvantageous agreement. [163] The Article also poses an unsatisfactory contradiction to Article 55, which presupposes the possibility of forming a contract without a fixed or determinable price. [163a] It can only be explained by the desire of the Scandinavian countries to introduce the Uniform Law for International Sales without Part III, and to have a provision in Part II in case the price has not been determined. [164] On the other hand, the position of those who wished to require a definite price is also understandable. Large organizations can be so limited by the comprehensive planning that the price they have agreed upon is an indispensable factor for the planning of the entire organization. Above all, the developing countries are also understandably concerned about using the shorthand of the seller‘s standard price or even allowing the seller discretion to set the price within the bounds of equity, as in §§ 316 and 315(1) of the German Civil Code. The more flexible system can be practicable or at least tolerable in countries or economic systems with comparatively homogeneous and well-known market structures. But in world trade, price transparency is a given at most for raw materials, i.e., for the products of the developing countries, but not for the industrial goods imported by these countries. [165] Finally, the French position can perhaps be explained on the basis of the French experience with Article 1591 of the French Civil Code, which, since the beginning of the 1970’s, has experienced a renaissance as an instrument of control for contracts that exploit the weaker party, such as contracts between a gas-station owner and his supplier. [166]

The practicality of Article 14(1) sentence 2 probably cannot be determined until there is experience with its application. Unfortunately, there are likely to be divergent results. In particular, it is possible that domestic courts will make only limited use of the tacit price agreement or an implied reference to circumstances which make a determination of price possible. They may even employ Article 14(1) sentence 2 as an additional instrument to control validity in pursuing certain legal-political purposes. The wording of the law, however, permits — indeed encourages — a broader application. Where the „price generally charged“ exists at [page 51] the time the contract is concluded and can be determined by the other party, an order that does not name a price must frequently be understood as an implied reference to these sales prices (list prices, catalogue prices, etc.). A price can also be determined expressly or implicitly by reference to a particular market at delivery or at some other time. [167] Reference to price lists or catalogues which reserve the right to change prices can also be understood as a reference to the price valid at the time of delivery. In any case, the parties may generally exclude the application of Article 14(1) sentence 2  [168] and agree to allow one side to set the price — as long as there are no domestic prohibitions applicable under Article 4(a). [169]

Articles 9 and 8(3) indicate that due consideration must be given to trade usages, and above all to the intent of the parties, the negotiations, established practices between the parties, and usages, as well as to the parties‚ later conduct, whenever a tacit agreement on price, an agreement on price determinability, or even the implicit exclusion of Article 14(1) sentence 2 is in question. Finally, a statement which is intended as an offer but lacks a definite price will be treated as an invitation to make an offer, while the addressee‘s reply may contain sufficient indication of the price or of its determination to be an offer; the addressee’s conduct, such as the acceptance of delivered goods, can then be considered as an indication of assent in the sense of Article 18(1) sentence 1. On the whole, the Germans will, in practice, be able to live with Article 14(1) sentence 2, although it is advisable that offers and acceptances indicate as definitely as possible a price or a mechanism for fixing the price.

As for the revocation of an offer, the Convention distinguishes, on the one hand, between the revocation of an offer that already has reached the addressee and is therefore fully effective (Article 16), and, on the other hand, the withdrawal of an offer that has not yet reached the addressee (Article 15(2)). The possibility of withdrawing an offer until, or in any case simultaneously with, its arrival coincides with ULF Article 5(1) and § 130(1) sentence 2 of the German Civil Code. [170] The antagonism between legal systems that permit the revocation of offers for a fixed period or that have been declared irrevocable and those legal systems that prefer to bind the offeror to his offer already dominated the Hague [page 52] Conference. It erupted once again in Vienna. [171] The result was the same as the compromise already worked out by UNCITRAL, but the discussions made it clear that the various viewpoints will be reflected in divergent interpretations of the offeror’s intent to be bound. In particular, a fixed time, which was understood by some delegates to be an irrebuttable presumption of an intent to be bound, [172] may be subject to different interpretations depending on the legal system in which the offeror lives. [172a]

Of course an offer can no longer be revoked once the contract has been concluded by an effective acceptance. In addition, Article 16(1), like ULF Article 5(4), makes the offer irrevocably binding from the moment the acceptance is sent. The offeror can also declare the offer to be irrevocable. He does not need to do this expressly, but rather his intent to be bound can be deduced from the circumstances relevant to the interpretation of the offer and particularly from his setting a fixed period during which the offer is open (Article 16(2)(a)). [173] Finally, the offer is binding if the offeree could reasonably rely on the irrevocability of the offer and has in fact relied on it (Article 16(2)(b)). The provision is designed to cover those cases in which not just the offer itself but rather other conduct by the offeror or the special circumstances and exigencies of the proposed transaction enable and necessitate the offeree’s presumption that the offer would be valid for a certain length of time, such as when calculations or cover transactions had to be and actually were made. This rule essentially covers those situations for which ULF Article 5(2) is applicable. [174]

Rejection of an offer terminates it (Article 17; cf. § 146 sentence 1 of the German Civil Code). It is regrettable that no regulation corresponding to ULF Article 11 (death or incapacity of a party after dispatching a communication) was adopted. In my opinion, the question of capacity to contract cannot be removed from domestic law, even though parallels are frequently drawn here between termination by death and contractual incapacity, on the one hand, and revocability on the other. At most, a fundamental rule can be derived from the Uniform Law for International Sales that offers which have become irrevocable, such as after an acceptance has been sent, cannot be affected by the death or contractual incapacity of the offeror. [174a] [page 53]

Footnotes:

