международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Остановить агрессию — важно!
Навигация
главная
текст
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
– практика →
библиография
контракт
МЧП
принципы УНИДРУА
латынь
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
поиск
выборка
глоссарий
частотность
+ статистика
цитирование
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 44 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 97

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
добросовестность
извещение
Инкотермс 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
оферта
письменная форма
принципы
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

CISG.info 173 —
текст решения

Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ

По материалам решения от 04.03.2019, № М-121/2018

В этих абзацах упоминается Венская конвенция
(всего в тексте — 11 раз).

Клик по стрелке — переход к следующему фрагменту.

Адрес для цитирования: CISG.info/id/173 [копировать].

В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) поступило исковое заявление Общества с ограниченной ответственностью (далее — Покупатель), имеющего местонахождение на территории России, к Компании (далее — Продавец), имеющей местонахождение на территории Чехии, о взыскании долга.

Из искового заявления следует, что между Покупателем и Продавцом был заключен Контракт (далее — Контракт), по условиям которого (в редакции дополнительного соглашения) Продавец обязался поставить в адрес Покупателя оборудование.

В соответствии с пунктом Контракта Покупатель уплатил Продавцу авансовый платеж.

Как следует далее из искового заявления перед истечением срока изготовления оборудования согласно письму Покупатель запросил сведения о статусе исполнения Контракта и степени готовности оборудования.

Покупатель получил от Продавца по электронной почте упаковочные листы, из которых следовало, что Продавец был готов осуществить поставку оборудования, а также дополнительные принадлежности к нему. Описанный комплект оборудования, по мнению Покупателя, соответствует 50 % от общего количества оборудования, подлежащего поставке в соответствии с Контрактом.

Покупатель письмом указал Продавцу на неполный комплект оборудования, подготовленного к отгрузке по Контракту, и потребовал устранить выявленное несоответствие.

Покупатель получил письмо от Продавца, в котором сообщалось о готовности изготовить аналогичный блок, на произведенную часть оборудования было предложено уменьшить цену.

Покупатель не согласился с предложением Продавца и направил уведомление о расторжении Контракта в одностороннем порядке на основании статей 398, 451, 455, 463, 466, 480, 520, 524 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Также в указанном уведомлении Покупателем было заявлено требование о возврате суммы авансового платежа с момента получения требования. Согласно накладной Продавец получил уведомление о расторжении Контракта с требованием о возврате авансового платежа.

До момента подачи искового заявления в МКАС требование Покупателя о возврате аванса Продавцом не исполнено.

В исковом заявлении Покупатель обратил внимание на то, что оборудование, являющееся предметом поставки по Контракту, предназначалось для дальнейшей поставки конечному Заказчику по договору поставки материально-технических ресурсов, о чем отдельно указано в пункте Контракта. Однако в связи с длительным процессом изготовления оборудования между Покупателем и Заказчиком было заключено дополнительное соглашение о расторжении договора поставки материально-технических ресурсов.

Покупатель пояснил, что в этой связи он утратил интерес к получению оборудования, предусмотренного Контрактом, изготовленного Поставщиком с нарушением срока.

По мнению Покупателя, с учетом того, что Контракт расторгнут в одностороннем порядке, у Продавца отсутствуют дальнейшие законные либо договорные основания для удержания денежных средств, перечисленных ему в качестве аванса (имеет место неправомерное удержание денежных средств).

По этой причине на основании пунктов Контракта, предусматривающих рассмотрение споров, вытекающих из Контракта в МКАС, Покупатель обратился в МКАС с исковым заявлением о взыскании с Продавца аванса, ссылаясь на пункты Контракта, статьи 405, 450, 455, 463, 479, 480, 523, 1102 ГК РФ.

МОТИВЫ РЕШЕНИЯ

Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей сторон, коллегия арбитров пришла к следующим выводам.

1. Пунктом Контракта установлено место проведения арбитража — г. Москва, Российская Федерация. Таким образом, поскольку место арбитража по настоящему делу находится на территории Российской Федерации, то к процедурным вопросам арбитражного разбирательства, а также к определению компетенции МКАС по рассмотрению настоящего спора подлежит применению Закон Российской Федерации от 07.07.1993 № 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон о МКА).

