международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
Во имя мира и безопасности!
Навигация
главная
текст
скачать
история
вступление в силу
статус
структура
основные положения
комментарий
– судебная практика →
библиография
контракт
МЧП
про Вену
Перейти к статье
Текст Конвенции
о тексте
содержание
полностью
статистика
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена 42 года назад — 11.04.1980 на Конференции в Вене

Вступила в силу: 01.01.1988

Государств участвует: 95

Состоит из: преамбула, 101 статья и заключительные положения

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Венская — заглавная;
конвенция — строчная
Основные понятия
извещение
Инкотермс® 2020
коммерческое предприятие
международная сделка
нефть и газ
обычай
письменная форма
принципы конвенции
проценты
разумный срок
расторжение договора
существенное нарушение
товар
толкование Конвенции
убытки
форс-мажор
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Vienna.CISG.info

Карточка решения

Суд. орган:Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ
Дата решения:31.08.2011
Дело №:252/2010
Продавец:Украина
Покупатель:Российская Федерация
Ст.ст.: 25, 26, 49, 73, 81, 84
Добавлено:04.04.2022 г.

Резюме решения

Настоящее решение также аннотировано в сборнике: Практика МКАС при ТПП РФ: 2004–2016 / Науч. ред. и сост.: А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. — М., 2017. Дело № 65. С. 723. Далее следует текст аннотации:

Публикуемое в настоящем номере журнала решение МКАС при ТПП РФ по делу от 31 августа 2011 г. № 252/2010 примечательно по нескольким причинам. Во-первых, оно представляет собой типичный спор, разрешаемый в МКАС при ТПП РФ, и может использоваться для оценки правовой позиции МКАС при ТПП РФ применительно к вопросам, возникающим в связи с нарушением продавцом своих обязательств по договору поставки. Во-вторых, в решении арбитрами дана оценка целому ряду материальных и процессуальных вопросов, возникших в связи с выдвинутыми представителями ответчика возражениями по делу и представляющих несомненный интерес с точки зрения как теории, так и практики международного коммерческого арбитража.

Так, арбитры высказались в пользу допустимости содержащейся в договоре альтернативной арбитражной оговорки, не приняв доводы стороны ответчика о ее неопределенности и, следовательно, незаключенности. Состав арбитража обратил внимание сторон на тот факт, что предусмотренное в альтернативной оговорке право выбора истцом соответствующего третейского суда не лишает оговорку определенности и, напротив, придает ей такую определенность именно на основании волевого акта истца — выбора им соответствующего суда. При этом альтернативные оговорки можно рассматривать как основанные на институте автономии воли сторон, смысл которого заключается в возможности не только изначально однозначно определять наперед последующие отношения сторон, но и делать такие отношения определимыми на основании тех критериев, которые стороны сами между собой добровольно согласовали, что позволяет достичь большей гибкости в определении механизма разрешения споров. Кроме того, арбитры указали, что кондикционное требование, заявленное истцом, бесспорно входит в предмет арбитражного соглашения, поскольку связано с нарушенным договором и направлено на устранение его нарушения. Не получили поддержки у арбитров и попытки стороны ответчика привлечь к участию в деле третье лицо и свидетеля: арбитраж резонно указал на отсутствие согласия истца на такое процессуальное действие и пропуск срока представления ходатайства в первом случае и отсутствие приемлемого обоснования необходимости свидетельских показаний — во втором.

Установив на основе представленных доказательств факт существенного нарушения договора поставки ответчиком, состав арбитража исходил из того обстоятельства, что сроки поставки (пропуск которых и был указанным нарушением), содержащиеся в договоре поставки, изменялись и конкретизировались в приложениях к данному договору. При этом арбитры не согласились с позицией ответчика о том, что приложения сами по себе сроки поставки не изменяют ввиду того, что лишь основной текст договора связывает стороны. Не принял во внимание состав арбитража и ссылки ответчика на форс-мажорные обстоятельства, которые помешали ему исполнить обязательство в установленный срок, поскольку эти обстоятельства имели место после расторжения договора истцом, а значит, уже после прекращения обязательства по поставке.

Полный текст решения

Настоящее решение также опубликовано в сборнике: Практика МКАС при ТПП РФ: 2004–2016 / Науч. ред. и сост.: А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. — М., 2017. По ссылке далее — анонимизированный текст данного решения в формате PDF.

Постатейные материалы

Указанное решение МКАС при ТПП РФ было принято на основании следующих статей Венской конвенции (по ссылке доступны комментарии и постатейные материалы):

Названия статей носят неофициальный характер.

* — данным символом в названии обозначены статьи, к котором редакцией CISG.info подготовлен расширенный комментарий.

Дополнительно

Обращаем ваше внимание на то, что данный раздел находится в режиме бета-тестирования. Время от времени мы проводим работы по его отладке, редактированию текстов, обустройству навигации и пользовательских функций.

Version 4.4 (2022) ©Internationale Redaktion CISG.info, 1999–2022