See generally Farnsworth, Formation §§ 3–3, 3–4 (for the histocial development).

text ↑

E.g., with respect to the sphere of application and usages.

text ↑

Examples with regard to the Hague Conventions were the applicability of ULIS Article 17 to ULF and the question of whether notices under ULIS are effective only upon receipt.

text ↑

See also Dilger at 190 et seq.

text ↑

See Huber at 445; Dölle (Schlechtriem) ULF Article 4 § 2 (for ULF).

text ↑

Examples include the negotiations, discussed above, in which an agreement is eventually reached, but where it is not possible to determine afterwards at what point both parties legally agreed to be bound and the cases where offer and acceptance cross in the mail. See Eörsi in Lausanner Kolloquium at 44. cf. also Dölle (Schlechtriem) ULF Article 6 §§ 18–22 (concerning the Hague Conventions). One has also to consider the contract which is performed even though, because of the lack of coincident declarations of intent, it was never effectively formed. See UCC § 2–207(3).

text ↑

This conclusively eliminates the option of saving a contract by recourse to domestic [law] where its formation does not conform to an explicit general principle of the Convention. For example, agreement evidenced by the parties’ conduct but which leaves the price term open does not form a contract under CISG. In that case, the existence of a clear general principle demonstrates that there is no gap in the Convention which might be filled by a domestic law. But see Huber at 447.

text ↑

See von Caemmerere, 29 RabelsZ 136 et seq. (1965).

text ↑

Accord Honnold, Commentary § 178. Examples of provisions for which the time of contract formation is important are: Articles 33(c), 35(2)(b), 35(3), 42(1), 42(2), 57(2), 68 sentences 1 and 3, 71(1), 73(3), and 74 sentence 2.

text ↑

See Articles 15(1) (offer), 15(2) (withdrawal of the offer), 16(1) (rejection of the offer), 18(2) sentence 1 (acceptance), 22 (withdrawal of the acceptance).

text ↑

„Mailing address“ means the place where mail is received, such as a mail box, but not an address that has been changed — such as by a move — and not yet corrected.

text ↑

The means of communication which must be „appropriate in the circumstances“ must also be intelligible, but Article 27 concerns only the declarations under Part III that are effective upon dispatch.

text ↑

Cf. Secretariat’s Commentary at 72 § 6.

text ↑

For examples, see Huber at 437–438; Dölle (Schlechtriem) ULF Article 4 §§ 24–25.

text ↑

Although the Convention contains no provision corresponding to ULF Article 4(2), a contract can be supplemented by usages if they are directly applicable under Article 9 or made applicable by virtue of the parties‚ intent on the basis of Article 8(3). They can also be applicable by virtue of the supplementary and optional provisions of the Convention on the contents of sales contracts. See Secretariat‘s Commentary at 56 § 9.

text ↑

See Huber at 437. Offers for requirement and output contracts whereby the quantity to be delivered is based on the future demand of the buyer or the quantity which the seller can produce, would, therefore, also be covered. In my opinion, the mere fact that Article 65(1) presupposes that, in a sale subject to the buyer’s specifications, the buyer has the right to determine the form, size, or other characteristics of the goods, does not justify the contrary conclusion that, when a party has the right to determine the quantity, the offer lacks a definite term and no contract can be concluded by its acceptance.

text ↑

With regard to the motions and the discussion, see A/Conf.97/C.1/SR.8 at 10 et seq. (= O.R. 270). As to the firmness of the Soviet position, see id. § 87; A/Conf. 97/C.1/L.37 (= O.R. 92) (an even more restrictive Soviet proposal which also was not passed). Even the proposals by a working group, which attempted to find a compromise between the irreconcilable differences (A/Conf. 97/C.1/L.103) (= O.R. 92), did not progress any further. See A/Conf. 97/C.1/SR.11 at 6 et seq. (= O.R. 290) (discussion).

text ↑

Farnsworth, Formation at 3–9. For additional critical views, see id. at page 6.

text ↑

But cf. Dölle (von Caemmerer) (regarding ULIS Article 57) (includes a comprehensive analysis of comparative law). As to the controversy in German law and a critical comparison to the 1978 Draft Convention, see Huber at 438–439.

text ↑

See also infra page 319.

text ↑

See infra at VI.C.1.

text ↑

See Date-Bah at 51.

text ↑

See Judgment of April 27, 1971 Cass. com., J.C.P. 16975; Judgment of June 21, 1976, Cass. com. D. 1976 I.R. 264. In the deliberations on Article 55, the French position was more flexible. See A/Conf. 97/C.1/L.205 (= O.R. 121) (French compromise proposal); see also Tallon, Buyer’s Obligations at 7–11.

text ↑

See Secretariat’s Commentary at 57 § 14 et seq.

text ↑

E.g., AGBG § 11 Nr. 1.

text ↑

Contrary to the necessity of written form in the reservation states, see Article 12 sentence 2, Article 14(1) sentence 2 has not been excluded from the autonomy of the parties. See Stoffel in Lausanner Kolloquium at 63, 64. However, if domestic law, prohibits a single party from determining the price — e.g., under consumer-protection laws — Article 4(a) would control. See Tallon, Buyer’s Obligationss at 7–12.

text ↑

Unfortunately, a British proposal (A/Conf. 97/C.1/L.48) (= O.R. 94) concerning the withdrawal of a public offer found no support because of the misunderstanding that there is no such thing as a real public offer. See A/Conf. 97/C.1/SR.9 at 3 (= O.R. 278). In the end, though, one will probably have to decide the same way as suggested in that proposal: The public offer can be revoked if the revocation reaches the interested party before he has dispatched his acceptance. For a less restrictive view, see Dölle (Schlechtriem) ULF Articles 5 § 3 19 (revocation is effective if made in the same manner in which the offer was made, so long as the offer has not been accepted or the acceptance has not been dispatched).