Согласно п. 3 Положения о МКАС (Приложение I к Закону о МКА) споры разрешаются в Международном коммерческом арбитражном суде в соответствии с его применимым арбитражным регламентом (правилами) или отдельными регламентами (правилами). При этом Международный коммерческий арбитражный суд администрирует арбитраж, в то время как непосредственное разрешение спора относится к компетенции арбитра или состава арбитража, назначенного в соответствии с применимым арбитражным регламентом.

На основании изложенного разрешение настоящего спора осуществляется коллегией арбитров, а МКАС как постоянно действующее арбитражное учреждение спор администрирует.

Компетенция МКАС по рассмотрению данного спора вытекает из арбитражной оговорки, изложенной в пункте Контракта, согласно которому: «Любой спор, разногласие или претензия, вытекающая из настоящего контракта или в связи с ним, в том числе касающиеся его нарушения, прекращения или недействительности, будут окончательно разрешаться путем передачи спора в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (г. Москва)».

Коллегия арбитров полагает, что стороны определили место и арбитражный институт (МКАС), администрирующий спор, вытекающий из Контракта, а также установили, что решение такого суда будет окончательным. Поэтому положение о еще одном окончательном решении неприменимо.

Стороны компетенцию коллегии арбитров МКАС по разрешению настоящего спора не оспаривали.

При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. 7 Закона о МКА, п. п. 1, 2 и 3 § 1 Правил арбитража, а также п. 7.2 Контракта, коллегия арбитров признала себя компетентной рассматривать данный спор.

2. Обращаясь к вопросу о применимом праве при разрешении данного спора, коллегия арбитров исходит из положений п. 1 ст. 28 Закона о МКА и п. 1 § 23 Правил арбитража, согласно которым спор должен разрешаться на основе применимых норм материального права, определенного соглашением сторон.

Коллегия арбитров констатирует, что в пункте Контракта стороны согласовали в качестве применимого материальное право Российской Федерации (либо Чешской Республики). При этом в обоснование своих требований, изложенных в процессуальных документах, Покупатель и Продавец ссылались на нормы ГК РФ.

Коллегия арбитров констатирует, что коммерческое предприятие Покупателя зарегистрировано в России, а коммерческое предприятие Продавца — в Чехии. Россия и Чехия являются странами — участницами Конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» (Вена, 1980) (Венская конвенция), которая применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, когда эти государства являются договаривающимися государствами (пп. «a» п. 1 ст. 1Ст. 1. Сфера применения. Венской конвенции).

С учетом того, что Покупатель и Продавец по Контракту имеют местонахождение на территории разных государств, а также принимая во внимание предмет заключенного сторонами Контракта, коллегия арбитров приходит к выводу, что Контракт может быть квалифицирован как договор международной купли-продажи товаров.

Учитывая, что спор между сторонами возник из договора международной купли-продажи товаров, руководствуясь ст. 28 Закона о МКА, § 23 Правил арбитража, пп. a) п. 1 ст. 1, п. 2 ст. 7Ст. 7. Толкование Конвенции. Венской конвенции, коллегия арбитров пришла к выводу о том, что настоящий спор подлежит разрешению в соответствии с нормами Венской конвенции. К вопросам, прямо не урегулированным нормами Венской конвенции, субсидиарно подлежат применению материальные нормы права Российской Федерации. При этом в силу п. 3 ст. 28 Закона о МКА и п. 3 § 23 Правил арбитража во всех случаях решение принимается в соответствии с условиями договора и с учетом применимых обычаев.

3. При разрешении спора по существу коллегия арбитров руководствовалась п. 1 § 29 Правил арбитража, согласно которому каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований или возражений.

Коллегия арбитров установила следующее.

Между Покупателем и Продавцом был заключен Контракт, по условиям которого Продавец продает и поставляет, а Покупатель покупает и принимает оборудование в соответствии с ценами, количеством и техническими параметрами, указанными в Приложениях № 1, 2, являющихся неотъемлемой частью Контракта.