text ↑

See A/Conf. 97/C.1/L.48 (= O.R. 94) (British proposal); A/Conf. 97/C.1/SR.9 at 3 § 14 (= O.R. 277 et seq.) (discussion).

text ↑

Compare A/Conf. 97/C.1/SR.9 at 3 § 15 (= O.R. 278) (Japan); id. § 35 (The Netherlands) and id. § 37 (= O.R. 279) (United Kingdom). Farnsworth confirms the danger of divergent interpretations. See Farnsworth, Formation at 3–11.

text ↑

See Feltham at 352.

text ↑

In contrast to ULF Article 5(2), an offer open for a fixed period of time is not always irrevocable during that period. Instead, the fixed period serves merely as one indication of the offeror’s intention.

text ↑

Accord, Huber at 440. To some extent, this should resolve the cases which motivated the proposal by the GDR for precontractual liability (see infra at V.D.4.): Where the offeree has justifiably incurred expenses in reliance on an offer, the offer will usually be considered irrevocable. Other cases of damage caused by withdrawal from negotiations should be governed by domestic law, which may provide various remedies (e.g., precontractual liability and tort).

text ↑

Accord, Naón § 2.8 at 9.

text ↑

Впервые книга Петера Шлехтрима была опубликована на немецком языке в 1981 году в издательстве J. C. B. Mohr (Paul Siebeck), Германия. Публикация состоялась вскоре после Дипломатической конференции, в которой П. Шлехтрим принимал участие в качестве члена делегации ФРГ. Перевод на английский язык вышел в свет в австрийском юридическом издательстве Manz в 1986 году.

Немецкая редакция книги выдержала несколько переизданий (с актуальными изменениями и дополнениями). Текущее, 7-ое по счету, издание опубликовано в 2022 году, также в издательстве Mohr Siebeck.

Начиная с 5-ого издания, редактирование книги осуществляет Ульрих Шрётер.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

9. Commentary by Eörsi

Formation of Contract,
Gy. Eörsi, Budapest
In: The 1980 Vienna Convention on the International Sale of Goods,
Lausanne Colloquium of November 19–20, 1984

— Schulthess Verlag, Zürich, 1985 —

Page 43

A. Introduction

B. Article-by-Article commentary

[...]

A. Introduction

I wish to make three preliminary observations concerning the status of contracts in the system of the Convention:

By virtue of Art. 6, the contract enjoys priority over the Convention.

A position taken by the Secretary General allows only a limited possibility to make the contract. According to his statement, the relevance of the contract is actually limited to the offer and the acceptance[1]. Therefore, e. g., bankruptcy and the death of a party are, a contrario, “not governed” by Art. 7 (2).

Because of the declaration included in Art. 92, a contract may not materialize in many cases since any State may declare that it will not be bound by Part II of the Convention. Further, the application of Art. 1 (b) might lead to

Page 44

the separate applicability of parts of the Convention, Part II included. In addition. Art. 95 may also lead to the result that any State may declare that it will not be bound by Art. 1 (a) and (b).

In the course of the preparation of the Convention, it became clear that even States favouring unification were not prepared to give up their domestic law on contracts. Thus, it was agreed that while a rule which leaves the door open for the exclusion of a domain of law otherwise covered by the scope of the Convention might reduce the scope of unification, at the same time it might also increase the number of Contracting States. The contract has, in reality, an eminent role.

The traditional model of offer-and-acceptance has been retained, though this model is by far not always followed in commercial practice. For example, the bulky volume by the late Boris Starck did not even mention offer and acceptance. In other cases a great number of proposals chase and cross each other before agreement is reached. In cases where there is no indication to the contrary, the offeror is the party who has made the last but second declaration and the offeree is the party who has made the last declaration. In many instances, however, the contractual process may analytically be reduced to the traditional model. All of this should not cause any serious problems because when the parties want to have a contract, there is no obstacle in their way; similarly, if they do not agree, a contract will not be concluded.

The Convention remains silent on standard contracts. The present state of domestic laws does not yet permit unification of the law on standard contracts and general conditions of sale. This, however, does not mean that these contracts remain outside the scope of the Convention. They may fall under Art. 7 (2) as “governed but not settled” cases. If the parties agree on the terms of trade presented by one of the would-be parties and agree also that the applicable law is the Convention, then the contract is concluded, provided the requirements in Art. 14 are met.

Effectivity, dispatch and “reaches” are the most important key-notes in the mechanism of offer and acceptance. Dispatch comes by and large from the civil law "dispatch theory” and “reaches”, or “receipt theory”, from the common law.

Examples:

Art. 15(1) — the “reaches” are decisive, e. g., the arrival of declaration — receipt theory, common law

Art. 18 (2) — idem

Art. 18 (3) — the moment when the “act” (Art. 18 (2)) is performed

Art. 20(1) — dispatch, civil law

Art. 21 (I) — idem

Art. 24 — reaches, receipt theory, common law

Page 45

B. Article-by-Article commentary

1. Art. 14(1)

In order to conclude a contract, most legal systems require only the agreement of the parties[2]. The Convention requires more. A purported offer mustmeet four requirements:

it should be addressed to one or more definite persons;

it should be sufficiently definite;

it should indicate the intention to be bound in case of acceptance;

it has to indicate the goods and expressly or implicitly fix or make a provision for determining the quantity and the price. This abundance of criteria serves the security of the consensus. A purported offer may contain anything that does not depreciate the existence of the above mentioned four criteria.

Thus, the purported offeror is free to stipulate that the offer depends on a special condition, on a future event; he or she may fix a deadline for acceptance. It is up to the offeree to accept or refuse. Nevertheless, in such cases the offer must still be sufficiently definite.

 “Several definite persons” may include citizens, legal entities, etc. The number of addressees is irrelevant. If the offer is sent by mail in large quantities, such adressees satisfy the notion of “definite persons”, but if, e. g., advertisements or catalogues are distributed in the street, those involved should not be considered as “definite persons”[3].

The declaration intended to be an offer must be sufficiently definite. The roots in this respect are traced back to English legal practice[4]. As already mentioned, the offer is already sufficiently definite if it refers to the goods and in any form determines the quantity and the price. These are in fact the essentialia negotii of Art. 14. Yet it follows from the autonomy of the parties that further criteria — e. g„ the modes of delivery or payments — could also be listed among the essential conditions. It also appears from the text that the term “definite” is an objective criterion, because the purported offer is “definite” if it refers to the goods and determines the quantity and the price. Their meaning will be discussed below.

The intention to be bound has a subjective nature and a psychological character. It is not depreciated if the purported offeror stipulates that by paying a penalty, he or she will be exempted from the obligation[5]. Under French law, for

Page 46

example, the following may be a valid offer: “I will send you a sample for testing and you keep it or return it within one month”. Furthermore, the intention to be bound does not include a promise that the offeror will not make use of the right of withdrawal under Articles 15 and 16. On the other hand, the intention to be bound hardly exists where the purported offeror declares: “I have the intention to sell you X tons of steel wire for Y US dollars. I am interested in your reaction to this proposal”. The most secure criterion is the behaviour of the parties (Art. 8(1)). In given cases the preliminary negotiations between the parties, the practices established between them, and binding usages may also be relevant.

As a fourth requirement, the purported offeror must refer to the goods and, either explicitly or implicitly, to the quantity and the price:

The Convention does not require that the offer should specify the goods in detail; its reference to the goods is, in itself, hardly satisfactory since most goods have several specifications or features. For example, it is not enough to order wires or closing articles without information about measurements and colours; such an offer provides only preliminary information about the wishes of the buyer and uninteresting offers are eliminated. In any event, it is expedient to provide more information concerning the goods since an excessively meager description may not be “sufficiently definite”.

The situation is similar regarding the quantity. It is unnecessary, e. g„ to refer to units of measurement such as tons or barrels. If the addressee declares that he or she is willing to buy “any quantity”, then the quantity is sufficiently determined. On the other hand, if the seller declares that he or she is willing to sell any quantity, this does not necessarily mean that the offer is sufficiently definite, since “any quantity” may after all include nothing. It is not required to specify the quantum explicitly; it is sufficient if the determination of quantity is unambiguous. For example, if somebody places an order for an amount of fodder sufficient to feed one thousand cows a month, then the quantity is implicitly determined. If the offer declares: “We offer such quantity as is worth 5000 Swedish Kroners at the place and time of delivery”, then the quantity becomes definite.

The situation is similar regarding the price. If the purported offer does not mention any price, it can still be determined later. If standardized goods are involved and it was the buyer who singled out the goods from the catalogue of the seller, and the intention to be bound is clear, then it could be concluded that he or she accepted the price charged normally by the seller[6]. When selecting from a catalogue, it might be advisable to make sure whether the catalogue reserves the right to change prices. On the whole in such cases, it is sufficient that the purported offer does, at least indirectly, fix the price. In addition, it is sufficient to

Page 47

...declare, “We will pay the price which exists at the place and time of delivery”, but a price in a market or a stock-exchange could also be mentioned[7]. A further possibility is the establishment of the price by a third person.

In conclusion to these simple comments on the offer or more specifically on the price, the fact should not be concealed that Art. 55 is also concerned with the price. It is by far not easy to reconcile Art. 14 with Art. 55. Herber proposes an alternative: the application of Art. 14 should be excluded under Art. 6, and then the path is open for Art. 55[8]. In that case, however, the provisions concerning the offer will also disappear.

2. Art. 14(2)

Art. 14 (2) deals "with offers addressed to the public, i. e., “public offers” such as leaflets distributed at random in the street or put in mailboxes or advertisements in newspapers offering goods for sale.

Under the Convention such invitations to the public are considered to be not offers but merely invitations to make offers. Thus, the public offer does not come from the person who issued the public offer but rather from the person who accepted it. Honnold[9] gives many reasons for such an arrangement. Heavy risks could arise if public offers distributed in mass could qualify as regular offers instead of modest invitations to make offers. Commercial catalogues are bound to become obsolete; their reproduction takes time, and the goods they advertise may be exhausted due to heavy demand, lack of material and difficulties in production. Prices may fall or the costs may require higher prices. A flood of offers would suffocate these people if they were considered to be offerors. Under such circumstances, the person who would in fact issue public offers could be financially eliminated and purchasers might have a windfall or could earn an excessive compensation for breach of contract. On the other hand, if the offeror is regarded as somebody who merely invites offers, this could counterbalance the unwanted consequences at least to some extent.

The last phrase of Art. 14 (2) is an exception to the main rule. Despite the fact that the public offer is not addressed to definite persons, still it can be interpreted as an offer. An invitation in line with the criteria mentioned may qualify as an offer, e. g., “We sell these goods to the person who is first to pay cash”[10].