Как следует из переписки сторон, представленной в материалах дела, и их устных объяснений в ходе устного слушания, к сроку поставки Продавец был готов передать Покупателю одно оборудование.

Коллегия арбитров констатирует, что Контракт не содержит положений, предусматривающих односторонний отказ от Контракта. Однако обе стороны считают Контракт расторгнутым на основании уведомлений Покупателя.

3.1. При рассмотрении искового требования Покупателя о взыскании с Продавца перечисленного аванса коллегия арбитров принимает во внимание следующее.

Статьей 30Ст. 30. Общие положения в отношении обязательств продавца. Венской конвенции установлено, что Продавец обязан поставить товар, передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и настоящей Конвенции.

Дополнительным соглашением к Контракту стороны согласовали поставку оборудования.

Из письма Компании в адрес Общества с ограниченной ответственностью следует, что Продавец был намерен поставить только одно оборудование, считая, что стороны согласовали поставку одного оборудования, а не двух.

Коллегия арбитров пришла к выводу, что такая позиция Компании не является обоснованной и прямо противоречит условиям Контракта, следовательно, Продавец нарушил обязательство о поставке в срок оборудования.

Коллегия арбитров пришла к выводу, что действия Покупателя, направленные на расторжение Контракта, являются правомерными, а условие о количестве оборудования являлось для Покупателя существенным, поскольку данное оборудование в обусловленном количестве подлежало дальнейшей поставке конечному Заказчику.

Пунктом 2 ст. 81Ст. 81. Последствия расторжения договора. Венской конвенции предусмотрено, что при расторжении договора сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено по договору. Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного, они должны сделать это одновременно.

Состав арбитров МКАС установил, что Компания подтверждает получение от Общества с ограниченной ответственностью аванса согласно с тем, что Контракт расторгнут. В этой связи состав арбитров приходит к выводу, что в соответствии с пунктом 2 ст. 81Ст. 81. Последствия расторжения договора. Венской конвенции аванс должен быть возвращен Покупателю.

При таких обстоятельствах, руководствуясь пунктом 2 ст. 81Ст. 81. Последствия расторжения договора. Венской конвенции, коллегия арбитров пришла к выводу о том, что требование Покупателя о взыскании уплаченного ранее аванса является обоснованным и подлежащим удовлетворению.

3.2. При рассмотрении встречного искового заявления Компании к Обществу с ограниченной ответственностью о задолженности коллегия арбитров принимает во внимание следующее.

Как было установлено в ходе разбирательства, позиция Компании заключается в том, что единственной причиной отказа Общества с ограниченной ответственностью от дальнейшего исполнения Контракта явилась потеря интереса к получению оборудования, поскольку договор на дальнейшую поставку данного оборудования, заключенный между Обществом с ограниченной ответственностью и конечным Заказчиком был расторгнут. Таким образом, Компания считает действия Общества с ограниченной ответственностью, направленные на отказ от дальнейшего исполнения Контракта по этой причине, неправомерными и требует взыскать с Общества с ограниченной ответственностью задолженность.

В то же время коллегия арбитров констатирует, что в ходе разбирательства дела было установлено, что Компания нарушила обязательство по поставке оборудования, как это было предусмотрено Контрактом, что является существенным его нарушением.

Коллегия арбитров пришла к такому выводу, руководствуясь в том числе ст. 25Ст. 25. Существенное нарушение. Венской конвенции, согласно которой нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.

По мнению Компании, Общество с ограниченной ответственностью действовало неправомерно, направив уведомление о расторжении Контракта до истечения срока поставки.

В ходе рассмотрения дела коллегия арбитров установила, что у Покупателя имелись причины для одностороннего расторжения Контракта вследствие существенного нарушения Контракта со стороны Продавца, которое стало очевидным еще до даты истечения срока исполнения Контракта Продавцом. В этой связи предупреждение Покупателя о намерении расторгнуть Контракт при неисполнении существенных условий договора Продавцом является правомерным.