Footnotes:

A CN. 9, Annex II.YB. VIII p. 92, n° 17.

text ↑

US. UCC 2-204 (2); Starck, Swiss Code des obligations, Article 1, etc.

text ↑

Off. Rec. p. 20, n 3. 247.

text ↑

R. David, Les contrats en droit anglais, Paris 1973, p. 246-247.

text ↑

Von Mehren, The Civil Law System, 2nd ed., p. 914.

text ↑

Off.Rec. p. 21, n° 16.

text ↑

Huber, p. 483.

text ↑

See Off. Rec. p. 26, ad Art. 22, n° 1-6.

text ↑

Honnold, p. 161.

text ↑

Off. Rec. p. 21, n° 5.

text ↑

Gyula Eörsi (Дьюла Эрши), 1922–1992 — венгерский юрист. На Дипломатической конференции в Вене в 1980 году являлся ее Председателем.

Краткая биографическая справка — см. документ L/TR/119.

Комментарий к ст.ст. 14–24 (заключение договора) является транскрипцией доклада на научном коллоквиуме, который состоялся в Лозанне в ноябре 1984 года. Тексты докладов, а также стенограмма их обсуждений были опубликованы отдельной книгой в издательстве Schulthess в 1985 году.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

10. Commentary by Enderlein/Maskow

INERNATIONAL SALES LAW Commentary by
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Fritz Enderlein
Prof. Dr. jur. Dr. sc. oec. Dietrich Maskow
— Oceana Publications, 1992 —


О комментарии и его авторах

Part II
FORMATION OF THE CONTRACT

Introductory remarks

While the 1964 Hague Conventions dealt separately with the formation and the terms of international sales contracts, the CISG integrates both, thus avoiding parallel provisions as well as problems related to the mutual reference with regard to the interpretation of the Conventions (Schlechtriem, 34). As suggested, in particular by Scandinavian States, Parts II and III became independent to a certain extent so that they can be ratified separately (Art. 92).

From among the States that are parties to the CISG, only Denmark, Finland, Norway and Sweden have made use so far of the reservation under Article 92. In the case of a contract between parties from Germany and a Scandinavian State, Part II would be applied by German courts only under the preconditions of Article 1, paragraph 1, letter (b), if German law were applied generally. Article 1, paragraph 1, subpara. (a) would not be taken into account because the Scandinavian States are not parties to the Convention with regard to Part II.

Part II sums up the most important provisions for the formation of a contract. However, other parts as well contain provisions which are relevant for the formation of a contract. This refers, in particular, to Article 4 and Articles 6 to 13. From Article 7, for instance, it can be inferred that in the case of problems related to interpretation, particularly concerning probable gap-filling, domestic law must not be applied immediately.

Part II is structured in such a way that Articles 14 to 17 deal with the offer, Articles 18 to 22 with the acceptance of the offer, Article 23 with the moment of the conclusion of the contract and Article 24 with questions of definition.

The rule underlying the formation of a contract is a compromise between States Parties having different legal traditions. The main controversy referred to the question of whether a contract should be formed with the dispatch or receipt of the statement of acceptance. Here the continental European thinking based on Roman legal traditions has prevailed, in which the receipt of the statement of acceptance is the prerequisite for the formation of a contract. Whereas, the Anglo-American doctrine found its way into the Convention through the general possibility to revoke the offer. [page 81]

Other essential points of discussion referred to the determinability of the price and the relationship between Articles 14 and 55; the formation of a contract outside the traditional scheme of offer and acceptance, and, finally, the inclusion of the general business conditions (battle of forms). As regards the latter questions, no generally acceptable solutions could be found.

The rules under Part II of the CISG are based largely on the Uniform Law on the Formation of Contracts for the International Sale of Goods concerning movable goods (ULF) and, compared to the latter, constitute an improvement with regard to a number of issues. To leave room for other considerations, a comparison with the ULF (c. Rehbinder/Freiburg) will be omitted in this commentary. It will have to be taken into consideration, however, that courts of those countries which were parties to the Hague Conventions will resort to decisions regarding the ULF when it comes to interpreting the CISG insofar as the old rules were retained (see the excellent compilation by Schlechtriem/Magnus).

Obviously, there have been no major practical differences with regard to the formation of a contract for there are not many relevant judgements (Rehbinder/Freiburg, 150). Schlechtriem (Kaufrecht, 46) points to the „noticeable discrepancy between the efforts made by scientists to cope with supposed problems, on the one hand, and questions which, on the other hand, turned out to be relevant for practical purposes because of the number of court decisions that have become necessary.“

The ruling concerning the formation of a contract under Part II of the CISG is aimed at the formation of sales contracts, but it does not specifically relate to sales in its entirety. A large number of existing provisions could also be applied to the formation of other international commercial contracts. Insofar, Part II could form the „core of a unified general contract law“ (c. Hoffmann/Lausanne, 79). Also a study group of UNIDROIT, which deals with the drafting of general contractual rules, used Part II of the CISG as the foundation for their work (c. PICC). [page 82]

Systematized text

A proposal [2] for concluding a contract [3] addressed to one or more specific [4] persons constitutes an offer [1] if it is sufficiently definite and indicates the intention [5] of the offeror to be bound in case [6] of acceptance. A proposal is sufficiently definite [7] if it indicates the goods [8] and expressly or implicitly [11] fixes or makes provision [12] for determining the quantity [9] and the price [10].

A proposal other than one addressed to one or more specific [4] persons is to be considered merely as an invitation to make offers, unless the contrary [13] is clearly indicated by the person making the proposal.

Words and phrases, concepts

definition of an offer

a proposal

for concluding a contract

offers vs. invitations to make offers

indicates the intention of the offeror to be bound

in case of acceptance

minimum content of the offer

 — indicates the goods

 — indicates the quantity

 — indicates the price

expressly or implicitly fixes or makes provision for determining the quantity and the price

fixes or makes provision for determining the quantity and the price

unless the contrary is clearly indicated (impact upon intention to be bound)

Commentary

[definition of an offer]

An offer is defined as a proposal for the conclusion of a contract if it is addressed to one or more specific persons, expresses the intention of the offeror to be bound and contains certain minimum terms. A statement of acceptance can also be an offer if it goes beyond the terms of the offer, differs greatly from that one or is given belatedly (c. Articles 19 and 21). Any successive proposal constitutes an offer. The decisive „offer“ is always the declaration which preceded final acceptance (Eörsi/BB, 136 fol). Here the CISG follows the traditional treatment of the conclusion of a contract which does not fully meet the requirements of today’s world of business, especially when it comes to the conclusion of sales contracts covering major and technically complicated objects.

In many instances the question is raised, therefore, of how to deal with contracts which do not fit into the scheme of offer and acceptance (e.g. see Doralt, 60; examples are given also by Schlechtriem, 34).

[a proposal]

An offer is not defined as a statement but rather as a proposal. Sometimes the dispatch of goods can constitute such a proposal. It may be recalled here that the written form is not mandatory for the conclusion of a sales contract.

[for concluding a contract]

The proposal has to be aimed at concluding a contract, i.e. it should cause the conclusion of a contract merely by accepting it. Inquiries for possible deliveries or proposals for negotiations on a sale do therefore not constitute an offer.

[offers vs. invitations to make offers]

Newspaper advertisements and similar acts of publicity or public tenders do not constitute an offer. Proposals addressed to the public at large are mere invitations to make offers. Even if brochures, catalogues or circulars, for instance to all mechanical engineering companies, are addressed to specific persons, there will mostly be a lack of the intention to be bound (c. page 5). If there is such intention to be bound and if circulars, or catalogues are addressed to specific persons, those acts could constitute an offer, the number of addressees being of no consequence (Eörsi/-Lausanne, 45); also Sono/Dubrovnik,119). [page 83]

[indicates the intention of the offeror to be bound]

A proposal is aimed at concluding a contract only when it expresses the intention of the offeror to be bound. The offer is one of the two statements of will which lead to the conclusion of a contract. Hence the relationship under a contract is a relationship of intention. The intention to be bound is not excluded because of the fact that the contract is to be concluded under a condition. A proposal for the conclusion of a contract does not automatically contain the intention to be bound; it may also be aimed at taking up negotiations on a sale. This could be the case in particular if the proposal at first only contains the category and quantity of the goods (c. page 7). If there is the intention to be bound, lacking provisions could be complemented by jus dispositivum (Sono/Dubrovnik, 120). Some formulations in the offer might cause doubt as to the intention to be bound. In some instances the intention to be bound can be seen from the clarity with which the goods are specified (Eörsi/BB, 140). As far as the intention to be bound is the result of an error, questions of validity are touched upon which do not come under the CISG. Non-binding offers do not contain an intention to be bound.

[in case of acceptance]

It is expressly stipulated here that the intention to be bound must refer to the contract to be concluded. If the offer is not accepted, there will be no binding. The intention to be bound does not refer to the offer itself. (As to the binding nature of the offer, compare Article 15 fol).

[minimum content of the offer]

The minimum content should include the description of the goods as well as the quantity and the price (c. Article 55). The goods can be indicated both individually and as a category. Insufficient and not a category in this sense are collect names, e.g. woodworking machinery. It is not necessary for the offer to indicate the quality, its packaging (Article 35) as well as the place or date of delivery (Articles 31 and 33). If the offer contains relevant information, however, those are to be considered as being material (Article 19, paragraph 3).

The second sentence of paragraph 1 had been particularly disputed both during the preparation and the holding of the Vienna Conference (O.R., 92) because such „minimum terms“ do not suffice in many practical cases, and a relevant proposal is then not definite enough to constitute an offer (c. page 5). One has to proceed, however, on the assumption that the offeror will not express an intention to be bound unless he himself believes that the proposed parts of the contract are sufficient. If, on the contrary, the offeree considers those parts as insufficient, he may add the relevant amendments to his statement (c. Article 19). [page 84]

[ — indicates the goods]

The mere indication of the goods may not always suffice, but rather calls for a certain specification depending on the category of the goods (Eörsi/Lausanne, 46).

[ — indicates the quantity]

The quantity does not have to be determined from the outset. Reference to all the requirements or total output of the goods should be acceptable (O.R., 21). Any quantity may also be offered; the determination can be done through acceptance (Eörsi/Lausanne, 46). The quantity may also be determined by naming the requirements for a certain purpose or the amount of money available for it (Eörsi/BB, 141).

[ — indicates the price]

While the price belongs here to the minimum content of an offer, Article 55 concedes that a contract may also be validly concluded if the price has not been fixed expressly or implicitly and nothing has been agreed that would make provision for its determination.

Thus there is a contradiction between Articles 14 and 55, which has been duly reflected in various sources (Bydlinski/Doralt, 62 fol; Schlechtriem, 37 fol; Rehbinder/Freiburg, 158; Eörsi/BB, 141). Article 55 presupposes the existence of a valid contract which pursuant to Article 14 simply cannot exist. It seems to us that the price problem has been over-emphasized in the discussion because Article 14, in the extreme, permits that nothing be said about the price but that the possibility of determining it is implied.

The determination of the price necessarily includes the currency, whereas agreement on the terms of payment is not necessary (c. Articles 54 and 57 fol).