У коллегии арбитров также не возникает сомнений в том, что Контракт является заключенным, так как стороны согласовали существенные его условия как в порядке применения положений части II Венской конвенции, так и на основании п. 2 ст. 465 ГК РФ.

При таких обстоятельствах коллегия арбитров приходит к выводу о том, что в результате нарушений условий Контракта Продавцом основания для удовлетворения его требований о взыскании с Общества с ограниченной ответственностью задолженности отсутствуют.

4. Рассматривая заявление Общества с ограниченной ответственностью о взыскании с Компании издержек в связи с разбирательством данного дела в МКАС, коллегия арбитров установила следующее.

Между Продавцом и Покупателем заключено соглашение об оказании юридических услуг и других консультационных услуг, согласно которому третье лицо оказывает услуги по юридическому сопровождению данного дела в МКАС до получения решения. К рассматриваемому заявлению приложено платежное поручение о перечислении Продавцом в пользу третьего лица денежных средств.

В соответствии с § 11 Положения об арбитражных расходах (Приложение № 6 к приказу ТПП РФ от 11.01.2017 № 6) (далее — Положение) сторона может потребовать возложить на другую сторону возмещение разумных издержек, которые она понесла или должна будет понести в связи с разбирательством, в частности, расходов, связанных с защитой своих интересов через юридических представителей. Распределение издержек между сторонами осуществляется с учетом § 8, 12 Положения.

Согласно § 8 Положения если стороны не договорились об ином, сборы возлагаются на сторону, против которой состоялось решение третейского суда.

С учетом сложности и конкретных обстоятельств дела коллегия арбитров считает разумными издержки Общества с ограниченной ответственностью, которые возлагаются на Компанию.

5. Обращаясь к вопросу о распределении регистрационного и арбитражного сборов, коллегия арбитров констатирует, что какие-либо договоренности об их распределении между сторонами отсутствуют.

Сумма регистрационного и арбитражного сборов, установленных по первоначальному исковому заявлению, была уплачена Обществом с ограниченной ответственностью полностью.

Сумма регистрационного и арбитражного сборов, установленных по встречному исковому заявлению, была уплачена Компанией полностью.

В соответствии с п. 1 § 8 Положения если стороны не договорились об ином, сборы возлагаются на сторону, против которой состоялось решение третейского суда.

Поскольку рассмотренное требование по первоначальному исковому заявлению удовлетворено в полном объеме, а в удовлетворении требования по встречному исковому заявлению отказано полностью, коллегия арбитров приходит к выводу, что расходы по уплате регистрационного и арбитражного сборов за рассмотрение первоначального искового заявления и встречного искового заявления возлагаются на Компанию.

6. Коллегия арбитров принимает во внимание, что в связи с разбирательством дела Общество с ограниченной ответственностью понесло дополнительные расходы на участие в разрешении спора арбитра, назначенного Обществом с ограниченной ответственностью, имеющего постоянное местопребывание вне г. Москвы.

В соответствии с п. 6 § 9 Положения распределение дополнительных расходов между сторонами осуществляется с учетом § 8 Положения, то есть если стороны не договорились об ином, то дополнительные расходы возлагаются на сторону, против которой состоялось решение третейского суда.

Поскольку рассмотренное требование по первоначальному исковому заявлению удовлетворено в полном объеме, а в удовлетворении требования по встречному исковому заявлению отказано полностью, коллегия арбитров приходит к выводу, что дополнительные расходы Общества с ограниченной ответственностью возлагаются на Компанию.

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ РЕШЕНИЯ

На основании изложенного и руководствуясь § 36–37 Правил арбитража, коллегия арбитров

РЕШИЛА:

1. Взыскать с Компании, имеющей местонахождение на территории Чехии, в пользу Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории России, аванс, издержки на ведение дела через юридических представителей, дополнительные расходы, а также денежные средства в возмещение расходов на уплату регистрационного и арбитражного сборов.

2. Отказать в удовлетворении встречного искового требования Компании, имеющей местонахождение на территории Чехии, к Обществу с ограниченной ответственностью, имеющему местонахождение на территории России, о взыскании задолженности.

Ранее вы также смотрели...

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2024, политика конфедициальности