[explicitly or implicitly fixes or makes provision for determining the quantity and the price]

This rule of implicitly agreeing on the quantity and price was very much disputed at the Vienna Conference (O.R., 275, 292) for many delegations feared a misuse by (economically more powerful) sellers. Whether or not one can proceed on an implicit agreement on quantity and price certainly depends in the first place on the intention of the parties themselves (Article 8, paragraph 1) as well as on the usage of the parties and the established practices in the relevant branches (Article 9).

[fixes or makes provision for determining the quantity and price]

Quantity and price can be fixed later on the basis of objective factors (requirements, output and/or offer of the competition, stock market or market prices). It may, however, also be left to one of the parties (list price) or a third person to fix quantity and price (Schlechtriem/Doralt, 187); Schlechtriem, 37; Eörsi/Lausanne, 47). [page 85]

[unless the contrary is clearly indicated (impact upon intention to be bound)]

The contrary means that the offeror wants to be bound also towards non-specific persons, e.g. in formulating ‚‘as long as stocks last". Commercial practices may be of importance in this respect, too. [page 86]

Содержательную основу данного комментария составил комментарий Конвенции, который был издан на немецком языке в ГДР в 1985 году Институтом зарубежного и сравнительного права Академии государства и права ГДР:

Fritz Enderlein, Dietrich Maskow, Monika Stargardt: Konvention der Vereinten Nationen über Verträge über den internationalen Warenkauf; Konvention über die Verjährung beim internationalen Warenkauf [u.a.]. Kommentar. Berlin: Staatsverlag der Dt. Demokrat. Republik, 1985.

Д-р Фриц Эндерляйн (1929–2018) с 1977 по 1989 год был директором Института зарубежного и сравнительного права Академии государства и права ГДР. Одновременно в 1979–1981 годах он являлся сотрудником Отдела права международной торговли в составе Управления по правовым вопросам Секретариата ООН.

Второе издание комментария на немецком языке было опубликовано уже в заподногерманском издательстве Haufe в 1991 году непосредственно в условиях объединения Германии. Вместо М. Штаргадт соавтором выступил Heinz Strohbach.

Отсутствие имени Моники Штаргардт среди авторов комментария на английском языке и второго издания на немецком объясняется её эмиграцией из ГДР (для первого немецкого издания она подготовилиа комментарий для статей 45–52 и 66–88).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

11. Решения — CISG.info

Для статьи 14 найдено четыре решения.

Смотреть выборку по ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

12. Сборник UNCITRAL

ЮНСИТРАЛ консолидирует судебно-арбитражную практику (в рамках базы данных «Прецедентное право по текстам ЮНСИТРАЛ» — ППТЮ), анализирует ее (в формате Выдержек из дел — ABSTRACTS) и обобщает посредством публикации Сборников по прецедентному праву, касающемуся Венской конвенции 1980 г.:

При составлении Сборника принято использовать инструменты анализа и обобщения судебно-арбитражной практики:

  • Тезаурус по Венской конвенции — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/1;
  • Предметный указатель для текста CISG — док. № A/CN.9/SER.C/INDEX/2/Rev.3;
  • Выдержки из решений судов, связанных с применением текстов ЮНСИТРАЛ (имеют номер A/CN.9/SER.C­/ABSTRACTS/..., где вместо многоточия следует порядковый номер выдержки).

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

13. Иные обзоры практики

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

14. Библиография

  • Акимова И. Р. Практические вопросы составления внешнеторгового договора // Государство и право, № 12. С. 39–46. — 2000 [551] — текст (2,26 Мб).
  • Аладьев И. С. Сравнительный анализ некоторых положений Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров и положений Гражданского (и Торгового) Уложения Германии // Сборник статей о праве Германии. Выпуск № 3 / Германо-Российская ассоциация юристов. С. 106–130. — 2018 [667] — текст (5,70 Мб).
  • Горбачева А. И. Отражение принципа эстоппель в Венской конвенции 1980 года // Сравнительно-правовые аспекты правоотношений гражданского оборота в современном мире: сборник статей / под ред. Е. Е. Фроловой, Е. П. Русаковой. С. 348–356. — 2017 [647] — текст (1,15 Мб).
  • Грекова И. Л. Формуляр в международном гражданском и коммерческом обороте : дис. на соиск. учен. степ. кандидата юрид. наук : специальность 12.00.03 Краснодар. — 2007 [704].
  • Грекова И. Л. Формуляр в международном гражданском и коммерческом обороте : автореф. дис. на соиск. учен. степ. кандидата юрид. наук : специальность 12.00.03 Краснодар. — 2007 [703] — текст (0,90 Мб).
  • Должич А. А. Отдельные вопросы заключения договора купли-продажи товаров по Венской конвенции 1980 // Венская конвенция — 25 лет. Электронный проект. — 2005 [215] — текст (размер файла: нет данных).
  • Катасонова А. А. К вопросу о включении стандартных условий в контракт международной купли-продажи товаров // VOX JURIS. Глас права. С.-Пб. С 93–98. — 2022 [917] — текст (0,59 Мб).
  • Козловская С. В. Проблемы гражданско-правового регулирования сделок, заключаемых в рамках электронного взаимодействия // Опыты цивилистического исследования: Сборник статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. А.М. Ширвиндт, Н.Б. Щербаков. — М. — С. 195–230. — 2018 [613] — текст (0,69 Мб).
  • Коллектив авторов Договор международной купли-продажи (Абросимова Е.А., Коломиец А.И., Костин А.А.) // Международное частное право. Под ред. Лебедева С.Н., Кабатова Е.В. Т. 2: Особенная часть. С. 259–299. — 2015 [834] — текст (0,60 Мб).
  • Комаров А. С. Венская конвенция 1980 г. и Принципы УНИДРУА // Венская конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров: К 10-летию ее применения в России. М. С. 9–13. — 2001 [578] — текст (1,44 Мб).
  • Комаров А. С. О договорах и Венской конвенции // Деловые связи. № 4. С. 34–36. — 1991 [1047] — текст (3,22 Мб).
  • Кот А. Сравнительный анализ норм Венской конвенции и национального законодательства Украины // Материалы III Международных чтений памяти академика Побирченко И.Г. Киев. С. 65–72, на украинском языке. — 2016 [439] — текст (0,77 Мб).
  • Красноярова Н. И. Заключение и изменение внешнеэкономических договоров // Бизнес, менеджмент и право, № 2. С. 139–141. — 2010 [227].
  • Красноярова Н. И. Гармонизация норм Гражданского кодекса РФ о заключении и изменении внешнеэкономических договоров // Современное право, № 10. С. 60–63. — 2010 [275] — текст (0,11 Мб).
  • Лазарев А. А. Существенные условия договора международной купли-продажи товаров : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 М. — 2005 [124] — текст (7,42 Мб).
  • Лазарев А. А. Существенные условия в Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров // Право и экономика, № 8. — 2005 [152].
  • Лазарева Т. П. Обязанность покупателя уплатить цену за товар по договору международной купли-продажи // Юридический мир, № 4. С. 51–57. — 1998 [96] — текст (4,87 Мб).
  • Лазарева Т. П. Цена как условие договора международной купли-продажи // Проблемы международного частного права. Сборник статей. — М. С. 101–119. — 2000 [181].
  • Лебедев С. Н. Вопросы заключения договоров в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров // Материалы семинара по Конвенции об исковой давности и Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. М. — 1983 [216] — текст (размер файла: нет данных).
  • Магдалинская Ю. В. Венская конвенция и договорное право Китая // Журнал правовых и экономических исследований, № 1. С. 62–70. — 2018 [707] — текст (0,69 Мб).
  • Муратова О. В. Преддоговорные отношения в международном коммерческом обороте: от материально-правового к коллизионному регулированию : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.03 М. — 2017 [533] — текст (0,83 Мб).
  • Муратова О. В. Преддоговорные отношения в международном коммерческом обороте: от материально-правового к коллизионному регулированию : автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : специальность 12.00.03 М. — 2017 [534] — текст (0,20 Мб).
  • Мусин В. А. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. и некоторые вопросы международного частного права // Журнал международного частного права, № 1. С. 6–11. — 1993 [350] — текст (0,54 Мб).
  • Организация Объединенных Наций Конвенция Организации Объединенных Наций об использовании электронных сообщений в международных договорах Нью-Йорк. — 2007 [619] — текст (0,71 Мб).
  • Падиряков А. В. Особенности применения статьи 76 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Московский журнал международного права, № 4. С. 127–138. — 2015 [323] — текст (1,10 Мб).
  • Петруша А. А. Правовое регулирование оферты и акцепта в России и США при заключении договора международной купли-продажи товаров // Актуальные проблемы российского права, № 2. С. 293–307. — 2012 [488] — текст (0,38 Мб).
  • Прозванченков А. В. Особенности правового регулирования заключения договора международной купли-продажи товаров // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии, № 3. С. 50–54. — 2012 [178].
  • Ренев И. А. Особенности применения правил ИНКОТЕРМС при регулировании международной купли-продажи товаров // Концепт, т. 11. С. 3736–3740. — 2016 [305].
  • Розенберг М. Г. Практика МКАС при ТПП РФ по вопросам применения Венской конвенции // Международный коммерческий арбитраж, № 3. С. 15–20. — 2006 [453] — текст (0,86 Мб).
  • Розенберг М. Г. Некоторые вопросы заключения договоров согласно Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности. С. 80–89. — 1991 [831] — текст (2,65 Мб).
  • Семина П. В. Стандартные условия договоров в международном частном праве // Аллея науки, № 7. С. 805–815. — 2018 [691] — текст (0,64 Мб).
  • Слипачук Т. В. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров в практике рассмотрения дел Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Украины // Международный коммерческий арбитраж, № 2. С. 60–72. — 2004 [177] — текст (3,19 Мб).
  • Телицин В. М. Применение во внешней торговле России Конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи // Вестн. Рос. ун-та дружбы народов. Сер.: юрид. науки. — М., 1997. — № 2. — С. 91–101. — 1997 [95] — текст (1,07 Мб).
  • Угрин Т. С. Особенности регулирования оферты в договоре международной купли-продажи товаров // Вестник Московского университета МВД России, № 8. С. 64–68. — 2012 [248].
  • Федотов В. А. Экспортный договор купли-продажи: правовые аспекты заключения // Известия Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины, № 5. С. 124–130. — 2015 [313] — текст (0,20 Мб).
  • Шипова А. В. Предмет договора как один из элементов надлежащего исполнения внешнеторгового обязательства // Российский юридический журнал,  № 3. С. 123–130. — 2006 [499] — текст (4,89 Мб).

Расширенная библиография находится по этой ссылке.

содержание   текст | проекты | Cекретариат | руководство 2021 |комментарий CISG.info | ЮрЛит | Schlechtriem | Eörsi | Enderlein-Maskow | решения | библиография | поиск

15. Поиск по тексту Конвенции

Для поиска по тексту Конвенции укажите ключевое слово:

В качестве подсказок отобраны все существительные, глаголы и прилагательные в их начальной форме. Можно использовать также глоссарий или выборку статей.

Содержание
Статья 14
(Оферта)
ENG | GER | RUS | TRK | UKR

Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения.

Предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение.

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2024, политика конфедициальности